Усми­рен­ный прин­тер

Izvestia Moscow Edition - - Мнения - Мак­сим Со­ко­лов жур­на­лист

Уже в пер­вый год сво­ей ин­ве­сти­ту­ры Го­су­дар­ствен­ная ду­ма VI (X) со­зы­ва по­лу­чи­ла про­зва­ние «взбе­сив­ше­го­ся прин­те­ра». Су­дя по то­му, что и в 2015 го­ду пред­се­да­тель со­бра­ния С.Е. На­рыш­кин по­свя­тил речь апо­ло­гии род­но­го учре­жде­ния и ука­зал на то, что так име­но­вать Ду­му непра­виль­но, мож­но рас­счи­ты­вать, что под та­ким име­нем VI (X) Ду­ма и вой­дет в ис­то­рию. Это при том, что ме­та­фо­ра не осо­бо удач­ная. Во-пер­вых, прин­тер, бу­дучи устрой­ством пе­ри­фе­рий­ным, сам по се­бе не бе­сит­ся — бе­сит­ся цен­траль­ный про­цес­сор. Во-вто­рых, неис­прав­ность про­цес­со­ра мо­жет по­стичь раз­ные по­ли­ти­че­ские субъ­ек­ты. Ес­ли бе­шен­ство прин­те­ра есть та­кое со­сто­я­ние, когда субъ­ект про­из­во­дит мас­су за­ко­нов, ин­струк­ций и рас­по­ря­же­ний, поль­за и осмыс­лен­ность ко­то­рых вы­зы­ва­ет се­рьез­ные со­мне­ния, то­гда мы долж­ны при­знать, что недуг прин­те­ра — бо­лезнь весь­ма рас­про­стра­нен­ная. В кон­це ну­ле­вых — на­ча­ле де­ся­тых го­дов бы­ли при­ня­ты за­ко­ны о за­пре­те 100-ватт­ных ламп на­ка­ли­ва­ния, о со­кра­ще­нии ча­со­вых по­я­сов и но­вом по­ряд­ке ис­чис­ле­ния де­крет­но­го вре­ме­ни, о пе­ре­име­но­ва­нии ми­ли­ции в по­ли­цию, о борь­бе с ни­ко­ти­ном, о по­ряд­ке авиа­со­об­ще­ния etc. По сво­е­му ка­че­ству это бы­ла ти­пич­ная про­дук­ция то­го са­мо­го прин­те­ра, меж­ду тем роль Ду­мы в про­тал­ки­ва­нии этих но­велл бы­ла ми­ни­маль­на, не­ко­то­рые из них бы­ли при­ня­ты во­об­ще Ду­мой преды­ду­ще­го V (IX) со­зы­ва, а глав­ным ини­ци­а­то­ром был со­всем дру­гой субъ­ект. В сущ­но­сти, за­ко­но­да­тель­ное со­бра­ние с устой­чи­вым охра­ни­тель­но-за­пре­ти­тель­ным боль­шин­ством в ис­то­рии — со­всем не ди­во. Та­ко­ва бы­ла «несрав­нен­ная па­ла­та» (chambre introuvable) 1815 го­да во Фран­ции, со­сто­яв­шая из уль­тра­ро­я­ли­стов и на­ме­рен­ная воз­ро­дить по­ряд­ки, имев­шие ме­сто до 1789 го­да. Та­ко­вым был Вер­хов­ный Со­вет СССР I со­зы­ва, при­няв­ший в 1940 го­ду це­лый па­кет ан­ти­ра­бо­чих за­ко­нов боль­шой сви­ре­по­сти. На этом фоне Ду­ма VI (X) со­зы­ва смот­рит­ся со­бра­ни­ем хо­тя и ма­ло­ос­мыс­лен­ным, но при этом до­воль­но ве­ге­та­ри­ан­ским. Не­го­ду­ю­щая на ны­неш­них де­пу­та­тов пуб­ли­ка еще озве­ре­лых де­пу­та­тов не про­бо­ва­ла. Про­зва­ние «взбе­сив­ше­го­ся прин­те­ра» ока­за­лось столь при­лип­чи­вым, ве­ро­ят­но, по сле­ду­ю­щим при­чи­нам. Во­пер­вых, острие за­пре­ти­тель­ства ока­за­лось на­прав­ле­но на со­сло­вие пи­шу­щее и го­во­ря­щее, т.е. ис­кус­ное в по­ле­ми­ке и мо­гу­щее дать сда­чи. НКО, во­лон­те­ры, гран­ты, го­мо­сек­су­а­лизм, ате­изм, про­тив ко­то­рых опол­ча­лась Ду­ма, — это до­сто­я­ние пре­иму­ще­ствен­но пись­мен­ных со­сло­вий.

Острие за­пре­ти­тель­ства ока­за­лось на­прав­ле­но на со­сло­вие пи­шу­щее и го­во­ря­щее, т.е. мо­гу­щее дать сда­чи. НКО, во­лон­те­ры, гран­ты, го­мо­сек­су­а­лизм, ате­изм, про­тив ко­то­рых опол­ча­лась Ду­ма, — это до­сто­я­ние пре­иму­ще­ствен­но пись­мен­ных со­сло­вий

Во-вто­рых, Ду­ма по­след­не­го со­зы­ва яви­ла дей­стви­тель­но мас­со­вость за­ко­но­да­тель­но­го твор­че­ства. В осо­бен­но­сти — нрав­ствен­но­го ха­рак­те­ра. Не толь­ко упол­но­мо­чен­ные кем на­до на­род­ные из­бран­ни­ки пред­ла­га­ли ме­ры, дол­жен­ству­ю­щие со­вер­шен­но ис­тре­бить от­вра­ти­тель­ные по­ро­ки. С та­ко­вы­ми же ме­ра­ми вы­сту­па­ли и де­пу­та­ты, ни­кем не упол­но­мо­чен­ные, дей­ству­ю­щие все­це­ло по ве­ле­нию серд­ца. Когда бе­сят­ся не толь­ко от­дель­ные про­та­го­ни­сты, но и мо­гу­чий свод­ный хор, это, ко­неч­но, про­из­во­дит бо­лее силь­ное впе­чат­ле­ние на но­си­те­лей по­ро­ков — со­еди­нен­ный го­лос зем­ли ука­зы­ва­ет им: «Сми­рись пе­ред ве­ли­ким на­ро­дом!» Но, как муд­ро за­ме­чал муш­ке­тер Ара­мис, «сле­ду­ет по­треб­лять, но не зло­упо­треб­лять». Борь­ба с по­ро­ком, как де­ло все­на­род­ное, до­воль­но быст­ро на­ча­ла из­жи­вать се­бя. То, что в 2012 го­ду ка­за­лось све­жим и од­них бод­ри­ло, а дру­гих стра­ши­ло — «Это нас аре­сто­вы­вать идут», то на ис­хо­де 2015 го­да ка­жет­ся уже силь­но уста­рев­шим. Когда де­пу­та­ты-ком­му­ни­сты Н.В. Арефьев, зам­пред ко­ми­те­та по эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ке, пред­при­ни­ма­тель­ству и ин­но­ва­ци­он­ной де­я­тель­но­сти, и И.И. Ни­кит­чук, пер­вый зам­пред ко­ми­те­та по при­род­ным ре­сур­сам, при­ро­до­поль­зо­ва­нию и эко­ло­гии, пред­ло­жи­ли ад­ми­ни­стра­тив­но ка­рать так на­зы­ва­е­мый comingout, т.е. от­кры­тое ис­по­ве­да­ние в сверхъ­есте­ствен­ных на­клон­но­стях, — штраф от 4 тыс. до 5 тыс. руб­лей за «пуб­лич­ную де­мон­стра­цию сво­их ис­ка­жен­ных сек­су­аль­ных пред­по­чте­ний», а за те же дей­ствия, «со­вер­шен­ные на тер­ри­то­ри­ях и в по­ме­ще­ни­ях, пред­на­зна­чен­ных для ока­за­ния об­ра­зо­ва­тель­ных услуг, услуг учре­жде­ни­я­ми куль­ту­ры и учре­жде­ни­я­ми ор­га­нов по де­лам мо­ло­де­жи», ад­ми­ни­стра­тив­ный арест на срок до 15 су­ток, — ком­му­ни­сти­че­ский по­чин был вос­при­нят кол­ле­га­ми (в том чис­ле и кол­ле­га­ми — бор­ца­ми с го­мо­сек­су­а­лиз­мом) без вся­ко­го эн­ту­зи­аз­ма. Да­же из­вест­ный бо­рец В.В. Ми­ло­нов под­верг кри­ти­ке на­чи­на­ние, ука­зав, что пуб­лич­ное ис­по­ве­да­ние мо­жет быть не толь­ко гор­де­ли­вым, но и по­ка­ян­ным или по край­ней ме­ре со­кру­шен­ным — и что то­гда? Неужто аре­сто­вы­вать. Ко­неч­но, бы­ва­ют слу­чаи несо­мнен­ные ти­па опи­сан­но­го в рас­ска­зе В.М. До­ро­ше­ви­ча де­ка­ден­та За­де­ри­хи­на: «С пись­мо­во­ди­те­лем, го­во­рит, гу­берн­ско­го прав­ле­ния жил. Вы толь­ко по­ду­май­те! Пись­мо­во­ди­те­ля вез­де как же­ну пред­став­лял. Так вез­де и был при­нят. «У ме­ня, го­во­рит, Иван Ива­но­вич об од­ном толь­ко жа­ле­ет: что де­тей у нас нет!» Ужа­са­лись все: «Вер­хов раз­вра­та че­ло­век до­стиг!» — од­на­ко не все же столь от­ча­ян­ные де­ка­ден­ты. Мож­но бы­ло бы и не об­ра­щать вни­ма­ния на та­кой хо­ло­стой вы­стрел по со­до­мии (тем бо­лее что И.И. Ни­кит­чук, как боль­шой ори­ги­нал, в про­шлом го­ду пред­ла­гал за­пре­тить про­да­жу та­ба­ка жен­щи­нам млад­ше 40 лет) и кон­ста­ти­ро­вать, что прин­тер по­бе­сил­ся, по­бе­сил­ся, дол­го по ле­су он бе­гал, редь­кой с хре­ном по­обе­дал, а нын­че уже по­чти сми­рил­ся. Но судь­ба ком­му­ни­стов на­во­дит на дру­гой во­прос. Се­го­дня, когда пра­ви­тель­ство не ру­га­ет толь­ко ле­ни­вый, при­чем силь­но ле­ни­вый, кой черт вле­чет ком­му­ни­стов (спра­во­рос­сов, ли­бе­раль­ных де­мо­кра­тов) к даль­ней­ше­му уязв­ле­нию со­до­ми­тов, когда у ка­би­не­та ми­ни­стров хоть ле­вый, хоть пра­вый фланг нена­деж­ны, а по­ле­ми­зи­ро­вать ми­ни­стры эко­но­ми­че­ско­го бло­ка сро­ду не уме­ли. Ка­за­лось бы, вот ку­да на­пра­вить по­рыв за­ко­но­да­тель­ной ак­тив­но­сти. Но нет: все те же со­до­мия да духовные скре­пы. Ком­му­ни­сты Арефьев и Ни­кит­чук уди­ви­тель­ны тут вдвойне, посколь­ку и к от­став­ке пра­ви­тель­ства при­зы­ва­ют, и в со­бра­ни­ях уче­ных со­ци­а­ли­сти­че­ской на­прав­лен­но­сти за­се­да­ют, и да­же в слу­чае с И.И. Ни­кит­чу­ком «за гу­ма­низм, за де­ло ми­ра бес­страш­но бо­рет­ся са­ти­ра». «В мо­ло­до­сти, бу­дучи рез­ким в суж­де­ни­ях, неопыт­ным и на­ив­ным, я счи­тал, что юри­стов нель­зя на пу­шеч­ный вы­стрел под­пус­кать к управ­ле­нию эко­но­ми­кой, на­у­кой, ме­ди­ци­ной, об­ра­зо­ва­ни­ем и куль­ту­рой. Од­на­ко, про­жив дол­гую жизнь, мно­гое пе­ре­осмыс­лив и по­ви­дав, я твер­до убе­дил­ся, что на пу­шеч­ный вы­стрел — это слиш­ком близ­ко» — учи­ты­вая об­ра­зо­ва­ние пер­вых лиц (ведь вряд ли ком­му­нист Ни­кит­чук имел в ви­ду В.И. Ле­ни­на), са­ти­ра вза­прав­ду бес­страш­ная. Тем не ме­нее, когда речь идет о про­из­вод­стве мак­ро­эко­но­ми­че­ских за­ко­но­про­ек­тов, прин­тер немед­лен­но кли­нит и на нем за­го­ра­ет­ся крас­ная лам­поч­ка. Оче­вид­но, эко­но­ми­че­ская ге­ни­аль­ность пре­мье­ра и его ко­ман­ды та­ко­ва, что са­мые за­дор­ные ком­му­ни­сты, лишь толь­ко за­ви­дев в по­ле бра­ни А.Г. Си­лу­а­но­ва, сра­зу де­ла­ют «хен­де хох», по­ни­мая свою пол­ную об­ре­чен­ность.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.