В стае — толь­ко маль­чи­ки

Бри­тан­ская труп­па New Adventures по­ка­за­ла моск­ви­чам муж­ское « Ле­бе­ди­ное озе­ро »

Izvestia - - КУЛЬТУРА - Свет­ла­на На­бор­щи­ко­ва

Лон­дон­ская пре­мье­ра « Ле­бе­ди­но­го... » Мэтью Бор­на в 1995 го­ду сов­па­ла со скан­да­лом в ан­глий­ской ко­ро­лев­ской се­мье. Прин­цес­са Ди­а­на раз­во­ди­лась с прин­цем Чарль­зом. Чарльз не скры­вал ро­ма­на с Ка­мил­лой Пар­керБо­улз. Ко­ро­ле­ва Ели­за­ве­та хра­ни­ла пре­зри­тель­ное мол­ча­ние...

На этом фоне ба­лет Бор­на вы­гля­дел по мень­шей ме­ре про­во­ка­ци­он­ным, и успех его мож­но бы­ло от­не­сти на счет удач­но­го мо­мен­та. Тем бо­лее что ис­пол­ни­тель ро­ли Прин­ца Скотт Эм­блер был как две кап­ли во­ды по­хож на Чарль­за, а бе­ло­ку­рый Ле­бедь, ко­то­ро­го тан­це­вал пре­мьер Ко­ро­лев­ско­го ба­ле­та Ве­ли­ко­бри­та­нии Адам Ку­пер, стран­ным об­ра­зом на­по­ми­нал и Ди­а­ну, и Ка­мил­лу.

С тех пор мо­нар­хи­че­ские раз­бор­ки под­за­бы­лись. А бор­нов­ская ис­то­рия об оди­но­че­стве, по­се­ща­ю­щем лю­дей неза­ви­си­мо от их сек­су­аль­ной ори­ен­та­ции и со­ци­аль­но­го по­ло­же­ния, оста­лась. В Москве по­ста­нов­щик по­ка­зал ее впер­вые, и, по­жа­луй, за по­след­ние два­дцать лет ни од­но мос­ков­ское « Ле­бе­ди­ное... » — будь то род­ные сто­лич­ные или га­строль­ные — не име­ло та­ко­го сног­сши­ба­тель­но­го успе­ха. Борн, вы­бе­жав­ший на по­кло­ны под кри­ки раз­го­ря­чен­ной пуб­ли­ки, про­сто си­ял. Еще бы — до­бить­ся по­доб­но­го при­е­ма на ро­дине « Ле­бе­ди­но­го озе­ра » до­ро­го­го сто­ит.

В ис­то­рии это­го ба­ле­та есть сю­же­ты изоб­ре­та­тель­нее, но столь вос­хи­ти­тель­ный аль­янс ре­жис­су­ры, хо­рео­гра­фии, сце­но­гра­фии, ко­стю­мов, све­та и по­ра­зи­тель­ной по са­мо­от­да­че ак­тер­ской ра­бо­ты встре­ча­ет­ся ред­ко.

Ред­кость сре­ди со­вре­мен­ных « Ле­бе­ди­ных... » и ре­ше­ние ле­бе­ди­ных сцен. Что­бы вот так прон­зи­тель­но, без го­мо­сек­су­аль­ной пош­ло­сти, ста­вить муж­ские ан­сам­бли и ду­эты, на­до дей­стви­тель­но быть ма­сте­ром.

Борн рас­ска­зал по­учи­тель­ную ис­то­рию из жиз­ни ко­ро­лев­ских особ. Юно­ша­принц ( Сай­мон Уи­льямс) об­де­лен лю­бо­вью ма­те­ри-ко­ро­ле­вы (Ни­на Гол­д­мен), за­ня­той го­су­дар­ствен­ны­ми обя­зан­но­стя­ми и флир­том с мо­ло­ды­ми офи­це­ра­ми. Бед­няж­ка вы­нуж­ден со­про­вож­дать мать на смот­ры, па­ра­ды и про­чие ме­ро­при­я­тия, от ко­то­рых чув­стви­тель­но­го прин­ца про­сто во­ро­тит. Не по­мо­га­ет и ко­рот­кая ин­триж­ка с раз­бит­ной блон­дин­кой (Эг­нес Уон­др­пот), услуж­ли­во под­су­ну­той лич­ным сек­ре­та­рем ( Эшли Бейн). Неузнан­ный принц про­во­дит вре­мя в со­мни­тель­ных ба­рах, пьет, де­рет­ся и, от­ча­яв­шись, бе­жит на озе­ро то­пить­ся. В это са­мое вре­мя воз­ни­ка­ют судь­бо­нос­ные ле­бе­ди — стая по­лу­об­на­жен­ных муж­чин в пан­та­ло­нах из пе­рьев, при­чем ле­бе­ди­ный во­жак ( То­мас Уайт­хед) про­ни­ка­ет­ся к прин­цу со­чув­стви­ем. Окры­лен­ный наслед­ник от­прав­ля­ет­ся на оче­ред­ной при­ем, от­вер­га­ет до­мо­га­ния блон­дин­ки, дер­зит ма­те­ри и — вот он, по­да­рок судь­бы! — сно­ва встре­ча­ет Ле­бе­дя. Но воз­люб­лен­ный, об­ла­чен­ный на сей раз в сек­са­пиль­ные ко­жа­ные шта­ны, ве­дет се­бя стран­но. На прин­ца не об­ра­ща­ет ни ма­лей­ше­го вни­ма­ния, за­то во­всю флир­ту­ет с ко­ро­ле­вой.

По­тря­сен­ный принц хва­та­ет пи­сто­лет, стре­ля­ет и по­па­да­ет в блон­дин­ку. Да­лее сле­ду­ет за­ко­но­мер­ный фи­нал: па­ла­та су­ма­сшед­ше­го до­ма и бре­до­вые гал­лю­ци­на­ции на лю­би­мую те­му. На этот раз встре­ча с ле­бе­дя­ми не су­лит ни­че­го свет­ло­го. Стая, угро­жа­ю­ще ши­пя и ма­хая кры­лья­ми, на­дви­га­ет­ся на стра­даль­ца, и спа­се­ния, ка­жет­ся, ждать неот­ку­да. И тут в оче­ред­ной и по­след­ний раз по­яв­ля­ет­ся Ле­бедь. Гру­дью за­кры­ва­ет он прин­ца и па­да­ет, за­кле­ван­ный со­ро­ди­ча­ми. Во­шед­шая ко­ро­ле­ва ви­дит мерт­во­го сы­на, а зри­те­ли — вы­рас­та­ю­ще­го над кро­ва­тью Ле­бе­дя. На ру­ках он, как Ма­дон­на Хри­ста, дер­жит прин­ца.

Борн ма­стер­ски ра­бо­та­ет с му­зы­кой (пре­вос­ход­ная за­пись Ко­ро­лев­ско­го фи­лар­мо­ни­че­ско­го ор­кест­ра под управ­ле­ни­ем Брет­та Мо­ри­са). Смот­ришь на сце­ну и ду­ма­ешь, что Петр Ильич Чай­ков­ский пи­сал тан­цы ле­бе­дей не для неж­ных де­ву­шек, а для агрес­сив­ных пар­ней. «Рус­ский та­нец» — не для бе­зы­мян­ной неве­сты, а для наг­ло­го со­блаз­ни­те­ля. И зря он на­зы­вал свой ба­лет «чи­стой дря­нью». В хо­ро­ших ру­ках «Ле­бе­ди­ное озе­ро» — чи­стое золото.

Од­но­по­лое «Ле­бе­ди­ное озе­ро» по­ка­жут на сцене МХТ име­ни Че­хо­ва 15 раз

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.