Спи спо­кой­но, рус­ский сол­дат

Izvestia Moscow Edition - - Мнения - Все­во­лод Не­по­го­дин пи­са­тель

Впро­шлом го­ду 29–30 ав­гу­ста в Ял­те про­хо­ди­ла кон­фе­рен­ция «Рос­сия, Но­во­рос­сия, Укра­и­на: гло­баль­ные про­бле­мы и вы­зо­вы».

Отель «Ял­та-Ин­ту­рист», в ко­то­ром со­сто­я­лось ме­ро­при­я­тие, — ме­сто бур­жу­аз­ное. Ат­мо­сфе­ру во­круг со­зда­ют смех де­виц в би­ки­ни у бас­сей­на, стук мя­чей на тен­нис­ном кор­те и брыз­ги шам­пан­ско­го. И вот в этом цар­стве зон­ти­ков и шез­лон­гов по­яв­ля­ет­ся ком­бриг Моз­го­вой. Двое те­ло­хра­ни­те­лей на го­ло­ву вы­ше него.

Моз­го­вой не об­ра­ща­ет вни­ма­ния на ку­рорт­ни­ков и уве­рен­ной по­ход­кой от­прав­ля­ет­ся в сто­ло­вую. Один из те­ло­хра­ни­те­лей за­мет­но хро­ма­ет — ско­рее все­го это ре­зуль­тат ра­не­ния. Все трое об­ла­че­ны в оди­на­ко­вую ка­му­фли­ро­ван­ную фор­му.

При ви­де про­хо­дя­ще­го ми­мо Моз­го­во­го болт­ли­вая пи­шу­щая бра­тия умол­ка­ет: все сфо­ку­си­ро­ва­ны на нем. Моз­го­вой ка­жет­ся при­шель­цем с дру­гой пла­не­ты.

Во вре­мя кон­фе­рен­ции бы­ло за­мет­но, что пуб­лич­ные вы­ступ­ле­ния — это не его ко­нек. Каж­дая фра­за да­ва­лась ему с тру­дом. Он вы­дав­ли­вал из се­бя по сло­ву, буд­то от­ры­вая от серд­ца. Ес­ли во вре­мя ре­чей дру­гих спи­ке­ров при­сут­ству­ю­щие поз­во­ля­ли се­бе пе­ре­шеп­ты­вать­ся, то во вре­мя мо­но­ло­га Моз­го­во­го ни­кто не го­во­рил. Сталь­ной ко­ман­дир­ский го­лос с без­апел­ля­ци­он­ны­ми ин­то­на­ци­я­ми был в ди­ко­вин­ку для мяг­ко­те­лой жур­на­лист­ской пуб­ли­ки.

Моз­го­вой не пы­тал­ся по­нра­вить­ся со­брав­шим­ся. В сво­ем спи­че он де­лал упор на том, что Но­во­рос­сия — это тер­ри­то­рия без оли­гар­хов, где боль­ше ни­ко­гда не бу­дут пра­вить Ах­ме­то­вы и Еф­ре­мо­вы. В кон­це ре­чи ко­ман­дир «При­зра­ка» об­ра­тил­ся к при­сут­ству­ю­щим в за­ле муж­чи­нам: «Че­го вы здесь до сих пор си­ди­те? Да­вай­те быст­ро ез­жай­те во­е­вать на фронт за Но­во­рос­сию!»

По­доб­ная пря­мо­та шо­ки­ро­ва­ла ре­пор­тер­ское со­об­ще­ство. Лишь по­сле па­у­зы раз­да­лись сдер­жан­ные ап­ло­дис­мен­ты.

На сле­ду­ю­щее утро все по­сто­яль­цы оте­ля «Ял­та-Ин­ту­рист» бы­ли эва­ку­и­ро­ва­ны по­сле ано­ним­но­го звон­ка о за­ло­жен­ной бом­бе. Со­труд­ни­ки ФСБ с ов­чар­ка­ми про­че­сы­ва­ли все эта­жи в по­ис­ках взрыв­но­го устрой­ства, а у глав­но­го вхо­да в это вре­мя бы­ло стол­по­тво­ре­ние.

Моз­го­вой при­е­хал на огромном черном джи­пе, при­пар­ко­вав­шись в мет­ре от точ­ки, из ко­то­рой я на­блю­дал за про­ис­хо­дя­щим. Он по­ка­зал­ся за­мкну­тым, со­сре­до­то­чен­ным, на­пря­жен­ным, с глу­бин­ной бо­лью в ду­ше. По гла­зам бы­ло вид­но, что сей­час он мыс­лен­но в Ал­чев­ске. Рас­слаб­лен­ная Ял­та бы­ла ему без­раз­лич­на. Он был от ме­ня на рас­сто­я­нии вы­тя­ну­той ру­ки, но я не по­смел при­бли­зить­ся и по­про­сить о сов­мест­ной фо­то­гра­фии: не де­ла­ют сел­фи с пер­со­на­жа­ми из веч­но­сти, уже впи­сав­ши­ми свое имя в ис­то­рию.

Лич­ность Моз­го­во­го за­во­ро­жи­ла не толь­ко ме­ня. Во­круг бы­ло пол­но се­мей­ных пар, раз­бу­жен­ных из-за пакости те­ле­фон­но­го тер­ро­ри­ста. Женщины, ра­зи­нув рты, смот­ре­ли на Моз­го­во­го, по­ни­мая, что пе­ред ни­ми на­сто­я­щий муж­чи­на, а сто­я­щие ря­дом их за­кон­ные су­пру­ги с жал- ким ви­дом ози­ра­лись по сто­ро­нам, осо­зна­вая, что со­вер­шен­но не ко­ти­ру­ют­ся на фоне бо­е­во­го ко­ман­ди­ра.

Си­ла ду­ха вос­хи­ща­ет жен­щин боль­ше, чем ма­те­ри­аль­ное бла­го­по­лу­чие. В ито­ге ни­кто не осме­лил­ся не то что по­дой­ти к Моз­го­во­му, но да­же сфо­то­гра­фи­ро­вать его из­да­ле­ка.

Мне то­гда за­пом­ни­лись но­ме­ра на его джи­пе. Это бы­ли укра­ин­ские но­ме­ра се­рии ВР, толь­ко вме­сто жо­вто-бла­кит­но­го фла­га был крас­но-сине-го­лу­бой флаг Лу­ган­ской на­род­ной рес­пуб­ли­ки. ВР на но­ме­рах зна­чит Вер­хов­ная ра­да: Моз­го­вой экс­про­при­и­ро­вал джип у ко­го-то из на­род­ных де­пу­та­тов. Бы­ло в нем нечто от Ро­би­на Гу­да — за­дор, бес­стра­шие, жаж­да со­ци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти. В этом же черном джи­пе его и рас­стре­ля­ли под Ми­хай­лов­кой.

Но Моз­го­вой — пер­со­наж вне вре­ме­ни. Этим он схож с убитым в ап­ре­ле Оле­сем Бу­зи­ной. Моз­го­вой — это иде­а­лист, убеж­ден­ный сто­рон­ник рус­ско­го ми­ра. Столь неудоб­ный че­ло­век вы­де­лял­ся на фоне бес­прин­цип­ных при­спо­соб­лен­цев, за­по­ло­нив­ших ме­диа­про­стран­ство по обе сто­ро­ны во­ору­жен­но­го про­ти­во­сто­я­ния.

Та­ких, как Моз­го­вой, один на мил­ли­он. К нему тя­ну­лись лю­ди. Они чув­ство­ва­ли, что он ру­ко­вод­ству­ет­ся выс­ши­ми по­буж­де­ни­я­ми и дей­ству­ет ис­хо­дя из об­ще­ствен­ных ин­те­ре­сов, а не ста­ра­ет­ся ра­ди соб­ствен­ной вы­го­ды. Он не за­хо­тел уй­ти в тень, как Стрел­ков и Без­лер, ре­шив до по­след­не­го оста­вать­ся с по­ве­рив­шим ему на­ро­дом.

Пред­во­ди­те­ли на­род­ных вос­ста­ний ред­ко уми­ра­ют сво­ей смер­тью. Моз­го­вой, без­услов­но, знал, на что шел.

Спи спо­кой­но, рус­ский сол­дат.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.