Дмит­рий Ре­вя­кин по­сле Кам­чат­ки при­смат­ри­ва­ет­ся к Кры­му

Дмит­рий Ре­вя­кин — о том, по­че­му он по­свя­тил но­вый аль­бом Кам­чат­ке, и о про­ти­во­ре­чи­ях в об­ще­стве

Izvestia Moscow Edition - - Первая Страница -

В но­яб­ре груп­па «Ка­ли­нов Мост» пре­зен­ту­ет слу­ша­те­лям но­вый аль­бом под на­зва­ни­ем «Цик­лон». Ком­по­зи­ции с дис­ка це­ли­ком по­свя­ще­ны Кам­чат­ке. Кор­ре­спон­ден­ту «Из­ве­стий» Эд­вар­ду Сер­жа­ну ли­дер «Ка­ли­но­ва Мо­ста» ДМИТ­РИЙ РЕ­ВЯ­КИН рас­ска­зал о пре­иму­ще­ствах ви­ни­ла и аудио­кас­сет пе­ред MP3 и о том, когда он вы­пу­стит аль­бом, по­свя­щен­ный Кры­му. — По­че­му ре­ши­ли спеть о Кам­чат­ке? — Так сло­жи­лись твор­че­ские об­сто­я­тель­ства и по­же­ла­ния близ­ких дру­зей, ко­то­рые жи­вут на Кам­чат­ке. Без­услов­но, Кам­чат­ка — вол­шеб­ное ме­сто. Там воз­ни­ка­ют раз­лич­ные мыс­ли, сти­хи и му­зы­ка. От преды­ду­ще­го аль­бо­ма «Цик­лон» от­ли­ча­ет­ся ли­ри­че­ской со­став­ля­ю­щей. Он бо­лее рас­су­ди­тель­ный, ме­ло­дич­ный и ин­тим­ный. — В про­шлый раз день­ги на аль­бом вы со­би­ра­ли ме­то­дом кра­уд­фандин­га. В слу­чае «Ци­к­ло­на» дей­ство­ва­ли по та­ко­му же прин­ци­пу? — Нет. Мы не ста­ли при­бе­гать к кра­уд­фандин­гу по­то­му, что до сих пор не вы­пол­ни­ли обя­за­тель­ства пе­ред по­клон­ни­ка­ми за преды­ду­щую пла­стин­ку. То­гда мы со­би­ра­лись вы­пу­стить DVD- аль­бом под на­зва­ни­ем « Меж­ду двух сто­лиц » . Это вы­ступ­ле­ния груп­пы с го­стя­ми в честь празд­но­ва­ния 25- ле­тия. Про­цесс несколь­ко за­тя­нул­ся, но мы на­ко­нец за­вер­ши­ли ра­бо­ту и все же вы­пол­ним обе­ща­ние. — Се­го­дня в мире вновь по­яв­ля­ет­ся спрос на ви­нил и аудио­кас­се­ты. Вы не пла­ни­ру­е­те вы­пу­стить аль­бом на этих но­си­те­лях к 30-ле­тию груп­пы? — Мы уже ду­ма­ли об этом. Но здесь вста­ет финансовый во­прос. Для ме­ня очень важ­на так­тиль­ность: по­дер­жать пла­стин­ку в ру­ках, по­смот­реть об­лож­ку — бес­цен­но. К со­жа­ле­нию, все это ушло на окра­и­ну ин­ду­стрии. Но вре­мя ви­ни­ла и аудио­кас­сет, ко­неч­но, бы­ло ге­ни­аль­ное. Тем не ме­нее рок­му­зы­ка и сей­час жи­ва и про­дол­жит су­ще­ство­вать до тех пор, по­ка бу­дет со­зда­вать­ся хо­ро­шая и кра­си­вая му­зы­ка, спо­соб­ная от­ра­жать внут­рен­ний мир не толь­ко ав­то­ра, но и слу­ша­те­ля. — По­ми­мо Кам­чат­ки у вас есть лю­бовь еще к од­но­му ре­ги­о­ну — Кры­му. Пла­ни­ру­е­те по­свя­тить сле­ду­ю­щий аль­бом это­му по­лу­ост­ро­ву? — По­ка мне бы хо­те­лось по­свя­тить аль­бом За­бай­ка­лью. Ци­кл этот уже на­пи­сан, оста­лось при­сту­пить к ра­бо­те. Что ка­са­ет­ся Кры­ма, спе­ци­аль­ных пла­нов у ме­ня не бы­ло. По­смот­рим, мо­жет быть, когда-то я вер­нусь к этой те­ме. — Как вос­при­ня­ли воз­вра­ще­ние Кры­ма в со­став Рос­сии? — Сна­ча­ла я не очень при­вет­ство­вал это, а по­том — очень, да­же че­рес­чур. Я съез­дил ту­да, по­об­щал­ся с на­се­ле­ни­ем. Лю­ди го­во­ри­ли, что го­то­вы тер­петь все что угод­но, лишь бы быть в со­ста­ве Рос­сии. Это сыг­ра­ло ре­ша­ю­щую роль в фор­ми­ро­ва­нии мо­ей по­зи­ции. — На ваш взгляд, стра­на воз­рож­да­ет­ся? — Ес­ли го­во­рить от­кро­вен­но, я за­пу­тал­ся. Но гля­дя на то, что про­ис­хо­дит в масс- ме­диа, внут­ри стра­ны и меж­ду граж­да­на­ми, мо­гу ска­зать, что нам очень да­ле­ко до воз­рож­де­ния. Од­на­ко, учи­ты­вая спе­ци­фи­ку Евра­зии, про­ис­хо­дя­щее мо­жет по­слу­жить по­во­дом для рыв­ка. По­ка у ме­ня скла­ды­ва­ет­ся удру­ча­ю­щее впе­чат­ле­ние. Когда я об­ща­юсь с мо­ло­ды­ми людь­ми, они мне го­во­рят, что не зна­ют, за­чем жи­вут и нуж­ны ли стране. — Соб­ствен­но, по­это­му чи­нов­ни­ки се­го­дня и тру­дят­ся над изоб­ре­те­ни­ем на­ци­о­наль­ной идеи. — Для то­го что­бы су­ще­ство­ва­ла на­ци­о­наль­ная идея, нуж­на на­ция. Я, к со­жа­ле­нию, на­цию эту не на­блю­даю. Ви­жу ато­мар­ное и ха­о­тич­ное об­ще­ство, ко­то­рое за­ня­то да­же не по­треб­ле­ни­ем, а вы­жи­ва­ни­ем. В стране ги­гант­ское рас­сло­е­ние и неспра­вед­ли­вость. Все это ви­та­ет в воз­ду­хе. Я на­де­юсь, что на­ша эли­та, ото­рван­ная ныне от За­па­да, по­вер­нет­ся к соб­ствен­но­му на­ро­ду ли­цом. Мо­жет быть, то­гда что-то из­ме­нит­ся. — Мно­гие пред­ста­ви­те­ли му­зы­каль­ной ин­ду­стрии се­го­дня бук­валь­но ме­ря­ют­ся пат­ри­о­тиз­мом. Как вы ду­ма­е­те, по­че­му? — Я не знаю. Мне все­гда ка­за­лось, что по­эт или рок-му­зы­кант дол­жен иметь сто­рон­нее зре­ние. Когда те­ря­ет­ся этот ба­ланс, когда че­ло­век те­ря­ет воз­мож­ность смот­реть на се­бя со сто­ро­ны, воз­ни­ка­ют вот эти ку­рье­зы и юмо­ри­сти­че­ские си­ту­а­ции, свя­зан­ные с по­свя­ще­ни­ем пе­сен пре­зи­ден­ту и так да­лее. — Рок все­гда ас­со­ци­и­ро­вал­ся с про­те­стом. Не по­то­му ли се­го­дня на­блю­да­ет­ся па­де­ние ин­те­ре­са к ро­ку, что про­тест не цеп­ля­ет мас­сы? — Ес­ли го­во­рить о ти­та­нах ро­ка, то они по­пу­ляр­ность не те­ря­ют. Дру­гое де­ло, что об­щее ко­ли­че­ство слу­ша­те­лей го­раз­до мень­ше. Ко­неч­но, это свя­за­но с тем, что в Ле­ту ка­ну­ли вре­ме­на, когда стра­на жи­ла в ожи­да­нии пе­ре­мен. Я имею в ви­ду пе­ре­строй­ку. Так­же боль­шую роль иг­ра­ет фи­нан­со­вая со­став­ля­ю­щая. Да­вай­те не бу­дем за­бы­вать, что у лю­дей нет де­нег. Но са­мое глав­ное — апа­тия в об­ще­стве. — На­вер­ня­ка вы за­да­ва­лись во­про­сом, в чем смысл твор­че­ства. Мно­гие му­зы­кан­ты ста­вят пе­ред со­бой про­све­ти­тель­ские за­да­чи. Вы чув­ству­е­те пе­да­го­ги­че­скую по­треб­ность? — Без­услов­но. В «Ка­ли­но­вом Мо­сте» про­све­ти­тель­ская мис­сия — пре­ва­ли­ру­ю­щая. Я бы хо­тел при­вить слу­ша­те­лю ин­те­рес к ис­то­рии, ин­те­рес к сло­ву, от­но­ше­нию меж­ду по­ла­ми и опре­де­лен­но­му цен­ност­но­му ря­ду: честь, друж­ба, се­мья, па­мять. — Нас­коль­ко мне из­вест­но, вы не­ко­то­рое вре­мя со­труд­ни­ча­ли с На­ци­о­нал-боль­ше­вист­ской пар­ти­ей Эду­ар­да Ли­мо­но­ва. Что это был за пе­ри­од в ва­шей жиз­ни? — Я со­сто­ял в этой пар­тии все­го двое су­ток, по­это­му осо­бо не мо­гу го­во­рить о сов­мест­ных ак­ци­ях или твор­че­ской де­я­тель­но­сти. Быст­ро разо­брал­ся, что мне это не нуж­но. Мяг­ко го­во­ря, ошиб­ся. — С НБП со­труд­ни­ча­ли Сер­гей Ку­ре­хин и Егор Ле­тов. Вы мо­же­те объ­яс­нить фе­но­мен по­пу- ляр­но­сти Ле­то­ва, ко­то­ро­го по­чи­та­ют и так на­зы­ва­е­мые мар­ги­на­лы, и ин­тел­ли­ген­ция? — Слож­но ска­зать. У него бы­ла та­кая «гряз­ная», «га­раж­ная» му­зы­ка. Она дей­стви­тель­но цеп­ля­ет мно­гих лю­дей. На­вер­ное, сек­рет в энер­ге­ти­ке, ко­то­рая до сих пор бу­до­ра­жит умы слу­ша­те­лей всех сло­ев. — Вы бы­ли языч­ни­ком, поз­же ста­ли пра­во­слав­ным. При­мер­но та­кая же судь­ба у Пет­ра Ма­мо­но­ва и Кон­стан­ти­на Кин­че­ва. С чем это свя­за­но? — Это очень ин­ди­ви­ду­аль­но, учи­ты­вая, что се­го­дня в «дат­ском ко­ро­лев­стве» все сме­ша­лось. Фи­ло­со­фы на­зы­ва­ют на­ше вре­мя пост­мо­дер­низ­мом: пен­так­ли в Крем­ле, дву­гла­вые ор­лы и порт­ре­ты Ста­ли­на. Кто-то вспо­ми­на­ет, как хо­ро­шо бы­ло в Со­вет­ском Со­ю­зе, кто-то кри­ти­ку­ет ми­гра­ци­он­ные по­то­ки. Мест­ное на­се­ле­ние раз­ло­жи­лось и не хо­чет ни­че­го де­лать. В мо­ем пред­став­ле­нии, ве­ра — это ком­плекс во­про­сов, на ко­то­рые нуж­но от­ве­тить са­мо­му се­бе. Это по­сту­па­тель­ное дви­же­ние — пе­ре­ход от ко­ли­че­ства к ка­че­ству, от мно­го­сло­вия к мол­ча­нию. — Су­дя по био­гра­фии Ле­то­ва, его ча­сто бро­са­ло в по­ли­ти­че­ские край­но­сти, как и мно­гих та­лант­ли­вых лю­дей. Был пе­ри­од со­труд­ни­че­ства и с ле­вы­ми ра­ди­ка­ла­ми, и с уль­тра­на­ци­о­на­ли­ста­ми. По­че­му се­го­дня на­ци­о­на­лизм за­ча­стую пе­ре­пле­та­ет­ся с язы­че­ством? — Язы­че­ство — язык, на­род, кор­ни, ве­ра, ко­то­рая бы­ла до при­ня­тия хри­сти­ан­ства. На­вер­ное, пе­ре­пле­те­ние су­ще­ству­ет в этом смыс­ле. Но на­до по­ни­мать, что лю­бые край­но­сти мо­гут при­ве­сти не в ту сто­ро­ну. — Ва­ша по­э­зия и му­зы­ка от­ли­ча­ют­ся тем, что там нет ра­ди­ка­лиз­ма. Как най­ти грань, где лю­бовь к Ро­дине и пат­ри­о­тизм пе­ре­рас­та­ют в на­цизм? — Сей­час мне ка­жет­ся, что гра­ни­ца про­хо­дит че­рез ве­ру. Рос­сий­ская им­пе­рия бы­ла сде­ла­на ру­ка­ми ко­ло­ни­за­то­ров. Но честь и хва­ла этим лю­дям, ко­то­рые со­бра­ли огром­ную се­мью — от Ду­ная до Вла­ди­во­сто­ка. Бы­ли за­тра­че­ны ко­лос­саль­ные уси­лия, и, на се­кун­доч­ку, ни один на­род не про­пал. В этом-то и си­ла на­ше­го го­су­дар­ства — в мно­го­об­ра­зии, как пи­са­ли в XIX ве­ке сла­вя­но­фи­лы. По­ни­ма­ние и ува­же­ние к дру­гим на­ро­дам идет как раз от ве­ры. По­это­му на­ци­сты, ко­неч­но, за­блуж­да­ют­ся. — Что вы ду­ма­е­те о поп-пра­во­сла­вии — с ку­ла­ка­ми и на гра­ни пер­фор­ман­са, ко­то­рое про­по­ве­ду­ет Дмит­рий Эн­тео? — Это то­же аб­со­лют­но пост­мо­дер­нист­ское яв­ле­ние, как и по­до­ба­ет, свя­зан­ное с мар­ке­тин­гом и пи­а­ром. Но в то же вре­мя я по­ни­маю, что бы­ва­ют без­об­раз­ные вы­став­ки. И не­ко­то­рые нео­фи­ты мо­гут се­бе поз­во­лить их раз­ру­шить. Каж­дый сам для се­бя ре­ша­ет, что та­кое ве­ра. Без­услов­но, при­сут­ству­ет и по­пэле­мент. Но, на­де­юсь, в боль­шей сте­пе­ни ак­ции Эн­тео — эле­мент вра­зум­ле­ния.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.