Ни­ко­лай Да­вы­ден­ко от­ды­ха­ет от тен­ни­са, вос­пи­ты­вая де­тей

Izvestia Moscow Edition - - Первая Страница -

Про­шел год, как 34-лет­ний НИ­КО­ЛАЙ ДА­ВЫ­ДЕН­КО за­кон­чил спор­тив­ную ка­рье­ру. Быв­шая тре­тья ра­кет­ка ми­ра рас­ска­зал кор­ре­спон­ден­ту «Из­ве­стий» Га­лине Глаз­ко, чем сей­час за­ни­ма­ет­ся, сле­дит ли за тен­нис­ны­ми тур­ни­ра­ми и как пла­ни­ру­ет вос­пи­ты­вать де­тей. — Ни­ко­лай, вы еще как-то свя­за­ны с тен­ни­сом? — Нет, я от­да­лил­ся от него. Уже год, как не иг­раю. — И чем же вы сей­час за­ни­ма­е­тесь? — Сей­час то, чем я за­ни­ма­юсь, — это биз­нес. Я от­крыл свою ком­па­нию. Ос­нов­ное на­прав­ле­ние мо­ей де­я­тель­но­сти — это на­у­ка, ин­но­ва­ции, био­тех­но­ло­гии. Аб­со­лют­но дру­гая сфе­ра, но на дан­ный мо­мент мне это боль­ше нра­вит­ся. Я по­ка вни­каю в весь про­цесс. Ме­ня учат, как этим за­ни­мать­ся и что де­лать. На­би­ра­юсь опы­та. Всё с ну­ля. Ос­нов­ную часть вре­ме­ни про­во­жу на­ко­нец-то в Москве. Со­вер­шен­но но­вое ощу­ще­ние в мо­ей но­вой мос­ков­ской жиз­ни. И я рад сле­дить за всем, что про­ис­хо­дит у нас здесь, в России. — А как же тен­нис? Есть на­деж­да, что мы вас уви­дим тре­не­ром или в лю­би­тель­ских тур­ни­рах? — А тен­нис... Нет, нет и нет. Од­но­знач­но! Я ста­рый стал, об­раз­но го­во­ря, ушел на пен­сию. Как го­во­рит­ся, опы­та я уже на­брал­ся. По­ка не хо­чу воз­вра­щать­ся в спорт. Я от­стра­нил­ся от это­го. В бли­жай­шее вре­мя, точ­но ска­жу, да­же не пла­ни­рую за­ни­мать­ся тре­нер­ской де­я­тель­но­стью. Воз­мож­но, вы уви­ди­те ме­ня в тен­ни­се, но лет так че­рез 150. — То есть но­ча­ми вам тен­нис не снит­ся? — Уже нет. Где-то пер­вые пол­го­да снил­ся, а сей­час уже нет. По­след­ние 3–4 ме­ся­ца я не чув­ствую ни­че­го боль­ше. Спо­кой­но себя ощу­щаю без тен­ни­са. — А за тен­нис­ны­ми тур­ни­ра­ми вы сле­ди­те? — Не по­ве­ри­те, но не сле­жу. Не то что мне неин­те­рес­но. Про­сто по­ка мне скуч­но сле­дить за тур­ни­ра­ми. Те, кто год на­зад иг­рал вме­сте со мной, те же са­мые иг­ро­ки и сей­час иг­ра­ют. И всё то же са­мое про­ис­хо­дит. По­это­му по­ка нет ни­ка­ко­го же­ла­ния сле­дить. — А как вам вы­ступ­ле­ние муж­ской сбор­ной в мат­че про­тив Ис­па­нии на Куб­ке Дэ­ви­са? Раз­ве вы не слы­ша­ли? — Да, я чи­тал, что на­ши обыг­ра­ли ис­пан­цев. Этот матч уже что­то но­вое! Я очень уди­вил­ся — в хо­ро­шем смыс­ле, ко­неч­но. Это дей­стви­тель­но от­лич­ный ре­зуль­тат. Бы­ва­ло да­же нам не уда­ва­лось с ис­пан­ца­ми хо­ро­шо сыг­рать. Но в то вре­мя, ко­гда мы иг­ра­ли, в сбор­ной Ис­па­нии был очень силь­ный со­став: Ра­фа­эль На­даль, Да­вид Фер­рер. Мы ду­ма­ли, шан­сов и те­перь нет. Ре­бя­та при сче­те 0:2 в поль­зу ис­пан­цев мог­ли рас­сла­бить­ся и опу­стить ру­ки, но они со­бра­лись и вы­иг­ра­ли 3:2. Это силь­но! Ре­бя­та мо­лод­цы! — А за Уим­бл­до­ном сле­ди­ли? — Про этот тур­нир точ­но вам ни­че­го не мо­гу ска­зать. Я не смот­рел Уим­бл­дон. Да­же не знаю, что там про­ис­хо­ди­ло. — Чем еще бу­де­те за­ни­мать­ся, кро­ме биз­не­са? — Мои пла­ны по­ка од­ни — это рас­тить де­тей. Сей­час вто­рой ре­бе­нок под­рас­та­ет по­ти­хонь­ку. Сы­ну все­го два с по­ло­ви­ной ме­ся­ца, а стар­шей до­че­ри уже три го­да. — От­да­ди­те ва­ших де­тей в тен­нис или дру­гой вид спор­та? — По­ка не знаю. Посмот­рим. Вре­мя еще есть. Все мы, ро­ди­те­ли, хо­тим, что­бы на­ши де­ти бы­ли са­мые луч­шие, са­мые силь­ные, са­мые здо­ро­вые. А вре­мя уже по­ка­жет, кем они ста­нут в бу­ду­щем. Ес­ли чест­но, то в этом во­про­се я и оп­ти­мист, и пес­си­мист. На­до по­нять, что они са­ми за­хо­тят, к че­му бу­дет тя­нуть их. Я не хо­чу быть па­пой со зна­ме­ни­той фа­ми­ли­ей и тол­кать их в тен­нис, по­то­му что я спортс­мен-тен­ни­сист. За­хо­тят са­ми, пусть идут. Про­тив не бу­ду.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.