Ко­нец кол­бас­ной эпо­хи

Izvestia Moscow Edition - - Мнения - Игорь Ка­ра­у­лов по­эт и пе­ре­вод­чик

Все­мир­ная ор­га­ни­за­ция здра­во­охра­не­ния (ВОЗ) вме­сте с Меж­ду­на­род­ным агент­ством по изу­че­нию ра­ка офи­ци­аль­но при­зна­ла кан­це­ро­ген­ным про­дук­том лю­бое пе­ре­ра­бо­тан­ное мя­со, вклю­чая бе­кон, кол­ба­су и, ви­ди­мо, с недав­них пор про­сла­вив­ший­ся ха­мон. По дан­ным этих ор­га­ни­за­ций, еже­днев­ное упо­треб­ле­ние 50 г коп­че­но­го, вя­ле­но­го, кон­сер­ви­ро­ван­но­го или со­ле­но­го мя­са по­вы­ша­ет риск за­бо­ле­ва­ния ра­ком ки­шеч­ни­ка на 18%. В иных угол­ках ми­ра на это за­яв­ле­ние, на­вер­ное, не об­ра­тят особого вни­ма­ния — ма­ло ли есть на све­те раз­ных про­дук­тов и по­чти все чем-то вред­ны. Од­на­ко в Рос­сии оно на­но­сит важ­ный, ес­ли не ре­ша­ю­щий удар по на­ци­о­наль­но­му ми­фу о кол­ба­се — по­чтен­но­му ми­фу еще со­вет­ских вре­мен, в жир­ных паль­цах ко­то­ро­го так дол­го тре­пы­ха­лась ба­боч­ка на­род­но­го ду­ха. Гля­дя из дня се­го­дняш­не­го, труд­но по­нять, по­че­му роль куль­то­во­го про­дук­та, сим­во­ли­зи­ро­вав­ше­го недо­сти­жи­мое изоби­лие, до­ста­лась в то вре­мя не но­сталь­ги­че­ской фран­цуз­ской бул­ке, не пар­ме­за­ну, ко­то­ро­го в са­мом де­ле не бы­ло в про­да­же, и не эк­зо­ти­че­ским па­пайе и ма­ра­куйе, ко­то­рые в прин­ци­пе не за­во­зи­лись в стра­ну, в от­ли­чие от ли­мо­нов и ба­на­нов, на­по­ми­нав­ших в Сык­тыв­ка­ре о Син­га­пу­ре. Но факт есть факт: на ка­ком-то эта­пе прак­ти­че­ски все, че­го не хва­та­ло со­вет­ским же­луд­кам, ста­ло на­зы­вать­ся еди­ным сло­вом «кол­ба­са». Идея кол­ба­сы спле­лась в на­род­ном со­зна­нии с иде­ей до­ро­ги: на сме­ну за­уныв­ной песне ям­щи­ка при­шел гимн кол­ба­се. Граж­дане пу­те­ше­ство­ва­ли по стране на «кол­бас­ных элек­трич­ках», а са­мые ре­ши­тель­ные уез­жа­ли в «кол­бас­ную эми­гра­цию». Кол­бас­ное изоби­лие За­па­да бы­ло глав­ным ар­гу­мен­том пе­ре­стро­еч­ных поп-эко­но­ми­стов в борь­бе за умы со­вет­ских лю­дей. Съ­ез­дит, ска­жем, Ла­ри­са Пи­я­ше­ва в Шве­цию и пи­шет от­ту­да, что в мест­ных ма­га­зи­нах аж 46 сор­тов кол­ба­сы. И тут же Ана­то­лий Стре­ля­ный ра­пор­ту­ет из Гер­ма­нии: на­счи­тал, мол, 95 сор­тов кол­ба­сы в су­пер­мар­ке­те! Из это­го на­пра­ши­вал­ся по­нят­ный вы­вод — на­до со­вет­скую власть ва­лить и на раз­ва­ли­нах устра­и­вать ры­ноч­ную эко­но­ми­ку. Но не толь­ко ко­ли­че­ством кол­ба­сы за­вле­ка­ли со­граж­дан па­ла­ди­ны все­мо­гу­ще­го рын­ка. При­скорб­ное ка­че­ство со­вет­ских кол­бас­ных из­де­лий, ко­то­ры­ми брез­гу­ют да­же кош­ки, ста­но­ви­лось пред­ме­том и анекдотов, и жур­на­лист­ских рас­сле­до­ва­ний. Са­мо со­бой, ши­ро­кие мас­сы счи­та­ли, что уж на За­па­де-то кол­ба­су де­ла­ют не из кар­то­на и не из крах­ма­ла, а из чи­стей­ше­го мя­са, как сле­ду­ет про­со­лен­но­го, про­вя­лен­но­го и про­коп­чен­но­го. Несколь­ко лет на­зад я за­шел в со­сед­ний универсам и ра­ди ин­те­ре­са по­счи­тал, сколь­ко на­име­но­ва­ний то­ва­ра пред­ла­га­ет кол­бас­ный от­дел. Сбил­ся на чис­ле 75. А где же, спро­си­те вы, сча­стье? А сча­стья нет. Хо­тя кол­ба­са есть. Ду­хов­ная эман­си­па­ция от кол­ба­сы, усво­е­ние про­стой мыс­ли о том, что кол­ба­са есть, а сча­стья нет, ка­жет­ся мне важ­ней­шим про­цес­сом в жиз­ни на­ции за по­след­ние два­дцать лет. Из дез­ори­ен­ти­ро­ван­но­го на­се­ле­ния, ко­то­рое неко­гда про­да­ло ве­ли­кую стра­ну за «два ку­со­че­ка кол­бас­ки», при­чем ча­ще все­го убо­гой «мор­та­де­ли с олив­ка­ми», по­сте­пен­но стал воз­ни­кать на­род, ко­то­ро­му кол­ба­сы уже ма­ло. На­род, ко­то­ро­му ну­жен как ми­ни­мум Крым. А то и Си­рия. Но со сме­ной идей­ных ори­ен­ти­ров ни­ку­да ведь не де­лась и про­бле­ма здо­ро­во­го пи­та­ния, ко­то­рая для пси­хи­че­ски нор­маль­ных лю­дей (в от­ли­чие от ис­те­рич­ных да­мо­чек из Facebook) пре­вра­ти­лась из са­краль­ной в чи­сто бы­то­вую. И тут ВОЗ ого­ро­ши­ва­ет непод­го­тов­лен­ную ауди­то­рию: ока­зы­ва­ет­ся, во­жде­лен­ная неко­гда кол­ба­са смер­тель­но опас­на. Где же они рань­ше-то бы­ли, а? Лю­ди склон­ны же­лать кол­ба­сы, но еще боль­ше склон­ны бо­ять­ся ра­ка. И ес­ли бы идея о ги­бель­но­сти кол­ба­сы по­яви­лась во­вре­мя, то, мо­жет быть, и со­вет­ская дер­жа­ва бы­ла бы спа­се­на. Но шутки шут­ка­ми, а есть-то нам те­перь что? Од­но вред­но, дру­гое невкус­но, тре­тье до­ро­го. Чем боль­ше ин­фор­ми­ро­ван че­ло­век, тем слож­нее ему сде­лать свой вы­бор. В ин­фор­ма­ци­он­ной нераз­бе­ри­хе че­ло­ве­ку хо­чет­ся най­ти ав­то­ри­тет в об­ла­сти пи­та­ния, еди­ную ин­стан­цию, ко­то­рой мож­но бы­ло бы до­ве­рять. В бы­лые вре­ме­на та­кой ин­стан­ци­ей бы­ли ре­ли­ги­оз­ные уста­нов­ле­ния. До­ве­рие к ним со­хра­ни­лось до сих пор — на­при­мер, мно­гие лю­ди, да­же ес­ли они пра­во­слав­ные, ате­и­сты или агно­сти­ки, на рын­ке или в ма­га­зине склон­ны по­ку­пать мя­со «ха­ляль», хо­тя не все­гда мо­гут най­ти это­му ра­ци­о­наль­ное обос­но­ва­ние. По­это­му ло­гич­но по­яв­ле­ние идеи при­влечь на про­до­воль­ствен­ный ры­нок ав­то­ри­тет РПЦ, со­здав по ана­ло­гии со стан­дар­та­ми «ха­ляль» и «каш­рут» пра­во­слав­ный стан­дарт про­дук­тов. С пред­ло­же­ни­ем раз­ра­бо­тать та­кой «пра­во­слав­ный стан­дарт» обра­ти­лись недав­но к пат­ри­ар­ху Ки­рил­лу чле­ны Об­ще­ствен­ной па­ла­ты, чем вы­зва­ли пред­ска­зу­е­мую ре­ак­цию де­жур­ных бор­цов с РПЦ, опа­са­ю­щих­ся, что пре­сло­ву­тые «скре­пы» бу­дут те­перь вмон­ти­ро­ва­ны пря­мо в обе­ден­ные сто­лы. Од­на­ко, на мой взгляд, Церк­ви от этой идеи уже не от­мах­нуть­ся, посколь­ку недоб­ро­со­вест­ные мар­ке­то­ло­ги, го­то­вые экс­плу­а­ти­ро­вать на­род­ную «тя­гу к ду­хов­но­сти» для сбы­та нека­че­ствен­ной про­дук­ции, то­же не дрем­лют. На эту те­му уже при­шлось вы­ска­зать­ся офи­ци­аль­но­му пред­ста­ви­те­лю РПЦ, свя­щен­ни­ку Ро­ма­ну Баг­да­са­ро­ву. По его мне­нию, пра­во­слав­ны­ми нель­зя счи­тать, на­при­мер, транс­ген­ные жи­ры, чип­сы, энер­ге­ти­че­ские на­пит­ки, а так­же про­сто очень до­ро­гие про­дук­ты. Ко­неч­но, ме­ха­ни­че­ское отож­деств­ле­ние цер­ков­ных ка­но­нов с прин­ци­па­ми здо­ро­во­го пи­та­ния вы­гля­де­ло бы не­ле­по, но са­ма мысль о доб­ро­воль­ной сер­ти­фи­ка­ции хле­ба на­сущ­но­го неза­ви­си­мой ор­га­ни­за­ци­ей с уча­сти­ем по­да­те­лей пи­щи ду­хов­ной ка­жет­ся мне лю­бо­пыт­ной и со­от­вет­ству­ю­щей ду­ху вре­ме­ни. Сре­ди по­клон­ни­ков здо­ро­во­го пи­та­ния по­пу­ляр­на фра­за: «Мы есть то, что мы едим». Цер­ковь же, на­про­тив, ру­ко­вод­ству­ет­ся сло­ва­ми Хри­ста: «Не то, что вхо­дит в уста, осквер­ня­ет че­ло­ве­ка, но то, что ис­хо­дит из уст». Те­перь, когда кол­бас­ная эпо­ха кон­ча­ет­ся как в идей­ном, так и в га­стро­но­ми­че­ском смыс­ле, бы­ло бы ин­те­рес­но уви­деть син­тез этих двух под­хо­дов.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.