Кол­лек­то­ры за­ра­ба­ты­ва­ют вдвое мень­ше, чем до кри­зи­са

Izvestia Moscow Edition - - Первая Страница - Ана­ста­сия Алек­се­ев­ских

В пер­вой по­ло­вине 2014 го­да кол­лек­тор­ским агент­ствам уда­ва­лось взыс­кать с за­ем­щи­ко­в­долж­ни­ков 10% от сум­мы дол­га, в пер­вой по­ло­вине 2015 го­да — уже 5,4%. Та­ким об­ра­зом, ре­зуль­та­тив­ность взыс­ка­ния кол­лек­то­ра­ми необес­пе­чен­ных долгов на­се­ле­ния со­кра­ти­лась по­чти в два ра­за. Об этом «Из­ве­сти­ям» со­об­щи­ли в На­ци­о­наль­ной ас­со­ци­а­ции про­фес­си­о­наль­ных кол­лек­тор­ских агентств (НАПКА), в ко­то­рую вхо­дит 30 ком­па­ний, за­ни­ма­ю­щих 90% рын­ка взыс­ка­ния про­сро­чен­ной задолженности. С 2011 го­да сто­и­мость порт­фе­лей, про­да­ва­е­мых бан­ка­ми взыс­ка­те­лям, упа­ла в 10 раз.

По дан­ным НАПКА, до кри­зи­са из порт­фе­ля объ­е­мом 1 млн руб­лей кол­лек­то­ры взыс­ки­ва­ли 100 тыс. руб­лей за три ме­ся­ца. Сей­час взыс­ка­те­ли при ра­бо­те с ана­ло­гич­ным порт­фе­лем могут рас­счи­ты­вать на воз­врат лишь 54 тыс. за тот же пе­ри­од вре­ме­ни. Це­ны на порт­фе­ли про­да­ва­е­мых бан­ка­ми кол­лек- то­рам долгов так­же сни­жа­ют­ся: в 2011 го­ду по­ка­за­тель был ра­вен 5,2% от объ­е­ма про­да­ва­е­мо­го порт­фе­ля, в 2012-м — 5%, в 2013-м —4%, в 2014-м уже на­блю­да­лось су­ще­ствен­ное па­де­ние по­ка­за­те­ля — до 2,7%, в 2015 го­ду бан­ки про­да­ют свои без­на­деж­ные дол­ги за 0,5–1,5% от но­ми­на­ла.

— Сни­же­ние эф­фек­тив­но­сти взыс­ка­ния роз­нич­ных долгов по­ка нель­зя на­звать ка­та­стро­фич­ным для кол­лек­тор­ско­го рын­ка, — кон­ста­ти­ру­ет пер­вый ви­це-пре­зи­дент НАПКА Александр Мо­ро­зов. — Од­на­ко и для бан­ков, и для по­тре­би­те­лей сни­же­ние со­би­ра­е­мо­сти долгов — тре­вож­ный знак. Де­ше­вых кре­ди­тов и вы­со­ких ста­вок по вкла­дам не бу­дет еще дол­го, а, мо­жет быть, уже ни­ко­гда. Долж­ни­ки ино­гда ис­пы­ты­ва­ют некое зло­рад­ство при мыс­ли о том, что у кол­лек­то­ров воз­ник­ли труд­но­сти, не по­ни­мая, что сво­им по­ве­де­ни­ем вре­дят доб­ро­со­вест­ным за­ем­щи­кам и вклад­чи­кам: пла­тить за непла­тель­щи­ков, по су­ти, при­дет­ся им.

По сло­вам Мо­ро­зо­ва, кол­лек­тор­ские агент­ства по- раз­но­му оце­ни­ва­ют до­лю недоб­ро­со­вест­ных за­ем­щи­ков, ко­то­рые ис­поль­зу­ют раз­лич­ные улов­ки и со­зна­тель­но укло­ня­ют­ся от упла­ты дол­га:

— Ча­ще все­го это 15– 20% от об­ще­го чис­ла долж­ни­ков, с ко­то­ры­ми ра­бо­та­ет агент­ство. Кро­ме то­го, есть за­ем­щи­ки, по­пав­шие в тя­же­лые об­сто­я­тель­ства ско­рее по при­чине кри­зи­са, их око­ло 40– 50%. Они бо­лее ак­тив­ны в по­пыт­ках ре­шить свои фи­нан­со­вые про­бле­мы, ча­ще го­то­вы ис­кать до­пол­ни­тель­ный за­ра­бо­ток и, хоть и с опоз­да­ни­ем, вер­нуть­ся в гра­фик пла­те­жей. И есть те, кто за­гнал себя в так на­зы­ва­е­мое кре­дит­ное раб­ство сво­и­ми ру­ка­ми, со­вер­шая тра­ты не по уров­ню до­хо­дов, — их око­ло 30– 40%, и, как пра­ви­ло, это наи­ме­нее обес­пе­чен­ные и со­ци­аль­но неза­щи­щен­ные граж­дане. Они обыч­но бо­лее инерт­ны и ча­ще склон­ны к от­ка­зу от кон­так­та с кре­ди­то­ром, про­сто пря­чут­ся от про­бле­мы. Эта­кая со­ци­аль­ная ин­фан­тиль­ность. Про­ве­сти здесь гра­ни­цу меж­ду фи­нан­со­вым лег­ко­мыс­ли­ем, негра­мот­но­стью и пря­мым мо­шен­ни­че­ством труд­но.

Пси­хо­ло­ги, опро­шен­ные « Из­ве­сти­я­ми » , го­во­рят, что в кри­зис­ные вре­ме­на в первую оче­редь стра­да­ет пси­хи­че­ское здо­ро­вье лю­дей, и в сво­их фи­нан­со­вых труд­но­стях граж­дане начинают ви­нить всех, кро­ме себя. То­гда кол­лапс про­во­ци­ру- ет их на без­от­вет­ствен­ное от­но­ше­ние к вы­пла­те долгов — зна­ко­мым, предприятиям ЖКХ, бан­кам. В та­кой си­ту­а­ции мно­гие ру­ко­вод­ству­ют­ся ло­ги­кой « мне все рав­но нечем от­да­вать » и не пы­та­ют­ся ни до­го­во­рить­ся об от­сроч­ке дол­га, ни най­ти но­вый ис­точ­ник до­хо­да.

Пре­зи­дент кол­лек­тор­ской ком­па­нии « Секвойя Кре­дит Кон­со­лидейшн » Еле­на До­ку­ча­е­ва под­твер­жда­ет, что в по­след­нее вре­мя кре­а­тив­ные долж­ни­ки ста­ли при­тво­рять­ся « мерт­вы­ми ду­ша­ми » , пы­та­ясь из­бе­жать раз­го­во­ра и вы­пла­ты дол­га по кре­ди­ту.

— С 1 июля 2014 го­да по 1 июля 2015 го­да курс доллара вы­рос на 65%, ев­ро — на 35%; ин­фля­ция по ито­гам июня в го­до­вом вы­ра­же­нии со­став­ля­ла 15,3% при па­де­нии ре­аль­но рас­по­ла­га­е­мых до­хо­дов на­се­ле­ния на 3,5%, — ска­за­ла До­ку­ча­е­ва. — Дол­ги со сро­ком про­сроч­ки 360 дней со­став­ля­ют 93% всех про­сро­чен­ных кре­ди­тов на­се­ле­ния, объ­ем ко­то­рых уже при­бли­зил­ся к 1 трлн руб­лей. На необес­пе­чен­ные кре­ди­ты при­хо­дит­ся 89% долгов в про­да­ва­е­мых кол­лек­то­рам порт­фе­лях. На прак­ти­ке по­ка­за­тель эф­фек­тив­но­сти за­ви­сит от мно­гих фак­то­ров: срок про­сроч­ки, на­ли­чие обес­пе­че­ния, сум­ма дол­га, на­ли­чие у долж­ни­ка дру­гих кре­ди­тов и т. п. Ес­ли че­ло­век идет на кон­такт, кол­лек­то­ры ста­ра­ют­ся пред­ло­жить долж­ни­кам несколь­ко ва­ри­ан­тов ре­ше­ния про­бле­мы — к при­ме­ру, об­ра­тить­ся в банк с прось­бой о про­ще­нии ча­сти пе­ни и штра­фов по кре­ди­ту, ре­струк­ту­ри­за­ции дол­га, раз­ра­бот­ке ин­ди­ви­ду­аль­но­го гра­фи­ка пла­те­жей, в про­тив­ном слу­чае необ­хо­ди­мо пе­ре­хо­дить к су­деб­ной ста­дии взыс­ка­ния.

Гла­ва дви­же­ния ОНФ « За пра­ва за­ем­щи­ков » , зам­пред ко­ми­те­та Го­с­ду­мы по эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ке, ин­но­ва­ци­он­но­му раз­ви­тию и пред­при­ни­ма­тель­ству Вик­тор Кли­мов ука­зал, что, « хо­тя кол­лек­то­ры и се­ту­ют на труд­но­сти, чис­ло агентств осо­бен­но не сни­жа­ет­ся » . По его сло­вам, в те­ку­щей си­ту­а­ции за­ем­щи­ки го­раз­до уяз­ви­мее, чем взыс­ка­те­ли.

— В плане за­ко­но­да­тель­ства нас вол­ну­ет да­же не ре­гу­ли­ро­ва­ние до сих пор не име­ю­ще­го сво­е­го за­ко­на рын­ка взы- ска­ния, а за­щи­та прав по­тре­би­те­лей, — ска­зал Кли­мов. — Че­ло­век дол­жен быть уве­рен, что, ка­кой бы долг у него ни был, ни­кто не смо­жет до­ста­вить ему неприятности, ко­то­рые усу­гу­бят его фи­нан­со­вое положение. На­при­мер, не со­об­щат на ра­бо­ту о его дол­ге и не « по­мо­гут » его уволь­не­нию, что гро­зит по­те­рей до­хо­да.

Впро­чем, по оцен­кам за­щит­ни­ков прав по­тре­би­те­лей, кол­лек­тор­ские агент­ства ста­но­вят­ся ло­яль­нее к долж­ни­кам. Для тех, кто еще при­ме­ня­ет на прак­ти­ке ме­то­ды « утю­га и па­яль­ни­ка » ( за­ни­ма­ют 10% рын­ка взыс­ка­ния про­сроч­ки), ско­ро за­кру­тят гай­ки. Раз­ра­бо­та­ны уже два за­ко­но­про­ек­та о кол­лек­тор­ской де­я­тель­но­сти — от се­на­то­ров и от пра­ви­тель­ства. Ожи­да­ет­ся, что кол­лек­то­рам за­пре­тят со­об­щать ко­му- то, кро­ме долж­ни­ка, ин­фор­ма­цию о задолженности и о взыс­ка­нии, нель­зя бу­дет де­лать эту ин­фор­ма­цию пуб­лич­ной, раз­ме­щая ее, на­при­мер, в ин­тер­не­те или в до­ме долж­ни­ка. Взыс­ка­тель не смо­жет вы­би­вать дол­ги из несо­вер­шен­но­лет­них, недее­спо­соб­ных, пси­хи­че­ски нездо­ро­вых, бу­дет не впра­ве об­ра­щать­ся к долж­ни­ку в ноч­ные ча­сы ( с 22.00 до 8.00 в буд­ни и с 20.00 до 9.00 в выходные и празд­ни­ки), бес­по­ко­ить его бо­лее од­но­го ра­за в сут­ки, бо­лее трех раз в неде­лю и бо­лее де­ся­ти раз в ме­сяц, долж­ник смо­жет до­пол­ни­тель­но огра­ни­чить свое об­ще­ние с кол­лек­то­ром и пр.

Есть те, кто за­гнал себя в так на­зы­ва­е­мое кре­дит­ное раб­ство сво­и­ми ру­ка­ми, со­вер­шая тра­ты не по уров­ню до­хо­дов, —

их око­ло 30–40%

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.