Kupitye koyft zhe koyft zhe papirosn

Izvestia Moscow Edition - - Мнения - Мак­сим Со­ко­лов

Вре­пер­ту­ар се­стер Бэр­ри вхо­ди­ла жа­лост­ли­вая песня — маль­чик-си­ро­та тор­гу­ет на ули­це па­пи­ро­са­ми, умо­ляя про­хо­жих ку­пить его то­вар. Ко­го-то песня мог­ла раз­жа­ло­бить, но не пра­ви­тель­ство РФ, со­хра­нив­шее неумо­ли­мую твер­дость. Прось­ба га­зет­ных ки­ос­ке­ров и про­вин­ци­аль­ных от­де­ле­ний свя­зи, про­сив­ших раз­ре­шить им да­же не ко­ры­сти ра­ди, а про­сто для со­хра­не­ния биз­не­са тор­го­вать не толь­ко га­зе­та­ми, но и сигаретами, встре­ти­ла ре­ши­тель­ное «нет». Охра­на на­се­ле­ния от по­след­ствий вды­ха­ния та­бач­но­го дыма не доз­во­ля­ет ни ма­лей­ших по­слаб­ле­ний.

Прин­ци­пи­аль­ность пра­ви­тель­ства вле­чет за со­бой до­воль­но пе­чаль­ные по­след­ствия для пе­чат­ных СМИ, ко­то­рые по­след­нее вре­мя и так не жи­ру­ют, да­ви­мые ин­тер­не­том. Что­бы что­то вы­ру­чить за га­зе­ту или жур­нал, есть толь­ко два без­уко­риз­нен­ных пу­ти: под­пис­ка и роз­ни­ца. Есть, ко­неч­но, так­же гран­ты, суб­си­дии и про­сто за­нос де­нег в ре­дак­цию, но мы же тут о чест­ных спо­со­бах вы­жи­ва­ния го­во- рим. Тем бо­лее что ко­гда циф­ры как под­пис­ки, так и роз­ни­цы стре­мят­ся к ну­лю, щед­рость гран­то­да­те­лей со­от­вет­ствен­но то­же сни­жа­ет­ся. Что тол­ку суб­си­ди­ро­вать из­да­ние, ко­то­рое ни­кто не про­чтет.

Так что да­вя по­чту и ки­ос­ки, пра­ви­тель­ство тем са­мым да­вит еще и прес­су, ли­шая ее ка­на­лов рас­про­стра­не­ния. Ко­неч­но, мож­но ска­зать, что на­ши ми­ни­стры не на­ни­ма­лись под­дер­жи­вать прес­су да­же и це­ною по­пу­сти­тель­ско­го от­но­ше­ния к де­мо­ну ни­ко­ти­на. Ес­ли по­смот­реть, что пи­шут — пря­мо или про­зрач­ны­ми на­ме­ка­ми — в га­зе­тах о со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ском бло­ке пра­ви­тель­ства, то во­прос о том, хо­чет­ся ли на­шим ми­ни­страм по­ла­гать жи­вот за сво­бод­ную прес­су, сни­ма­ет­ся ав­то­ма­ти­че­ски. Со­вер­шен­но не хо­чет­ся.

С дру­гой сто­ро­ны — бу­дем уж чест­ны­ми — жур­на­ли­сты не от­но­сят­ся к са­мым обез­до­лен­ным со­ци­аль­ным груп­пам. Жизнь тех же ки­ос­ке­ров или поч­та­рей по­тя­же­лее бу­дет. Тем бо­лее что и ни­ка­ко­го со­зна­тель­но­го за­го­во­ра про­тив прес­сы нет. Пра­ви­тель­ство да­вит всех — и прес­су то­же. Во­прос в дру­гом.

Вос­пе­тая сест­ра­ми Бэр­ри тор­гов­ля па­пи­ро­са­ми — это еще и ка­кое-то ре­ше­ние со­ци­аль­ных во­про­сов. Не иде­аль­ное, ра­зу­ме­ет­ся, но мно­го ли у нас ре­ше­ний идеальных?

По­сле Пер­вой ми­ро­вой вой­ны по­беж­ден­ная и об­ни­щав­шая Гер­ма­ния столк­ну­лась с необ­хо­ди­мо­стью что-то де­лать с ин­ва­ли­да­ми вой­ны, ко­то­рых бы­ло очень мно­го. Каз­на бы­ла пу­ста. Ска­зать: «По­ды­хай­те, я вас в Вер­ден и на Мар­ну не по­сы­лал» со­весть не поз­во­ля­ла. Ре­ше­ние бы­ло най­де­но и за­клю­ча­лось в том, что ин­ва­ли­дам вы­да­ва­ли па­тен­ты на тор­гов­лю па­пи­ро­са­ми. Всё ка­кое­то сред­ство к су­ще­ство­ва­нию. Так люд­ские по­ро­ки бы­ли об­ра­ще­ны во бла­го.

Сей­час мел­ко­роз­нич­ная тор­гов­ля и общепит за­ды­ха­ют­ся и уми­ра­ют — в по­ряд­ке экс­пе­ри­мен­та про­ин­спек­ти­руй­те хо­тя бы ко­фей­ни в окру­ге, сколь­ко бы­ло пуб­ли­ки и сколь­ко ста­ло. Кри­зис сам по себе тя­жел, но, что­бы служба со­всем ме­дом не ка­за­лась, ло­тош­ни­кам и ла­реч­ни­кам за­пре­ти­ли тор­го­вать па­пи­ро­са­ми, а ка­бат­чи­кам — до­пус­кать ку­ре­ние. Сдох­ни­те от от­сут­ствия пуб­ли­ки — и лад­но, воз­дух чи­ще бу­дет. Опыт же вей­мар­ской Гер­ма­нии, оче­вид­но, слиш­ком без­нрав­стве­нен для на­ше­го пра­ви­тель­ства.

В смыс­ле пра­ви­тель­ствен­ной борьбы за нрав­ствен­ность во­об­ще тут ин­те­ре­сен так­же и опыт США. Эй­фо­рия от про­ры­ва в выс­шую ли­гу ми­ро­вой по­ли­ти­ки, ка­ко­вой про­рыв со­сто­ял­ся по­сле Пер­вой ми­ро­вой вой­ны, сра­зу по­бу­ди­ла аме­ри­кан­цев к де­ла­нию глу­по­стей, и од­ной из са­мых вы­да­ю­щих­ся глу­по­стей бы­ла всту­пив­шая в си­лу в 1920 го­ду 18-я по­прав­ка к Кон­сти­ту­ции США, бо­лее из­вест­ная как су­хой за­кон. От­ме­не­на 18-я по­прав­ка бы­ла 21-й по­прав­кой в 1933 го­ду в рам­ках «но­во­го кур­са» Ф.Д. Ру­звель­та.

Де­ло не в том, что Ру­звельт был скло­нен к ви­но­пи­тию — ис­то­рия ни­че­го та­ко­го не зна­ет, а в том, что на­ка­нуне сво­е­го из­бра­ния в пре­зи­ден­ты он по­ин­те­ре­со­вал­ся у сво­е­го дру­га­од­но­ко­рыт­ни­ка, вла­дель­ца круп­ной же­лез­но­до­рож­ной ком­па­нии, что во­об­ще го­во­рят в на­ро­де. Друг от­ве­чал: «Мне жаль, Фр­энк, но в на­ро­де го­во­рят о ре­во­лю­ции». От­ме­на су­хо­го за­ко­на бы­ла про­яв­ле­ни­ем убеж­ден­но­сти в том, что мож­но за­ни­мать­ся борь­бой за нрав­ствен­ность в жир­ные го­ды, но про­дол­же­ние этой борьбы в го­ды кри­зи­са — са­мо­убий­ствен­но.

В го­ды кри­зи­са не за­ни­ма­ют­ся ре­а­ли­за­ци­ей на­чаль­ствен­ных фан­та­зий на­счет ви­на ли, та­ба­ка ли, а рав­но дру­гих из­ли­шеств нехо­ро­ших, а за­ни­ма­ют­ся вы­жи­ва­ни­ем все­ми до­ступ­ны­ми спо­со­ба­ми. Или по край­ней ме­ре не ме­ша­ют вы­жи­вать ло­точ­ни­кам и ла­реч­ни­кам.

В том чис­ле — о стыд, о ужас на­ших дней! — да­же доз­во­ляя им тор­го­вать па­пи­ро­са­ми.

Киос­ке­рам могут по­мочь толь­ко неот­лож­ные ме­ры

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.