Рус­ский Канн по­тря­сен смер­тью Алек­сея Ба­ла­ба­но­ва

Izvestia - - КУЛЬТУРА - Лариса Юси­по­ва

В суб­бо­ту ве­че­ром, ко­гда из Рос­сий­ско­го па­ви­льо­на рас­хо­ди­лись по­след­ние го­сти, кто-то во­шел в интернет и уви­дел ин­фор­ма­цию о смер­ти Алек­сея Ба­ла­ба­но­ва на «Фейс­бу­ке» Алек­сея Фе­дор­чен­ко.

Но­вость мгно­вен­но раз­ле­те­лась по «рус­ско­му Кан­ну» по­сле пресс-по­ка­за филь­ма бра­тьев Коэн, ко­то­рый про­шел как раз в это вре­мя, рос­сий­ские жур­на­ли­сты со­бра­лись в пресс-цен­тре, об­суж­дая страш­ную весть. Ка­за­лось, буд­то весь этот хо­лод­ный, непри­вет­ли­вый, про­ни­зы­ва­ю­щий день, ка­ко­го не при­пом­нят канн­ские ста­ро­жи­лы, го­то­вил к то­му, что про­изой­дет что-то непо­пра­ви­мое. Буд­то Канн опла­ки­ва­ет Ба­ла­ба­но­ва. Петр Ше­по­тин­ник вс­пом­нил, что так же точ­но Венеция, на несколь­ко ча­сов пре­вра­тив­шись в мрач­ный осен­ний Пи­тер, опла­ки­ва­ла Брод­ско­го в мо­мент его по­хо­рон.

Алек­сей Ба­ла­ба­нов не чис­лил­ся в лю­бим­цах меж­ду­на­род­ных ки­но­фе­сти­ва­лей — хо­тя пе­ри­о­ди­че­ски его ту­да при­гла­ша­ли. Ви­ди­мо, он был слиш­ком рус­ским, слиш­ком спон­тан­ным, слиш­ком неров­ным да­же для самых про­дви­ну­тых из за­пад­ных про­грамм­ных ди­рек­то­ров.

Но для сво­их со­оте­че­ствен­ни­ков, осо­бен­но для тех, кто свя­зан с ки­не­ма­то­гра­фом, Алек­сей Ок­тяб­ри­но­вич был во­пло­ще­ни­ем са­мо­го ду­ха ки­но. Из­би­тая фра­за «он жил как ды­шал» — про него. Он и сни­мал, как ды­шал, — стре­ми­тель­но, неров­но, глу­бо­ко. Весь фильм со­би­рая уже в го­ло­ве, а за­тем тра­тя ми­ни­маль­ное ко­ли­че­ство дуб­лей и плен­ки.

Ак­те­ры его бо­го­тво­ри­ли, зна­ме­ни­тая ба­ла­ба­нов­ская фра­зоч­ка: «Сыг­рай та­лант­ли­во!» в проф­сре­де об­ре­ла ста­тус по­сло­ви­цы. Но Ба­ла­ба­нов, ост­ро чув­ству­ю­щий ак­те­ров и как ни- кто уме­ю­щий с ни­ми ра­бо­тать, по­сте­пен­но все боль­ше ухо­дил в сто­ро­ну непро­фес­си­о­наль­ных ис­пол­ни­те­лей. Ведь и один из глав­ных людей его жиз­ни — Сер­гей Бод­ров-млад­ший — ак­те­ром в стро­гом смыс­ле не был.

В по­след­ней ба­ла­ба­нов­ской кар­тине «Я то­же хо­чу» не бы­ло во­об­ще ни од­но­го пер­со­на­жа. А в глав­ных ро­лях Гар­ку­ша и Алек­сандр Мосин: биз­нес­мен, быв­ший «аф­га­нец», де­сант­ник, с ко­то­рым Ба­ла­ба­нов по­зна­ко­мил­ся, сни­мая «день ВДВ» в «Мне не боль­но», и с тех пор сни­мал его во всех сво­их филь­мах.

«Я то­же хо­чу» был в про­шлом го­ду в Ве­не­ции, в кон­кур­се «Го­ри­зон­ты», и то­гда на во­прос, по­че­му он ре­шил за­дей­ство­вать в кар­тине толь­ко непро­фес­си­о­на­лов, Ба­ла­ба­нов го­во­рил о прав­де, ко­то­рая очень ему важ­на.

Сре­ди непро­фес­си­о­наль­ных ак­те­ров, сыг­рав­ших в «Я то­же хо­чу», был и он сам. Он по­яв­лял­ся в фи­на­ле, про­из­но­сил фра­зу «Я ки­но­ре­жис­сер. Член Ев­ро­пей­ской ки­но­ака­де­мии» и уми­рал.

Я спро­си­ла Ба­ла­ба­но­ва то­гда, по­че­му Колокольня сча­стья не за­бра­ла его ге­роя к се­бе. «Зна­чит, пло­хие филь­мы сни­мал», — от­ве­тил он.

Ба­ла­ба­нов сни­мал очень хо­ро­шие филь­мы, и ес­ли бы не они, не слу­чи­лось бы но­вой вол­ны в рос­сий­ском ки­но. И филь­мы луч­ших из пред­став­лен­ных в эти дни в Рос­сий­ском па­ви­льоне Кан­на мо­ло­дых ре­жис­се­ров без «Бра­та», «Про уро­дов и людей», «Ко­че­га­ра», «Мор­фия» вряд ли бы со­сто­я­лись. Во вся­ком слу­чае они бы­ли бы ины­ми.

Осе­нью Алек­сей Ба­ла­ба­нов дол­жен был на­чать съем­ки кар­ти­ны о мо­ло­до­сти Ио­си­фа Ста­ли­на. Это был очень слож­ный, тре­бу­ю­щий боль­шой под­го­тов­ки за­мы­сел. Этой кар­ти­ны, как и дру­гих, не сня­тых 54-лет­ним Балабановым, бу­дет очень не хва­тать в рос­сий­ском ки­но.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.