Канн­ский фе­сти­валь под­дер­жал идею муль­ти­куль­ту­ра­лиз­ма

При­зо­вой рас­клад это­го го­да стал од­ним из са­мых скан­даль­ных за всю ис­то­рию Канн­ско­го ки­но­фе­сти­ва­ля

Izvestia Moscow Edition - - Первая Страница - Ни­ко­лай Кор­нац­кий

Ны­неш­ний при­зо­вой рас­клад жю­ри во гла­ве с бра­тья­ми Ко­эн — один из са­мых скан­даль­ных за всю ис­то­рию Канн­ско­го ки­но­фе­сти­ва­ля. Глав­ный приз по­лу­чи­ла кар­ти­на, ко­то­рую в иные го­ды, воз­мож­но, не взя­ли бы в конкурс. «Ди­пан» Жа­ка Одиа­ра — со­ци­аль­ный трил­лер о том, как участ­ник граж­дан­ской вой­ны в Шри-Лан­ке пы­та­ет­ся на­чать но­вую жизнь во Фран­ции, но ока­зы­ва­ет­ся втя­нут в раз­бор­ки мест­но­го кри­ми­на­ли­те­та. Лад­но скро­ен­ный трил­лер, ан­ти­во­ен­ная драма, ма­ни­фест муль­ти­куль­ту­ра­лиз­ма, вы­сту­па­ю­щий за пра­ва эми­гран­тов из стран «тре­тье­го ми­ра», — этот фильм при­ят­но упо­ми­нать в раз­го­во­ре в ка­че­стве при­ме­ра со­ци­аль­но от­вет­ствен­но­го ки­но, но в кни­гу по ис­то­рии ки­но шан­сов по­пасть у него ма­ло.

Два ак­тер­ских при­за за­бра­ли фран­цу­зы. Эм­ма­ню­эль Берко раз­де­ли­ла с аме­ри­кан­кой Ру­ни Ма­рой из «Кэрол» зва­ние луч­шей ак­три­сы фе­сти­ва­ля за роль в лю­бов­ной дра­ме «Мой ко­роль», а Вен­сан Линдон из ан­ти­ка­пи­та­ли­сти­че­ской дра­мы «За­кон рын­ка» стал луч­шим ак­те­ром. Гран­при впер­вые от­пра­вил­ся в Вен­грию за «Сы­на Са­у­ла» Лас­ло Не­ме­ша, хо­тя здесь ре­ше­ние ско­рее по­ли­ти­че­ское — ис­то­ри­че­скую кар­ти­ну об ужа­сах Ос­вен­ци­ма нель­зя бы­ло оста­вить без на­град. Ре­жис­сер­ский приз тай­ва­нь­цу Хоу Сяо­ся­ню за от­мен­но кра­си­вый, но ра­ди­каль­ный фильм-уся «Убий­ца» — это и дань вы­со­ко­му ис­кус­ству, и в том чис­ле «ази­ат­ская кво­та». Приз за луч­ший сце­на­рий ушел в Мек­си­ку за «Хро­ни­ку» Майк­ла Фран­ко с Ти­мом Ро­том в ро­ли са­ни­та­ра, по­мо­га­ю­ще­го уй­ти из жиз­ни неиз­ле­чи­мо боль­ным лю­дям.

Как и лю­бое ме­ро­при­я­тие по­доб­но­го уров­ня, Канн­ский фе­сти­валь по­сто­ян­но со­про­вож­да­ет­ся скан­да­ла­ми. Ка­кой бы ни был вер­дикт, недо­воль­ные есть все­гда. Ино­гда вре­мя под­твер­жда­ет ре­ше­ние жю­ри. Так бы­ло с фе­сти­ва­лем 1999 го­да, ко­гда гла­ва су­дей­ской кол­ле­гии Дэ­вид Кро­нен­берг про­игно­ри­ро­вал по­чти всех успеш­ных и мод­ных ре­жис­се­ров, от­дав глав­ную на­гра­ду ни­ко­му неиз­вест­ным бра­тьям Дар­денн за «Ро­зет­ту» — этот шаг сна­ча­ла был встре­чен с воз­му­ще­ни­ем, а позд­нее был на­зван ед­ва ли не эта­лон­ным. Бы­ва­ли слу­чаи, ко­гда про­гно­зы не сбы­ва­ют­ся: в 2003 го­ду жю­ри Пат­ри­са Ше­ро от­да­ло «Зо­ло­тую пальмовую ветвь» «Сло­ну» Га­са Ван Сен­та и оста­ви­ло без на­град «До­гвилль» Лар­са фон Три­е­ра. Но где те­перь «Слон» и где — «До­гвилль»?

Но в этом го­ду скан­дал несколь­ко ино­го ро­да. Каж­дое жю­ри долж­но ру­ко­вод­ство­вать­ся соб­ствен­ным вку­сом. По­нра­ви­лась бра­тьям Ко­эн фран­цуз­ская со­ци­аль­ная драма — их пра­во. Но под­бор ос­нов­ной про­грам­мы — это уже ви­на ди­рек­ции. В этом го­ду конкурс был от­кро­вен­но сла­бый — несколь­ко пре­крас­ных кар­тин про­тив мно­же­ства про­сто бес­по­мощ­ных. При этом из всех 19 кар­тин 5 пред­став­ля­ли Фран­цию (это ес­ли не счи­тать филь­мов с фран­цуз­ски­ми со­про­дю­се­ра­ми), и есть ощу­ще­ние, что при­зы пы- та­лись рас­пре­де­лить в первую оче­редь сре­ди них. В та­ком слу­чае, да — «Ди­пан» Одиа­ра был дей­стви­тель­но са­мым силь­ным фран­цуз­ским участ­ни­ком, но яв­но не во всем кон­кур­се. Пе­чаль­но, что фа­во­ри­ты про­грам­мы — «Го­ры долж­ны ухо­дить» Цзя Чжан­кэ, «Юность» Па­о­ло Сор­рен­ти­но — оста­лись без зна­чи­тель­ных на­град. А ак­тер­ская по­бе­да «Кэрол» Тод­да Хейн­са — приз ско­рее уте­ши­тель­ный.

По-сво­е­му зна­ме­на­тель­ный факт, что са­мы­ми об­суж­да­е­мы­ми филь­ма­ми фе­сти­ва­ля ста­ли вне­кон­курс­ные — на­при­мер, эро­ти­че­ская драма в 3D «Лю­бовь» Гас­па­ра Ноэ или ре­жис­сер­ский де­бют На­та­ли Порт­ман «Сказ­ка о люб­ви и тем­но­те» по кни­ге Амо­са Оза. Но наи­боль­ший ре­зо­нанс вы­зва­ли во­про­сы, ма­ло свя­зан­ные с ки­но. На­при­мер, бук­валь­но на­ка­нуне фе­сти­ва­ля Charlie Hebdo опуб­ли­ко­вал ед­кую ка­ри­ка­ту­ру на Кат­рин Де­нев, и жур­на­ли­сты не по­стес­ня­лись узнать ее мне­ние по это­му по­во­ду пря­мо на крас­ной до­рож­ке. Кро­ме то­го, охран­ни­ки от­ка­зы­ва­лись про­пус­кать на пре­мье­ры жен­щин в туф­лях без каб­лу­ков — яко­бы из со­об­ра­же­ний дресс-ко­да, и этот за­прет немед­лен­но рас­кри­ти­ко­ва­ли гол­ли­вуд­ские звезды.

В этом го­ду ото­шел от дел ле­ген­дар­ный ру­ко­во­ди­тель фе­сти­ва­ля, ар­хи­тек­тор со­вре­мен­но­го ки­не­ма­то­гра­фи­че­ско­го ланд­шаф­та Жиль Жа­коб, усту­пив ме­сто Тьер­ри Фре­мо. Имен­но ему те­перь ре­шать, по ка­ко­му пу­ти пой­дет са­мый пре­стиж­ный в ми­ре ки­но­фо­рум, а в ка­ком-то смыс­ле — и весь ки­но­про­цесс. По­ка вы­бран­ное на­прав­ле­ние не вну­ша­ет боль­ших на­дежд. Лю­бой фе­сти­валь — это все­гда еще и свет­ское ме­ро­при­я­тие. Ре­ше­ние лю­бо­го фе­сти­ва­ля — это слож­ное пе­ре­пле­те­ние со­об­ра­же­ний ис­кус­ства и конъ­юнк­ту­ры. От это­го не уй­ти ни­ку­да, это дан­ность. Од­на­ко ма­гия ки­но — слиш­ком тон­кая ма­те­рия, и без долж­но­го ува­же­ния мо­жет лег­ко сой­ти на нет.

Три­ум­фа­то­ром ста­ло фран­цуз­ское ки­но, укреп­лен­ное эми­гран­та­ми

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.