«Я со­чи­нил рэп для ви­зу­аль­но­го вос­при­я­тия»

Izvestia - - КУЛЬТУРА -

В про­кат вы­хо­дят «От­вяз­ные ка­ни­ку­лы» ре­жис­се­ра Хар­мо­ни Корина («Гум­мо», «Ми­стер оди­но­че­ство»). Фильм, по­ка­зан­ный еще на Ве­не­ци­ан­ском ки­но­фе­сти­ва­ле в сен­тяб­ре про­шло­го го­да, меж­ду­на­род­ная прес­са на­зы­ва­ла то «поп-арт­овым кли­пом», то «пост­мо­дер­нист­ской фреской», то «панк-мо­леб­ном». По сю­же­ту идея стар­ше­класс­ниц как сле­ду­ет раз­влечь­ся на ве­сен­них ка­ни­ку­лах во Фло­ри­де обо­ра­чи­ва­ет­ся на­столь­ко раз­нуз­дан­ной ор­ги­ей, что ка­жет­ся, буд­то в Аме­ри­ке ни­ко­гда не су­ще­ство­ва­ло Уго­лов­но­го ко­дек­са. На­ка­нуне рос­сий­ской пре­мье­ры кор­ре­спон­дент «Из­ве­стий» Оль­га Куз­не­цо­ва встре­ти­лась с ре­жис­се­ром ХАР­МО­НИ КО­РИ­НОМ. — Ваш фильм ни на что не по­хож и по­хож на все на све­те, невоз­мож­но дать «От­вяз­ным ка­ни­ку­лам» жан­ро­вое опре­де­ле­ние. — Да­вай­те-ка я сам по­про­бую это сде­лать: это та­кой со­вре­мен­ный им­прес­си­о­низм. По­п­меч­та. Это точ­но не до­ку­мен­тал­ка и не по­ли­ти­че­ское эс­се, как неко­то­рым мо­жет по­ка­зать­ся. Это чув­ства и эмо­ции на ки­но­плен­ке. Это ки­но, от про­смот­ра ко­то­ро­го впа­да­ешь в эй­фо­рию, как от нар­ко­ти­ков. Все об­ра­зы и зву­ки при­хо­ди­ли ко мне с раз- ных сто­рон. Я как буд­то ри­со­вал яр­ки­ми крас­ка­ми. — На Ве­не­ци­ан­ском ки­но­фе­сти­ва­ле по­сле по­ка­за «От­вяз­ных ка­ни­кул» бы­ло по­нят­но, что не­ко­то­рые фра­зы из филь­ма проч­но за­се­ли в го­ло­вах жур­на­ли­стов, ци­та­ты зву­ча­ли на каж­дом уг­лу. Как вам удалось до­стичь та­ко­го эф­фек­та? — Де­ло в том, что один из прин­ци­пов по­стро­е­ния это­го ки­но — од­ни и те же ре­пли­ки, по­вто­ря­ю­щи­е­ся по несколь­ко раз. Не­ко­то­рые сце­ны то­же повторялись. Я хо­тел, что­бы фильм вы­гля­дел так, как зву­чит му­зы­ка — с по­вто­ра­ми наи­бо­лее силь­ных кус­ков. На­де­юсь, я со­чи­нил рэп для ви­зу­аль­но­го вос­при­я­тия, как бы ди­ко это ни зву­ча­ло. — Ко­гда вы за­ду­мы­ва­ли фильм, ка­кая де­таль ста­ла для вас сю­же­то­об­ра­зу­ю­щей? Мне ка­жет­ся, что об­раз де­вуш­ки с ру­жьем... — Да, и обя­за­тель­но в би­ки­ни! От та­кой ба­рыш­ни не зна­ешь че­го ожи­дать. При­мер­ная школь­ни­ца на­став­ля­ет пуш­ку на тол­сто­го аме­ри­кан­ца и гра­бит его. С это­го я и на­чал, имен­но на об­ра­зе та­кой де­вуш­ки я и по­стро­ил весь фильм. — Ве­ро­ят­но, сни­мая фильм, вы но­сталь­ги­ро­ва­ли по соб­ствен­ной юно­сти? — Не знаю, есть ли у ме­ня но­сталь­гия. Ско­рее, тос­ка по то­му вре­ме­ни, ко­гда я де­лал что-то и не за­ду­мы­вал­ся о по­след­стви­ях. — В филь­ме очень мно­го со­вре­мен­но­го мо­ло­деж­но­го слен­га. Ва­ши мо­ло­дые ар­тист­ки вас ему на­учи­ли? — Мне ка­жет­ся, я и сам с ним хо­ро­шо зна­ком. Не так уж труд­но пред­ста­вить се­бе, ка­кие сло­ва упо­треб­ля­ет мо­ло­дежь пу­бер­тат­но­го воз­рас­та. Я про­сто пред­ста­вил са­мо­го се­бя нерв­ным под­рост­ком — и за­го­во­рил на этом слен­ге. — Вре­мя от вре­ме­ни мир шо­ки­ру­ют но­во­сти о том, что в Аме­ри­ке ти­ней­дже­ры от­кры­ва­ют стрель­бу по невин­ным лю­дям. Та Аме­ри­ка, ко­то­рую по­ка­за­ли вы, — она от­ра­жа­ет ре­аль­ность или все-та­ки это пре­уве­ли­че­ние? — Слож­но ска­зать. «От­вяз­ные ка­ни­ку­лы», я ду­маю, ба­лан­си­ру­ют меж­ду пер­вым и вто­рым. — Есть ли при­чи­на то­му, что вы за­хо­те­ли снять этот фильм имен­но сей­час? — Мне по­че­му-то по­ка­за­лось, что он бу­дет свое­вре­мен­ным. Я ду­мал, что сю­жет «От­вяз­ных ка­ни­кул» мо­жет стать ме­та­фо­рой. Лю­ди, ко­то­рые бро­са­ют все ра­ди сию­ми­нут­но­го удо­воль­ствия — это толь­ко зву­чит за­ман­чи­во и ве­се­ло, а на са­мом де­ле это очень опас­ная си­ту­а­ция. — На пресс-кон­фе­рен­ции Ве­не­ци­ан­ско­го фе­сти­ва­ля вы го­во­ри­ли, что у филь­ма две дви­жу­щие си­лы — чув­ство фи­зи­че­ско­го на­сла­жде­ния и чув­ство край­не­го бес­по­кой­ства... — Да, я по­ду­мал, что каж­до­му, так или ина­че, зна­ко­мы эти оба чув­ства. По край­ней ме­ре мной они про­сто обу­ре­ва­ли, ко­гда я ра­бо­тал над филь­мом. А ко­гда оба этих эмо­ци­о­наль­ных уров­ня сме­ши­ва­ют­ся во­еди­но, на­сту­па­ет взры­во­опас­ная си­ту­а­ция. Очень на­де­юсь, что зри­те­ли это про­чув­ству­ют. — То есть это сво­е­го ро­да экс­пе­ри­мент над зри­тель­ски­ми эмо­ци­я­ми? — Мож­но и так ска­зать. А еще мне хо­те­лось со­здать об­ра­зы, ко­то­рые невоз­мож­но за­быть. — Невоз­мож­но за­быть в первую оче­редь ге­роя Джейм­са Фран­ко — мно­го­чис­лен­ные ко­сич­ки, зо­ло­тые зу­бы, ди­кий ак­цент и за­пре­дель­ная все­доз­во­лен­ность. Как вы раз­ра­ба­ты­ва­ли этот об­раз? — Я ду­мал о нем не мень­ше го­да, пы­тал­ся най­ти па­рал­ле­ли в жиз­ни — по-мо­е­му, на­сто­я­щие ганг­сте­ры Юж­ных Шта­тов по­чти та­кие же. Мы с Джейм­сом Фран­ко взя­ли из это­го ко­ло­рит­но­го об­ра­за все что воз­мож­но. — По­след­ний во­прос: вы не опа­са­е­тесь то­го, что ро­ди­те­ли де­во­чек-под­рост­ков по­сле это­го филь­ма вас про­кля­нут? — Воз­мож­но. И да­же весь­ма ве­ро­ят­но.

Би­ки­ни ста­ло од­ним из дей­ству­ю­щих лиц филь­ма

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.