Ко­рей­ская при­ма­дон­на Су­ми Чо меч­та­ет о рус­ской опе­ре

При­ма­дон­на Су­ми Чо — о друж­бе меж­ду Рос­си­ей и Юж­ной Ко­ре­ей и пес­нях Иго­ря Кру­то­го

Izvestia Moscow Edition - - Первая Страница -

В Боль­шом за­ле Мос­ков­ской кон­сер­ва­то­рии про­шел кон­церт, при­уро­чен­ный к ме­ро­при­я­тию «По­езд друж­бы Евра­зии» и 25-ле­тию уста­нов­ле­ния дву­сто­рон­них от­но­ше­ний России и Юж­ной Ко­реи. Му­зы­ка от Ми­ха­и­ла Глин­ки до Ли Хын Ре­ля про­зву­ча­ла без офи­ци­аль­ных ре­чей. По­сле кон­цер­та кор­ре­спон­дент «Из­ве­стий» Ан­на Ефа­но­ва за­да­ла при­ма­донне СУ­МИ ЧО несколь­ко во­про­сов. — Что ска­же­те о кон­цер­те? — Он для ме­ня очень от­вет­ствен­ный из-за важ­но­го по­ли­ти­че­ско­го по­во­да. Что ка­са­ет­ся про­грам­мы ве­че­ра, то, ка­жет­ся, все участ­во­ва­ли в ее со­став­ле­нии. Нам за­хо­те­лось со­здать нечто осо­бен­ное на сцене: что­бы вме­сте вы­сту­пи­ли мо­ло­дой пе­вец, из­вест­ный ор­кестр и муд­рый ди­ри­жер из России с обыч­ной ко­рей­ской пе­ви­цей, то есть со мной. — Как был вы­стро­ен ре­пер­ту­ар? — Мы со­зна­тель­но пе­ре­ме­ша­ли рус­ский, ко­рей­ский, ита­льян­ский и фран­цуз­ский репертуары. Пред­ста­ви­ли меж­ду­на­род­ные му­зы­каль­ные тра­ди­ции, а так­же сфо­ку­си­ро­ва­лись на вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях двух стран. Я ду­маю, что в ито­ге хо­ро­шо по­лу­чи­лось.

Нам уда­лось най­ти ба­ланс в му­зы­каль­ном раз­но­об­ра­зии на­ций. Пуб­ли­ка смог­ла услы­шать соль­ные, ан­сам­бле­вые и ор­кест­ро­вые но­ме­ра. Сек­рет удач­ной про­грам­мы в том, что в ней ни­че­го не на­до­еда­ет. А мы по­сле­до­ва­тель­но ис­пол­ни­ли мно­го раз­ной му­зы­ки. Вы ви­де­ли, как пре­крас­но нас при­ни­ма­ла пуб­ли­ка. Уве- ре­на, что ис­пол­ни­те­ли по­лу­чи­ли огром­ное удо­воль­ствие. Мне ра­дост­но и при­ят­но, что нас по­ня­ли, а не толь­ко услы­ша­ли. — В Москве вы вру­чи­ли три де­неж­ных гран­та юным му­зы­кан­там. Как вы оце­ни­ва­е­те по­тен­ци­ал на­шей музыкальной мо­ло­де­жи? — Здесь учит­ся мно­го та­лант­ли­вых де­тей. Так скла­ды­ва­ют­ся об­сто­я­тель­ства, что они ча­сто уез­жа­ют за ру­беж. Это нор­маль­ная прак­ти­ка, посколь­ку она да­ет на­деж­ду на об­мен опы­том и, как след­ствие, бо­лее ча­стое рож­де­ние боль­ших му­зы­кан­тов в ми­ре. Грант — это об­лег­че­ние музыкальной жиз­ни. Нуж­но по­мо­гать дру­гим и учить­ся вза­и­мо­по­мо­щи. Де­лать всё воз­мож­ное, что­бы под­дер­жи­вать друг дру­га изо дня в день. — Что род­нит, на ваш взгляд, ко­рей­ских во­ка­ли­стов с рос­сий­ски­ми? — Теп­ло­та темб­ра, со­бран­ность зву­ча­ния и же­ла­ние спра­вить­ся с труд­но­стя­ми. Ста­вя перед со­бой кон­крет­ные це­ли, во­ка­ли­сты на­ших стран ча­ще дру­гих пре­успе­ва­ют в му­зы­ке. Вы за­ме­ти­ли? Всё по­то­му, что у каж­до­го из них есть меч­та, за ко­то­рой они сле­ду­ют по жиз­ни. За од­ной мечтой сле­ду­ет дру­гая. Во­ка­ли­сты ни­ко­гда не оста­нав­ли­ва­ют­ся в раз­ви­тии. Они все­гда дви­га­ют­ся впе­ред. — У вас бы­ла меч­та спеть на рус­ском язы­ке. — Это не меч­та, а цель. Я долж­на вы­учить рус­ский язык, спеть в рус­ской опе­ре и от­крыть соб­ствен­ную во­каль­ную шко­лу. По­ка не знаю, ко­гда это слу­чит­ся. Но я ра­бо­таю в этом на­прав­ле­нии. Это во­прос вре­ме­ни. — А мо­жет, ва­ша меч­та — еще раз снять­ся в ки­но? — Да­вай­те по­до­ждем со­всем немно­го. «Юность» Па­о­ло Сор­рен­ти­но, где я не­дав­но сыг­ра­ла, вый­дет в про­кат этой осе­нью. Нуж­но бу­дет про­честь от­зы­вы кри­ти­ков, а по­том — ре­шить. Мо­жет быть, по­вто­рять не сто­ит. — Дав­но вам ин­те­рес­на рус­ская му­зы­ка? — Не очень. Из-за враж­деб­но­сти ком­му­низ­ма у нас ее труд­но бы­ло най­ти. Ко­гда от­крыл­ся до­ступ, то ста­ло лег­че. Сей­час я ста­ра­юсь на­вер­сты­вать упу­щен­ное: мно­го чи­таю и слу­шаю му­зы­ку русских ком­по­зи­то­ров, ста­ра­юсь ча­ще бы­вать в русских го­ро­дах. — Рас­ска­зы­ва­ют, что с про­из­ве­де­ни­я­ми Чай­ков­ско­го и Рах­ма­ни­но­ва вас по­зна­ко­мил Дмит­рий Хво­ро­стов­ский. — Не пом­ню, что кон­крет­но он мне по­ка­зы­вал. В России ве­ли­кое мно­же­ство по­тря­са­ю­щих ав­то­ров! С Ди­мой я дру­жу мно­го лет. Я ему до­ве­ряю. Ес­ли он что­то ко­гда-ни­будь рас­ска­зал ко­му­то, так оно и есть, не сто­ит со­мне­вать­ся. — Как Дмит­рий себя чув­ству­ет? — Я зво­ни­ла ему. Он ска­зал, что ле­че­ние идет нор­маль­но. Как ча­сто мы стал­ки­ва­ем­ся с по­тря­се- ни­я­ми в жиз­ни... Ужас­но пе­ре­жи­ваю за него. А ко­гда узна­ла о том, что он се­рьез­но бо­лен, то не на­хо­ди­ла себе ме­ста несколь­ко недель.

Так хо­чет­ся ве­рить, что вра­чи сде­ла­ют всё воз­мож­ное и он ско­ро вер­нет­ся на сце­ну. Ди­ма дол­жен петь в Москве в ок­тяб­ре с Эли­ной Га­ран­чей, на­сколь­ко я знаю. А по­ка мы с ва­ми, весь мир долж­ны ве­рить в его вы­здо­ров­ле­ние, пи­сать SMS, по­сты в Facebook и Twitter. — Прав­да, что имен­но вы уго­во­ри­ли его спеть пес­ни Иго­ря Кру­то­го, стан­це­вав на сто­ле? — Да. Это бы­ла уди­ви­тель­ная ак­ция. Поз­же я слы­ша­ла, как опер- ные пев­цы со­мне­ва­ют­ся в ода­рен­но­сти Иго­ря Кру­то­го. Лич­но я с ра­до­стью бы ис­пол­ня­ла боль­ше его пе­сен, ес­ли бы та­кая воз­мож­ность мне пред­ста­ви­лась. Он чут­кий му­зы­кант и че­ло­век, тон­ко чув­ству­ю­щий дей­стви­тель­ность. — По­еде­те под­дер­жать та­лан­ты на «Но­вой волне»? — В этом го­ду — нет. А в сле­ду­ю­щем — ко­неч­но. Ор­га­ни­за­то­рам и участ­ни­кам при­дет­ся непро­сто. Я слы­ша­ла, что в этом го­ду кон­курс прой­дет в Со­чи, а не в Юр­ма­ле. Уве­ре­на, что Игорь Кру­той спра­вит­ся. Вот уви­ди­те, вы еще бу­де­те вос­хи­щать­ся его ко­ман­дой.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.