Цирк уехал

Izvestia - - МНЕНИЯ - Вик­тор То­по­ров пи­са­тель

Ми­тинг 6 мая 2013 го­да ока­зал­ся пер­вым в це­пи се­бе по­доб­ных — пер­вым, по окон­ча­нии ко­то­ро­го не про­зву­ча­ли са­кра­мен­таль­ные сло­ва «Мы бы­ли на Бо­лот­ной и при­дем еще!» То есть ока­зал­ся фак­ти­че­ски по­след­ним. Пря­мо как в анек­до­те бреж­нев­ской по­ры: «По­че­му ты не был на по­след­нем парт­со­бра­нии? — Знай я, что оно по­след­нее, я бы непре­мен­но при­шел!» От­кры­тое парт­со­бра­ние «бо­лот­ной» пар­тии, су­дя по все­му, имен­но та­ким и бы­ло. От­сю­да и по­вы­шен­ная по срав­не­нию с ожи­да­ни­я­ми яв­ка — пуб­ли­ка под­тя­ну­лась окон­ча­тель­но удо­сто­ве­рить­ся в том, что хо­дить ту­да боль­ше нече­го, а глав­ное, неза­чем... Да и за­чем хо­ди­ли-то, в об­щем, уже и не вспом­нить. Ка­шин вот от боль­шо­го ума за­пел, а спев, сра­зу же за­про­сил­ся. По­нят­но, что на про­гул­ку, по­нят­но, что на кон­троль­ную — но уже с со­всем дру­ги­ми пи­са­те­ля­ми.

На­блю­да­те­ли от­ме­ча­ют недо­воль­ство ли­де­ра­ми про­те­сту­ю­щих — преж­де все­го со сто­ро­ны са­мих участ­ни­ков про­тестных дей­ствий. Недо­воль­ство ими и разо­ча­ро­ва­ние в них. Но еще ху­же об­сто­ит де­ло с са­мим про­те­стом: он про­сто-на­про­сто со­шел на нет. Про­тестное на­стро­е­ние оста­лось (как лю­бов­ное на­стро­е­ние в од­но­имен­ной — и ред­кост­но це­ло­муд­рен­ной — лен­те Вон­га Кар-Вая), а про­тест про­пал. Са­мые со­ци­аль­но чут­кие (ди­рек­тор «Эха Моск­вы» Ве­не­дик­тов или, до­пу­стим, пуб­ли­цист Оль­шан­ский) уже пе­ре­нес­ли про­тест да­же не на 2018-й, а на 2024 год, а до тех пор на­ме­ре­ва­ют­ся по­тер­петь.

Про­тест про­пал или при­нял от­кро­вен­но па­ро­дий­ную фор­му, как, на­при­мер, у нас в Пе­тер­бур­ге, где тре­бу­ют уже не «чест­ных вы­бо­ров» (да и о ка­ких вы­бо­рах, собственно, идет речь?) и не до­сроч­ной от­став­ки все­на­род­но из­бран­но­го пре­зи­ден­та, а все­го-на­все­го — непри­кос­но­вен­но­сти эр­ми­таж­ной кол­лек­ции им­прес­си­о­ни­стов. Тре­бу­ют с та­ким пы­лом, как буд­то кто­ни­будь хоть на миг все­рьез за­ду­мал­ся над тем, а не от­дать ли ее в сто­ли­цу. А глав­ное, с та­ким же точ­но пы­лом, с ка­ким еще со­всем недав­но тре­бо­ва­ли все­го и сра­зу. Ну, со «всем и сра­зу» не по­лу­чи­лось, так хоть Ма­тис­са в Моск­ву не от­да­вай­те. «Спа­си­бо те­бе, учи­тель, с тех пор как по тво­е­му со­ве­ту я сна­ча­ла за­вел, а по­том вы­гнал ко­зу, жить-та­ки ста­ло немно­жеч­ко лег­че!»

Од­ним сло­вом, цирк уехал. На­дол­го ли, на­все­гда ли... Цирк уехал, а кло­у­ны оста­лись. И во­прос о том, что де­лать им (и что де­лать с ни­ми), во всей сво­ей незна­чи­тель­но­сти со­хра­ня­ет из­вест­ную ак­ту­аль­ность. Нена­зой­ли­во под­черк­ну­тую са­мим фак­том: в ли­де­рах «бо­лот­но­го» про­те­ста хо­ди­ли до сих пор как раз кло­у­ны. Про­фес­си­о­наль­ные кон­фе­ран­сье, кло­у­ны, купле­ти­сты, па­ро­ди­сты, по­ке­ри­сты, в луч­шем слу­чае — бел­ле­три­сты. Ну и, ра­зу­ме­ет­ся, афе­ри­сты всех ма­стей и от­тен­ков... Круп­ны­ми по­ли­ти­ка­ми и пуб­ли­ци­ста­ми по­ла­га­ют се­бя, прав­да, и те и дру­гие.

Ну, что де­лать кло­у­нам, как раз яс­но: воз­вра­щать­ся в про­фес­сию. За­ня­тий ко­то­рой они, впро­чем, не пре­кра­ща­ли и все пол­то­ра «про­тестных» го­да, че­ре­дуя ре­гу­ляр­ное уча­стие в ми­тин­гах и «кон­троль­ных про­гул­ках» с бе­гом впри­прыж­ку и пля­сом впри­сяд­ку на все­воз­мож­ных ве­че­рин­ках боль­шо­го, сред­не­го и, в осо­бых слу­ча­ях, ма­ло­го биз­не­са. Вот на кор­по­ра­ти­вы они и вер­нут­ся — пусть с неко­то­рым дис­кон­том по срав­не­нию с недав­ни­ми вре­ме­на­ми, — но то­же, зна­е­те ли, ни­че­го страш­но­го. «Как в рус­ской бане пас­са­ти­жи, смех неуместен в на­ши дни», — сме­ет­ся Бы­ков. В пре­зи­ден­ты Все­мир­ной шах­мат­ной фе­де­ра­ции (но уже не в пре­зи­ден­ты России) со­би­ра­ет­ся бал­ло­ти­ро­вать­ся Кас­па­ров. У каж­до­го или по­чти у каж­до­го на­вер­ня­ка от­ло­же­ны на чер­ный день пре­сло­ву­тые 2%.

Афе­ри­стам, по­нят­но, при­дет­ся са­мую ма­лость ху­же. И от­нюдь не по­то­му, что в стране рез­ко оздо­ро­ви­лась, при­чем не в по­след­нюю оче­редь их же соб­ствен­ны­ми уси­ли­я­ми, об­ще­ствен­ная об­ста­нов­ка. Ни­чуть она не оздо­ро­ви­лась (и уж по­дав­но — не их уси­ли­я­ми): фор­точ­ку ед­ва при­от­кры­ли, на­сто­я­щий сквоз­няк еще не по­шел, а кое-кто уже но­ро­вит при­крыть ее... Од­на­ко день­ги, как из­вест­но, лю­бят ти­ши­ну, а мо­шен­ни­че­ство — тем бо­лее, и злост­ные на­ру­ши­те­ли мо­шен­ни­че­ской ти­ши­ны, бу­дучи са­ми из­ряд­ны­ми про­хин­де­я­ми, по­ве­ли се­бя все же несколь­ко опро­мет­чи­во.

От­став­ка Сур­ко­ва — ка­ко­вы бы ни бы­ли ее под­лин­ные при­чи­ны и сию­ми­нут­ные по­во­ды — под­ве­ла жир­ную чер­ту под ими­та­ци­он­ны­ми тех­но­ло­ги­я­ми, вклю­чая ими­та­цию об­ще­ствен­но­го про­те­ста ме­ха­ни­че­ски­ми те­ло­дви­же­ни­я­ми и гром­ким ором. Про­тест про­пал, про­тест вы­дох­ся, да, стро­го го­во­ря, он изна­чаль­но был бес­пред­ме­тен. Ни ра­зу, ни в од­но мгно­ве­ние, ни на од­ном пике не до­стиг­нув на­ка­ла (и за­ра­зи­тель­но­сти) зна­ме­ни­то­го го­во­ру­хин­ско­го слогана «Так жить нель­зя!», ко­то­рый, кста­ти, и сам по се­бе был бес­пред­ме­тен. Так жить нель­зя — а как мож­но? Это, во-пер­вых. И то­гда — при Бреж­не­ве, Ан­дро­по­ве, Черненко, Гор­ба­че­ве — жить бы­ло мож­но, и сей­час мож­но. Осо­бен­но ес­ли не от­да­вать эр­ми­таж­но­го Ма­тис­са в Моск­ву, но да­же и в этом су­гу­бо ги­по­те­ти­че­ском слу­чае жить все рав­но бу­дет мож­но.

Что та­кое про­тест, что та­кое на­сто­я­щий про­тест, всем по­нят­но. Мас­со­вый про­тест при­во­дит к за­ба­стов­кам, к фор­ми­ро­ва­нию на­род­но­го фрон­та и в кон­це кон­цов к ре­во­лю­ции. А что у нас? Или, вер­нее, ви­но­ват, что у вас? Про­тестные на­стро­е­ния в па­ро­дий­ной фор­ме. Ре­во­лю­ции не хо­чет ни­кто, ба­сто­вать неко­му (раз­ве что устро­ить ита­льян­скую забастовку в Facebook), фронт на «бо­ло­те» мож­но сфор­ми­ро­вать раз­ве что ино­род­ный, мож­но нена­род­ный, мож­но да­же ан­ти­на­род­ный, но ни в ко­ем слу­чае не на­род­ный. Кло­у­ны, ко­неч­но, за­бав­ны, но они кло­у­ны. Афе­ри­сты, ко­неч­но, ре­чи­сты, но они афе­ри­сты. Цирк уехал — или вот-вот уедет; на Бо­лот­ной укла­ды­ва­ют шат­ры.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.