До­ро­га жиз­ни

Док­тор Ли­за при­вез­ла в Моск­ву на ле­че­ние тя­же­ло­боль­ных де­тей из Дон­бас­са

Izvestia Moscow Edition - - Россия-новости - Алек­сандра Крас­но­го­род­ская фото ав­то­ра

Гла­ва бла­го­тво­ри­тель­но­го фон­да « Спра­вед­ли­вая по­мощь » Ели­за­ве­та Глин­ка, из­вест­ная как Док­тор Ли­за, при­вез­ла в Мос кву для ле­че­ния 16 тя­же­ло­боль­ных де­тей из До­нец­кой об­лас ти, млад­ше­му из де­тей во­семь ме­ся­цев. На про­тя­же­нии все­го пу­ти Док­то­ра Ли­зу со­про­вож­дал кор­ре­спон­дент « Из­ве­стий » .

Утрен­ний рейс из сто­лич­но­го Ше­ре­ме­тье­во в Ро­стов. Ели­за­ве­та Глин­ка вме­сте с по­мощ­ни­ком Ни­ко­ла­ем Бе­ля­ко­вым от­прав­ля­ет­ся в оче­ред­ной гу­ма­ни­тар­ный тур — им пред­сто­ит эва­ку­и­ро­вать больных и ра­не­ных де­тей Дон­бас­са в Моск­ву.

Едут не с пу­сты­ми ру­ка­ми. В ба­га­же ко­роб­ки с ред­ки­ми ле­кар­ства­ми.

Не об­хо­дит­ся без при­клю­че­ний. Со­труд­ни­ки аэро­пор­та от­ка­зы­ва­ют­ся про­пус­кать йо­до­со­дер­жа­щие рас­тво­ры. Пе­ре­го­во­ры, объ­яс­не­ния — в ито­ге багаж при­ни­ма­ют.

В Ро­сто­ве нас встре­ча­ет « Опель » с укра­ин­ски­ми но­ме­ра­ми.

— Нам глав­ное — ту ко­роб­ку для Гор­лов­ки взять. Ко­ля, а где па­кет с ле­кар­ства­ми для маль­чи­ка из Ма­ке­ев­ки? — Док­тор Ли­за сле­дит за по­груз­кой.

Ме­сто в ба­гаж­ни­ке за­кан­чи­ва­ет­ся, и остав­ши­е­ся ко­роб­ки пас­са­жи­ры бе­рут на ру­ки, ста­вят в но­ги.

Гра­ни­ца по­за­ди. И сра­зу слыш­ны при­глу­шен­ные хлоп­ки, на­по­ми­на­ю­щие са­лют.

— Сно­ва стре­ля­ют, — рав­но­душ­но за­ме­ча­ет во­ди­тель Алек­сей.

До­ро­га от гра­ни­цы до До­нец­ка из­ры­та во­рон­ка­ми, на по­лях, вдоль по­са­док бе­ло- крас­ная лен­та — тер­ри­то­рия за­ми­ни­ро­ва­на.

Центр До­нец­ка. О том, что ря­дом недав­но шла вой­на, на­по­ми­на­ют за­кле­ен­ные скот­чем крест-на­крест ок­на и блок­по­сты, ого­ро­жен­ные меш­ка­ми с пес­ком.

В го­сти­ни­це Док­тор Ли­за, ее по­мощ­ник и пред­ста­ви­тель фон­да « Спра­вед­ли­вая по­мощь » , быв­ший ми­нистр здра­во­охра­не­ния ДНР Ан­дрей Пруц­ких сор­ти­ру­ют ле­кар­ства, со­став­ля­ют марш­рут до­став­ки. На сто­ле 34 би­ле­та до Моск­вы. По ним ма­лень­кие жи­те­ли Дон­бас­са в со­про­вож­де­нии ро­ди­те­лей по­едут в Рос­сию ле­чить­ся.

Все за­яв­ки о по­мо­щи от жи­те­лей Дон­бас­са со­би­ра­ет Ан­дрей Пруц­ких. Даль­ше — изу­че­ние ис­то­рии бо­лез­ни, кон­суль­та­ции с ме­ди­ка­ми. В Моск­ву от­прав­ля­ют тех, ко­му нуж­на экстренная по­мощь рос­сий­ских спе­ци­а­ли­стов.

В Мин­здра­ве Рос­сии Ели­за­ве­та Пет­ров­на по­лу­ча­ет на­прав­ле­ния на каж­до­го ре­бен­ка в кон­крет­ную боль­ни­цу.

— По­рой зво­нят не толь­ко по де­тям. Вот се­го­дня по­зво­ни­ли, го­во­рят — у нас лам­пы в опе­ра­ци­он­ной пе­ре­го­ре­ли, — рас­ска­зы­ва­ет Пруц­ких. — Или пи­шут про де­воч­ку, ко­то­рая жи­вет в под­ва­ле до­ма в Лу­ган­ской об­ла­сти, но ни ад­ре­са, ни ди­а­гно­за нет. Как ис­кать?

Док­тор Ли­за вы­ез­жа­ет в до­мин­тер­нат для де­тей- ин­ва­ли­дов. От­ту­да при­шла заявка на двух маль­чи­ков с ди­а­гно­зом « дет­ский це­ре­браль­ный па­ра­лич » .

В кро­ват­ке трех­лет­ний Илья, хо­дить ре­бе­нок не мо­жет. Вра- чи го­во­рят, что нуж­на сроч­ная те­ра­пия, по­ка еще есть воз­мож­ность по­ста­вить его на но­ги. Ро­ди­те­ли у маль­чи­ка — ин­ва­ли­ды дет­ства, де­нег на плат­ное вос­ста­нов­ле­ние у них нет. Док­тор Ли­за изу­ча­ет ис­то­рию бо­лез­ни Ильи. Ско­рее все­го маль­чик по­па­дет в од­ну из бли­жай­ших эва­ку­а­ций.

Утром в день отъ­ез­да со всей Но­во­рос­сии в го­род­скую дет­скую боль­ни­цу До­нец­ка съе­ха­лись те, ко­го Док­тор Ли­за возь­мет с со­бой в Моск­ву. Каж­до­го ре­бен­ка со­про­вож­да­ет один ро­ди­тель или опе­кун. Са­мо­му ма­лень­ко­му па­ци­ен­ту — 8 ме­ся­цев, са­мо­му стар­ше­му — 16 лет.

Са­ша Ше­стак уже вто­рой раз едет в Моск­ву на ле­че­ние. 28 июня 2014 го­да он с пле­мян­ни­цей На­стей, ко­то­рой то­гда бы­ло чуть бо­лее двух лет, по­шел со­би­рать ма­ли­ну.

— У нас то­гда бы­ло не очень спо­кой­но, — вспо­ми­на­ет Га­ли­на, ма­ма Са­ши, —и я про­си­ла его да­ле­ко от до­ма не ухо­дить. Да­ле­ко Са­ша и не по­шел. Че­рез несколь­ко до­мов встре­тил со­се­да, ко­то­рый рас­смат­ри­вал сна­ряд.

В ка­кой- то мо­мент сна­ряд за­ши­пел, Са­ша рез­ко схва­тил Настю, под­толк­нул ее впе­ред и за­кри­чал: « Бе­ги! » Даль­ше — взрыв и чер­ные клу­бы ды­ма.

Са­ша пы­тал­ся встать, но все вре­мя па­дал. Оскол­ка­ми ему раз­дро­би­ло ко­ле­но, ру­ку, го­ло­ву и ли­цо.

— Я под­бе­гаю, а он кри­чит, что ему жар­ко. Он был толь­ко в шор­тах, по­это­му все те­ло об­го­ре­ло. При­кры­ла его ха­ла­том, при­е­ха­ла ско­рая, — вспо­ми­на­ет Га­ли­на.

Ма­лень­кой На­сте оскол­ки из рук и ног вы­ну­ли укра­ин- ские вра­чи. Са­ше же они да­ва­ли толь­ко 20% на вы­жи­ва­ние.

В де­каб­ре маль­чик ока­зал­ся в кли­ни­ке док­то­ра Ро­ша­ля, где ему по­ста­ви­ли ме­тал­ли­чес кие пла­сти­ны в лоб­ную часть го­ло­вы, сфор­ми­ро­ва­ли глаз­ни­цу, вы­ну­ли оскол­ки.

Те­перь пред­сто­ит вто­рой этап ле­че­ния. Мос­ков­ские вра­чи пла­ни­ру­ют вы­нуть оскол­ки из уце­лев­ше­го гла­за, оскол­ки из рук, ног и ли­ца и по­том на­чать про­те­зи­ро­ва­ние.

— У него нет ко­лен­ной ча­шеч­ки на но­ге, но ска­за­ли, что, по­ка рост не пре­кра­тит­ся, ее нам не по­ста­вят. Это где- то еще лет 9– 10 ждать, — го­во­рит ма­ма.

Од­ним из са­мых юных па­ци­ен­тов, от­пра­вив­ших­ся в Моск­ву, стал 10- ме­сяч­ный Ди­ма Ли­со­вец. Ди­ма с ма­мой то­же едут во вто­рой раз.

Пер­вая поездка бы­ла в фев­ра­ле это­го го­да.

— Толь­ко нас вы­пи­са­ли из род­до­ма, я за­ме­ти­ла, что у Ди­мы силь­но уве­ли­чи­лось бед­ро. В До­нец­ке нам ска­за­ли, что по­ка­за­ний к опе­ра­ции нет, ле­чи­ли ме­ди­ка­мен­тоз­но, но ди­а­гно­за так и не бы­ло, — вспо­ми­на­ет ма­ма Ири­на. — И уже в Москве вра­чи Фи­ла­тов­ской боль­ни­цы уда­ли­ли ма­лы­шу зло­ка­че­ствен­ную опу­холь. Она сдав­ли­ва­ла мо­че­вой пу­зырь, ки­шеч­ник, за­де­ва­ла поч­ки.

По­сле опе­ра­ции Ди­ма силь­но по­ху­дел. Первую хи­мио­те­ра­пию ре­бен­ку про­ве­ли в Москве, даль­ше « ка­па­ли » уже в До­нец­ке.

Сей­час Ди­ме необ­хо­ди­мо про­ве­сти по­втор­ное об­сле­до­ва­ние: за брю­ши­ной об­на­ру­жи­ли об­ра­зо­ва­ние, в До­нец­ке не да­ли од­но­знач­но­го за­клю­че­ния — это по­сле­опе­ра­ци­он- ные швы или про­грес­си­ру­ет бо­лезнь.

— Ес­ли бы не Док­тор Ли­за, я да­же бо­юсь по­ду­мать, как за­кон­чи­лась бы на­ша ис­то­рия. Она при­шла к нам как чу­до! — ед­ва сдер­жи­вая сле­зы, го­во­рит Ири­на.

На­сте Шев­чук 14 лет. В Моск­ву она едет с ма­мой в пер­вый раз. У де­воч­ки врож­ден­ная спин­но- моз­го­вая гры­жа. Когда ма­лыш­ке бы­ло все­го два дня, ей про­ве­ли первую опе­ра­цию на по­зво­ноч­ни­ке, ко­то­рая спас­ла ей жизнь: спин­но- моз­го­вая жид­кость вы­те­ка­ла на­ру­жу. При этом за­бо­ле­ва­нии идет непра­виль­ное раз­ви­тие та­зо­бед­рен­ной ча­сти ске­ле­та.

— Мыш­цы не удер­жи­ва­ют кость. По­это­му у нас су­ста­вы вправ­ля­ли вруч­ную, де­ла­ли опе­ра­цию, — рас­ска­зы­ва­ет ма­ма де­воч­ки.

Сей­час Настя пе­ре­дви­га­ет­ся с по­мо­щью че­ты­рех­опор­ной трости — при­спо­соб­ле­ния, на­по­ми­на­ю­ще­го хо­дун­ки.

— Нам ска­за­ли, что по­ка рост не пре­кра­тит­ся, что- то де­лать бес­смыс­лен­но. И вот сей­час рост при­оста­но­вил­ся, а в Харь­ко­ве, где мы на­блю­да­лись, ска­за­ли, что те­перь это ле­че­ние ста­ло плат­ным. У нас вся на­деж­да на рос­сий­ских вра­чей, по­то­му что уже на­чал кри­вить­ся по­зво­ноч­ник и ста­ло тя­же­ло ды­шать, — го­во­рит ма­ма.

Сей­час у де­воч­ки из су­ста­ва еще и вы­па­ла кость. Настя пробудет в Москве три неде­ли.

Все рас­хо­ды по транс­пор­ти­ров­ке и со­дер­жа­нию де­тей бе­рет на се­бя фонд « Спра­вед­ли­вая по­мощь » . Ор­га­ни­за­ция ны­неш­ней по­езд­ки обо­шлась бо­лее чем в 200 тыс. руб­лей ( 170 тыс. ушло на би­ле­ты до Моск­вы), а еще до­став­ка че­рез гра­ни­цу, пи­та­ние, ме­ди­ка­мен­ты.

Док­тор Ли­за уже пе­ре­вез­ла из Дон­бас­са в Моск­ву на ле­че­ние бо­лее 250 де­тей.

— Вы­во­зи­ли раз­ны­ми пу­тя­ми, — вспо­ми­на­ет она. — Сна­ча­ла по­ез­дом До­нецк— Москва во­зи­ли, очень удоб­но бы­ло. По­том на­ча­лась бло­ка­да, и этот путь ока­зал­ся от­ре­зан­ным.

Несколь­ко раз де­тей по­мо­га­ло пе­ре­во­зить МЧС. Вы­де­лял­ся спец­борт, и во­лон­те­ры « Спра­вед­ли­вой по­мо­щи » до­став­ля­ли к нему де­тей. Но со­гла­со­ва­ния с чи­нов­ни­ка­ми не все­гда идут лег­ко. И бю­ро­кра­ти­че­ские про­во­лоч­ки заставили Ели­за­ве­ту Глин­ку сно­ва пе­ре­сесть на по­езд. Толь­ко до него те­перь при­хо­дит­ся до­би­рать­ся пять ча­сов на ав­то­бу­се и по­том око­ло по­лу­то­ра су­ток на поезде до Моск­вы. Для ра­не­ных и больных де­тей это еще од­но ис­пы­та­ние.

Са­мое слож­ное — объ­яс­не­ния с чи­нов­ни­ка­ми. Ино­гда до­хо­дит до аб­сур­да. На гра­ни­це, на­при­мер, у Глин­ки про­си­ли справ­ку о том, что в До­нец­ке идет вой­на. При­хо­ди­лось ино­гда убеж­дать чи­нов­ни­ков Мин­здра­ва, ко­то­рые не со­гла­со­вы­ва­ли кво­ты на гос­пи­та­ли­за­цию больных де­тей.

Док­тор Ли­за рас­ска­зы­ва­ет, как при­хо­дит­ся по­рой за­пол­нять и со­гла­со­вы­вать несколь­ко ли­стов, что­бы пе­ре­дать боль­но­му ре­бен­ку пять ам­пул до­ро­го­сто­я­ще­го пре­па­ра­та.

На за­се­да­нии Со­ве­та по раз­ви­тию граж­дан­ско­го об­ще­ства и пра­вам че­ло­ве­ка Ели­за­ве­та Глин­ка да­же пред­ло­жи­ла лю­бо­му чи­нов­ни­ку из Мин­здра­ва или ФМС про­ехать с ней весь путь от Ро­сто­ва до До­нец­ка и об­рат­но. Же­ла­ю­щих не на­шлось.

Тех, от ко­го от­ка­за­лись вра­чи на Ук­ра­ине, Ели­за­ве­та Глин­ка (на пра­вом фо­то) при­во­зит на ле­че­ние рос­сий­ским док­то­рам

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.