Вла­ди­мир Кузь­мин встре­ча­ет юби­лей пол­ным оп­ти­миз­ма

Izvestia Moscow Edition - - Первая Страница -

В кон­церт­ном за­ле «Из­ве­стия Hall» со­сто­ит­ся юби­лей­ный кон­церт рок-му­зы­кан­та, на­род­но­го ар­ти­ста Рос­сии ВЛА­ДИ­МИ­РА КУЗЬ­МИ­НА — 31 мая му­зы­кан­ту ис­пол­ня­ет­ся 60. Кор­ре­спон­дент «Из­ве­стий» Вик­то­рия Ива­но­ва за­ста­ла му­зы­кан­та меж­ду ре­пе­ти­ци­я­ми и за­да­ла несколь­ко во­про­сов. — Ожи­дать ли пуб­ли­ке ка­ких­то сюр­при­зов по слу­чаю ва­ше­го юби­лея? — В ос­нов­ном на кон­цер­те про­зву­чат уже зна­ко­мые пуб­ли­ке пес­ни — те, ко­то­рые нра­вят­ся и при­но­сят ра­дость лю­дям. Но и сюр­при­зы бу­дут — пять пе­сен из но­во­го аль­бо­ма, ко­то­рые по­ка ни­кто не слы­шал. — Как-то вы ска­за­ли, что по­ряд­ком уста­ли от сво­их пе­сен. — Нет, это неправ­да. У ме­ня их боль­ше трех­сот, я люб­лю их все. — Вас на­зы­ва­ют од­ним из са­мых груст­ных ро­ке­ров Рос­сии. — Да, но это стран­но. По­че­му­то все мои пес­ни, пусть да­же са­мые груст­ные, неиз­мен­но вы­зы­ва­ют у пуб­ли­ки улыб­ку вот уже на про­тя­же­нии 30 лет. Я убеж­да­юсь в этом по­сле каж­до­го кон­цер­та: вы­хо­жу в зал и фо­то­гра­фи­рую зри­те­лей. Улы­ба­ют­ся все! Де­ло в том, что на са­мом де­ле лю­дям осо­бен­но нра­вят­ся имен­но груст­ные пес­ни, каж­дый узна­ет в них се­бя и свою ис­то­рию. Да­же ко­гда по­сле «Ди­на­ми­ка» у нас по­яви­лось мно­же­ство по­сле­до­ва­те­лей, ко­то­рые счи­та­ли обя­за­тель­ным петь о со­ци­аль­но зна­чи­мых те­мах, я по­нял, что лю­ди хо­тят слу­шать пес­ни про лю­бовь. Хо­тя я в этом смыс­ле очень счаст­ли­вый че­ло­век, ме­ня ни­ко­гда не бро­са­ла ни од­на жен­щи­на. — Но при этом вы очень прон­зи­тель­но пи­ше­те о несчаст­ной люб­ви. В чем сек­рет? — Ко­гда Бог по­сы­ла­ет те­бе что­то, ко­гда есть на­сто­я­щие чув­ства, все­гда по­лу­ча­ет­ся хо­ро­шая пес­ня. Про­сто так ни­че­го не да­ет­ся. И ес­ли кто-то ска­жет, что мож­но про­сто так сесть и на­пи­сать пес­ню, — это неправ­да, хо­ро­шая пес­ня обя­за­тель­но долж­на прий­ти «свер­ху». — Вас на­зы­ва­ют и рок-, и по­пму­зы­кан­том од­но­вре­мен­но. Как вы к это­му от­но­си­тесь? — Для ме­ня на­зва­ние не име­ет зна­че­ния. В то вре­мя, ко­гда мы толь­ко на­ча­ли, рок и поп во­все бы­ли од­ним и тем же. Ия в разное вре­мя за­ни­мал­ся и ме­ло­ди­че­ской поп-му­зы­кой, и очень тя­же­лым ро­ком. Сей­час же опре­де­ле­ние сти­лей для ме­ня неваж- но, са­мое глав­ное, что­бы бы­ла му­зы­ка, был текст. Что­бы это тро­га­ло лю­дей и от услы­шан­но­го по те­лу шли му­раш­ки. Вот то­гда — да, это му­зы­ка. — Но, как я по­ни­маю, в со­вре­мен­ном ми­ре та­кой му­зы­ки немно­го? — Я во­об­ще не по­ни­маю боль­шин­ство то­го, что сей­час на­зы­ва­ют му­зы­кой. Я слу­шаю и за­да­юсь во­про­сом — что это за му­зы­ка? Что это за текст? Для ме­ня это всё ка­кая-то сплош­ная же­ва­тель­ная ре­зин­ка. — В на­ше вре­мя вы — один из немно­гих, кто про­дол­жа­ет вы­пус­кать дис­ки. Су­ще­ству­ет мне­ние, что в эру циф­ро­вых тех­но­ло­гий пла­стин­ки по­те­ря­ли смысл. — Это прав­да. Но на­сто­я­щие ме­ло­ма­ны все рав­но по­ку­па­ют дис­ки и ви­нил. То, что в це­лом лю­дям аль­бо­мы боль­ше неин­те­рес­ны, — это, ко­неч­но, боль­шой ре­гресс. Те­перь все ча­ще лю­ди что-то ска­чи­ва­ют из ин­тер­не­та, об­ры­воч­но слу­ша­ют тре­ки, не вни­кая в то, как за­ду­мы­вал­ся аль­бом це­ли­ком. Я счи­таю, что это де­гра­да­ция. Но на­ши по­клон­ни­ки про­дол­жа­ют по­ку­пать аль­бо­мы, так что нам есть для ко­го их пи­сать. Мы ак­тив­но ра­бо­та­ем и не сда­ем­ся. — Ка­ким бу­дет ваш но­вый аль­бом? — Это бу­дет рок-н-ролль­ный диск, про­дол­же­ние се­рии «Ро­кер» — «Ро­кер-3». Он еще не вы­шел, мы толь­ко в про­цес­се ра­бо­ты, и по­ка не­по­нят­но, ко­гда имен­но вый­дет: я уже дав­но ни­че­го не пла­ни­рую, так как обыч­но да­та вы­хо­да аль­бо­ма все рав­но от­ли­ча­ет­ся от пла­ни­ру­е­мой. Как Бог даст. — Рань­ше вы ак­тив­но пи­са­ли пес­ни на за­каз, в том чис­ле для Ал­лы Пу­га­че­вой. — Сей­час я не пи­шу ни для ко­го, толь­ко для се­бя и для лю­дей, ко­то­рые их слу­ша­ют. Мне хва­та­ет то­го, что я де­лаю, и мне это нра­вит­ся. Пи­сать на за­каз — не моя ра­бо­та, для это­го сей­час есть спе­ци­аль­ные лю­ди. Я же пи­шу толь­ко то, что чув­ствую, что жи­вет во мне. Как я мо­гу это ко­му-то от­да­вать? Это бес­по­лез­но, все рав­но ни­кто дру­гой так не пой­мет. — Че­го бы вы по­же­ла­ли в юби­лей? — Что­бы все лю­ди бы­ли счаст­ли­вы, здоровы. Что­бы не бы­ло вой­ны. И что­бы вме­сте со все­ми людь­ми и я был счаст­лив и здо­ров (сме­ет­ся).

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.