Ма­рия Гусь­ко­ва пе­ре­хо­дит с ко­рот­ко­го мет­ра на пол­ный

Izvestia Moscow Edition - - Первая Страница -

Несмот­ря на ми­ни­маль­ное уча­стие в кон­курс­ных про­грам­мах, Рос­сия все-та­ки не оста­лась без на­град — ре­жис­сер МА­РИЯ ГУСЬ­КО­ВА за­ня­ла тре­тье ме­сто в кон­кур­се сту­ден­че­ско­го ко­рот­ко­го мет­ра Cinefondation Канн­ско­го ки­но­фе­сти­ва­ля. Ее 28-ми­нут­ная кар­ти­на «Воз­вра­ще­ние Эр­ки­на» сни­ма­лась в Кир­ги­зии и рас­ска­зы­ва­ет о труд­но­стях адап­та­ции от­си­дев­ше­го в тюрь­ме че­ло­ве­ка к обыч­ной жиз­ни. О сво­их впе­чат­ле­ни­ях от фе­сти­ва­ля и пла­нах на бу­ду­щее ре­жис­сер рас­ска­за­ла кор­ре­спон­ден­ту «Из­ве­стий» Ни­ко­лаю Кор­нац­ко­му. — На­гра­да ста­ла неожи­дан­но­стью? — Ждать — не жда­ли, по­то­му что про­грам­ма Cinefondation бы­ла очень силь­ная и бы­ли филь­мы, ко­то­рым я са­ма на ме­сте жю­ри хо­те­ла бы дать приз (сме­ет­ся). Мы ви­де­ли все дру­гие 17 кар­тин, и все по­нра­ви­лись, пусть и не в рав­ной сте­пе­ни. В глу­бине ду­ши, ко­неч­но, мы хо­те­ли, что­бы фильм был за­ме­чен. — Рас­ска­жи­те, по­че­му де­бют­ный фильм — и на та­кую слож­ную, неоче­вид­ную те­му. На­при­мер, Ва­ле­рий То­до­ров­ский ка­кто ска­зал, что в пер­вый раз луч­ше сни­мать о люб­ви. — Это все очень ин­ди­ви­ду­аль­но. Сни­мать на­до о том, что вол­ну­ет, ина­че про­сто ни­че­го не по­лу­чит­ся. Мне бы­ла важ­на не тюрь­ма са­ма по се­бе, а те­ма про­ще­ния и при­ми­ре­ния — как жить в ми­ре с са­мим со­бой и с дру­ги­ми. — Вы со­вер­ши­ли экс­пе­ди­цию в да­ле­кую и незна­ко­мую стра­ну — не бы­ло чув­ства дис­ком­фор­та? — Глав­ное, как к это­му от­но­сить­ся. Ес­ли из­на­чаль­но на­стра­и­вать­ся, что все бу­дет пло­хо, то ни­че­го хо­ро­ше­го и не мо­жет слу­чить­ся. А ес­ли быть го­то­вым к при­клю­че­ни­ям, но­вым эмо­ци­ям и но­вым лю­дям, то все про­бле­мы пре­одо­ли­мы. Лю­ди там го­сте­при­им­ные и очень от­кры­тые. — Вы де­бю­тант, ваш глав­ный ак­тер Кахра­мон­жон Ма­ма­са­ли­ев — непро­фес­си­о­нал. Как шла ра­бо­та? — У нас в филь­ме во­об­ще нет про­фес­си­о­наль­ных ак­те­ров. И от­но­ше­ния бы­ли за­ме­ча­тель­ные. У мно­гих про­фес­си­о­наль­ных ар­ти­стов бы­ва­ет звезд­ная бо­лезнь —я с этим столк­ну­лась, ко­гда ра­бо­та­ла на несколь­ких про­ек­тах вто­рым ре­жис­се­ром. А непро­фес­си­о­на­лы со­всем не ис­пор­че­ны и боль­ше до­ве­ря­ют ре­жис­се­ру. И в этом смыс­ле ра­бо­тать бы­ло да­же лег­че. — А где вы ра­бо­та­ли вто­рым ре­жис­се­ром? — На несколь­ких те­ле­ви­зи­он­ных про­ек­тах и у сво­их дру­зей и од­но­курс­ни­ков. А до то­го, как по­шла учить­ся на ре­жис­се­ра, ра­бо­та­ла пе­ре­вод­чи­ком и пре­по­да­ва­те­лем швед­ско­го язы­ка. — Как Алек­сей По­по­греб­ский — он то­же на­чи­нал пе­ре­вод­чи­ком. — Что ж, пре­крас­ная ком­па­ния (сме­ет­ся). — По­че­му ре­ши­ли за­нять­ся ки­но? — Ко­гда я изу­ча­ла швед­ский язык на фи­ло­ло­ги­че­ском фа­куль­те­те МГУ, у нас на 5-м кур­се бы­ла куль­тур­но-язы­ко­вая ста­жи­ров­ка в Шве­ции. Там у нас бы­ло мно­го раз­лич­ных дис­ци­плин — в част­но­сти, по за­да­нию пре­по­да­ва­те­ля мы на­пи­са­ли сце­на­рий и сня­ли фильм. Фильм про­су­ще­ство­вал не­дол­го — мы про­сто не смог­ли его со­хра­нить в про­грам­ме. Но мне очень по­нра­вил­ся сам процесс. Я по­ня­ла, что это то, чем я хо­те­ла бы за­ни­мать­ся.

По­том по­сту­пи­ла в ма­стер­скую Ирак­лия Кви­ри­кад­зе и Ан­дрея Доб­ро­воль­ско­го на Выс­ших кур­сах ре­жис­се­ров и сце­на­ри­стов. Там уже сде­ла­ла учеб­ную ра­бо­ту, фильм-ин­тер­вью «Со­сед» — три го­да на­зад его по­ка­зы­ва­ли на фе­сти­ва­ле «Свя­тая Ан­на», а по­том взя­ли в про­грам­му до­ку­мен­таль­но­го ки­но ММКФ. «Воз­вра­ще­ние Эр­ки­на» — моя вы­пуск­ная ра­бо­та. — Вме­сте с на­гра­дой вам по­ла­га­ет­ся пре­мия в ¤7,5 тыс. По­тра­ти­те на но­вый фильм? — О пре­мии ни­че­го по­ка не знаю (сме­ет­ся). Пла­ны на сле­ду­ю­щее ки­но есть, но по­ка еще в за­ро­ды­ше­вом со­сто­я­нии. Их еще необ­хо­ди­мо раз­ра­ба­ты­вать. Мне нра­вит­ся ра­бо­тать, что­бы был въед­ли­вый ре­серч, сбор ма­те­ри­а­лов, и толь­ко по- том — непо­сред­ствен­но на­пи­са­ние сце­на­рия. В жиз­ни про­ис­хо­дят ве­щи, ко­то­рые про­сто невоз­мож­но при­ду­мать. — Вас это­му под­хо­ду учи­ли в ма­стер­ской? — Про­сто мы так ра­бо­та­ли над этим филь­мом. Я на­пи­са­ла один сце­на­рий, но он был из го­ло­вы, нежи­вой и нена­сто­я­щий. А по­сле то­го, как я три ме­ся­ца про­жи­ла в Кир­ги­зии, со­бра­ла мас­су ма­те­ри­а­лов, да и про­сто на­ко­пи­ла эмо­ций, мне бы­ло лег­ко на­пи­сать эту ис­то­рию. На­вер­ное, это наи­бо­лее под­хо­дя­щий мне ме­тод ра­бо­ты. — То, что вы де­ла­е­те, очень на­по­ми­на­ет ра­бо­ты уче­ни­ков шко­лы Ма­ри­ны Раз­беж­ки­ной. Вам близ­ко то, что они де­ла­ют? — Я сей­час как раз за­ни­ма­юсь у Раз­беж­ки­ной (сме­ет­ся). Я ви­де­ла ра­бо­ты ре­бят из этой шко­лы, по­лу­чи­лось мно­го хо­ро­ших ра­бот. Ме­ня это очень удив­ля­ет и ра­ду­ет — лю­ди бе­рут ка­ме­ру и сни­ма­ют ки­но. Мой фильм у Раз­беж­ки­ной по­ка идет тя­же­ло — ви­ди­мо, долж­но прой­ти вре­мя, преж­де чем я при­ду в се­бя по­сле это­го про­ек­та. Сей­час я на­хо­жусь в со­сто­я­нии по­ис­ка — но­вых ге­ро­ев, но­вых ис­то­рий. И спо­соб до­ку­мен­таль­но­го ис­сле­до­ва­ния по­мо­га­ет мне дви­гать­ся даль­ше. — В ва­ших пла­нах — сно­ва ко­рот­кий метр? — Нет, это бу­дет уже пол­но­мет­раж­ное ки­но. Не мо­гу ска­зать, что сто­про­цент­но к это­му го­то­ва, но же­ла­ние уже есть. — Бу­де­те про­дол­жать ра­бо­тать в ав­тор­ском ки­но или по­про­бу­е­те се­бя в ки­но бо­лее ком­мер­че­ском, про­дю­сер­ском? — Без­услов­но, ки­но по­лу­ча­ет­ся ис­крен­ним, ко­гда ты сам раз­ра­ба­ты­ва­ешь идею, сам пи­шешь сце­на­рий — это слож­ный, кро­ва­вый путь, но са­мый эф­фек­тив­ный. Но ес­ли про­дю­се­ры пред­ло­жат мне близ­кий и под­хо­дя­щий сце­на­рий, ко­неч­но, я со­гла­шусь. Пред­ло­же­ния уже есть, и пред­ла­га­ют в прин­ци­пе то, что мне ин­те­рес­но. Сей­час мне необ­хо­ди­мо вер­нуть­ся к од­ной из от­ло­жен­ных тем и долж­ным об­ра­зом ее раз­ра­бо­тать, что­бы мож­но бы­ло пред­мет­но раз­го­ва­ри­вать с про­дю­се­ра­ми или участ­во­вать в пит­чин­гах. — Это бу­дет сно­ва как-то свя­за­но с Кир­ги­зи­ей? — Нет, не ду­маю. Сце­на­рий это­го филь­ма пи­сал­ся под кон­крет­ных лю­дей, жи­ву­щих в Кир­ги­зии. Глав­ный ге­рой, про ко­то­ро­го я хо­те­ла сни­мать фильм, был ро­дом от­ту­да. Его отец дол­жен был вый­ти из мест­ной тюрь­мы, и фи­наль­ную сце­ну их встре­чи я хо­те­ла сни­мать до­ку­мен­таль­но в Кир­ги­зии, по­то­му что по­ни­ма­ла — там мо­жет про­изой­ти что-ни­будь та­кое, че­го я ни­ко­гда не смо­гу при­ду­мать. По­том за­мы­сел по­ме­нял­ся — и фильм о га­стар­бай­те­ре пре­вра­тил­ся в фильм о че­ло­ве­ке, ко­то­рый вы­шел из тюрь­мы и пы­та­ет­ся вер­нуть свою жизнь. — Уже по­нят­но, в ка­ком жан­ре бу­де­те ра­бо­тать даль­ше? Мо­жет быть, ме­ло­дра­ма или ко­ме­дия? — Мне бы очень хо­те­лось снять ко­ме­дию — ка­жет­ся, это са­мый слож­ный жанр. Но по­ка я не со­зре­ла для та­ко­го ки­но. Мне близ­ка сти­ли­сти­ка до­ку­мен­таль­но­го реализма бра­тьев Дар­денн, я это чув­ствую. А до ко­ме­дии по­ка нуж­но еще до­рас­ти (сме­ет­ся). — Уда­лось по­смот­реть ки­но здесь на фе­сти­ва­ле? — Да, несмот­ря на то, что про­грам­ма очень плот­ная и нет вре­ме­ни ни на еду, ни на сон. При­хо­дит­ся бежать с од­но­го по­ка­за сра­зу на дру­гой. Очень по­нра­вил­ся фильм «Зем­ля и тень» ко­лум­бий­ца Се­за­ра Ау­гу­сто Асе­ве­до из «Неде­ли кри­ти­ки». Мне ка­жет­ся, мы с ним на од­ной волне. Я хо­те­ла к нему по­дой­ти и по­зна­ко­мить­ся, но его ока­за­лось невоз­мож­но най­ти!

Еще очень по­нра­вил­ся фильм «Ан» На­о­ми Ка­ва­се из «Осо­бо­го взгля­да» — мы ап­ло­ди­ро­ва­ли ми­нут 15, у ме­ня по­том еще дол­го бо­ле­ли ла­до­ни. Пре­крас­ный фильм мек­си­кан­ский Laselegidas Дэ­ви­да Па­б­ло­са. И ру­мын­ский «Эта­жом ни­же» Ра­ду Мун­тя­ну. Это мой шорт­лист из то­го, что уда­лось по­смот­реть. — Что-ни­будь из ос­нов­но­го кон­кур­са ви­де­ли? — Немно­го, но ни­че­го, к со­жа­ле­нию, не впе­чат­ли­ло. — За­вя­за­ли ка­кие-ни­будь зна­ком­ства? — Да, с мно­же­ством лю­дей. С про­дю­се­ра­ми, ре­жис­се­ра­ми, опе­ра­то­ра­ми. Это уди­ви­тель­но — по­смот­реть фильм, а по­том иметь воз­мож­ность по­об­щать­ся с со­зда­те­ля­ми и об­ме­нять­ся кон­так­та­ми. Здесь нет за­ви­сти или озлоб­лен­ной кон­ку­рен­ции. Все про­сто ра­ды быть ча­стью Канн­ско­го ки­но­фе­сти­ва­ля и та­кой пре­стиж­ной про­грам­мы — хо­дят и бла­го­да­рят друг дру­га за пре­крас­ное ки­но. Для ме­ня фе­сти­валь в первую оче­редь это празд­ник хо­ро­ше­го ки­но, и до сих пор не ве­рит­ся, что мы здесь и нас за­ме­ти­ло жю­ри.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.