«На­ше ки­но — о нети­пич­ных улич­ных раз­дол­ба­ях»

Izvestia - - КУЛЬТУРА -

В про­кат вы­хо­дит «Форсаж-6». Кор­ре­спон­дент «Из­ве­стий» За­и­ра Озова в Лон­доне по­бе­се­до­ва­ла с од­ной из самых яр­ких звезд сверх­при­быль­ной фран­ши­зы — МИ­ШЕЛЬ РОД­РИ­ГЕС, чья ге­ро­и­ня в но­вом филь­ме чу­дес­ным об­ра­зом воскрес­ла из мерт­вых. — В ше­стом «Фор­са­же» очень важ­на те­ма се­мьи. У ва­ших кол­лег по филь­му есть свои же­ны, парт­не­ры, де­ти. Вы же боль­шая лю­би­тель­ни­ца ве­че­ри­нок. Не воз­ни­ка­ет по это­му по­во­ду дис­со­нан­са в работе? — Да, слу­шай, они ме­ня до­ста­ли уже со сво­и­ми детьми ( сме­ет­ся). Но ко­гда мы ра­бо­та­ем, мы за­бы­ва­ем обо всем: они о де­тях, я — о ве­че­рин­ках. При­чем ча­сто ра­бо­та идет да­же вне съе­моч­ной пло­щад­ки. Мы с Ви­ном (Ди­зе­лем. — «Из­ве­стия» ) ре­гу­ляр­но си­дим до­позд­на, об­суж­дая, как мож­но сде­лать на­ших пер­со­на­жей бо­лее при­вле­ка­тель­ны­ми в кон­тек­сте дан­ной ис­то­рии. В на­ши дни это нор­маль­но, ко­гда сту­дия сни­ма­ет проект, ска­жем, за 200 млн, и все они ухо­дят на экшн. Ни­кто не вкла­ды­ва­ет ку­чу де­нег в хо­ро­ший сце­на­рий, ну и слав­нень­ко — раз та­ко­вы пра­ви­ла, мы со­глас­ны по ним иг­рать. Толь­ко в та­ких усло­ви­ях мы долж­ны лезть из ко­жи вон, пы­та­ясь раз­вить и при­укра­сить пер­со­на­жей ( сме­ет­ся). Ес­ли мы вы­гля­дим как идио­ты пе­ред мил­ли­о­на­ми людей во всем ми­ре, то это на­ша про­бле­ма. Сту­дии-то все рав­но — они свое и так за­ра­бо­та­ют, «на­ру­бят» в про­ка­те, про­да­дут ку­чу DVD по все­му ми­ру. По­это­му, что­бы силь­но не по­зо­рить­ся, мы обе­ре­га­ем сво­их пер­со­на­жей и раз­ра­ба­ты­ва­ем их как мо­жем. Так что ра­бо­та над «Фор­са­жем» — это все­гда ти­та­ни­че­ский труд, и у ме­ня в этот пе­ри­од со­всем нет вре­ме­ни на ве­че­рин­ки. — Ско­ро вы еще и при­сту­па­е­те к съем­кам но­вой ча­сти. — Да, в сен­тяб­ре. Это зна­чит, что мы уже сей­час ве­дем ак­тив­ную ра­бо­ту. Вот из­вер­ги, да­же не да­ли от­дох­нуть как сле­ду­ет ( сме­ет­ся). — Как ду­ма­е­те, ко­гда-ни­будь на­сту­пит та­кой мо­мент, что вы ска­же­те: «Ну все, хва­тит с ме­ня «Фор­са­жа»? Или вы со­глас­ны иг­рать роль Лет­ти до тех пор, по­ка вас на нее зо­вут? — По­ка не ви­жу ни­ка­ких при­чин от­ка­зы­вать­ся от ро­ли Лет­ти. Мне ис­кренне нра­вит­ся эта фран­ши­за. Я с ней де­ла­ла свои пер­вые ша­ги в Гол­ли­ву­де. Но не толь­ко по­это­му я раз за ра­зом со­гла­ша­юсь на уча­стие в ней. Я ис­пы­ты­ваю глу­бо­кое ува­же­ние к ее фа­на­там — к лю­дям, ко­то­рые на­хо­дят­ся на «свет­лой сто­роне» улич­ной суб­куль­ту­ры. По­ни­ма­ешь, о чем я? Они на­шли в се­бе си­лы и не ста­ли нар­ко­тор­гов­ца­ми или су­те­не­ра­ми, хо­тя на­вер­ня­ка у них бы­ли все шан­сы. У них дру­гая сре­да оби­та­ния, и эта сре­да мне очень им­по­ни­ру­ет. А так­же мне нра­вит­ся, что в на­шем филь­ме этих самых пар­ней пред­став­ля­ет мно­го­на­ци­о­наль­ный ак­тер­ский со­став. Они из­гои об­ще­ства, но у них есть прин­ци­пы и они од­на боль­шая се­мья. Се­мья стран­ная и дис­функ­ци­о­наль­ная, но они друг за дру­га го­рой. Ку­да бы я ни по­еха­ла, в каж­дой стране ви­жу, как по­до­зри­тель­но­го ви­да мо­ло­дые лю­ди куч­ку­ют­ся в тем­ных уг­лах, не де­ла­ют ни­че­го про­ти­во­за­кон­но­го, но яв­но что-то за­мыш­ля­ют. А по­том са­дят­ся в свои тю­нин­го­ван­ные ма­ши­ны и устра­и­ва­ют гон­ки по ули­цам. Вот о них на­ше ки­но — о нети­пич­ных улич­ных раз­дол­ба­ях. В ли­це за­ко­на они пре­ступ­ни­ки, но они ведь та­кие класс­ные, как их мож­но са­жать? ( Сме­ет­ся.) Я их по­ни­маю — у ме­ня то­же бы­ли аре­сты за на­ру­ше­ние ПДД. — Вы их, на­вер­ное, по­ни­ма­е­те еще и в том, что ка­са­ет­ся свя­щен­ной семейственности? У вас же очень боль­шая се­мья, пол­но бра­тьев и се­стер. — Сло­во «боль­шая» да­же при­бли­зи­тель­но не опи­сы­ва­ет, ка­кая эта се­мья на са­мом де­ле ( рас­плы­ва­ет­ся в улыб­ке). Нас 10 де­тей — пять маль­чи­ков, пять де­во­чек. Мой па­па­ша ров­но рас­пре­де­лил ген­дер­ный ба­ланс. Сей­час боль­шин­ство из них жи­вет в Пу­эр­тоРи­ко, и я ез­жу к ним в го­сти каж­дое ле­то. Это огром­ная се­мья, где все от те­бя что-то хо­тят. Под­хо­дят и го­во­рят: «Ну что, как там, в Гол­ли­ву­де? О, да ты по­пра­ви­лась, хо­ро­шо кор­мишь­ся на сту­дий­ных хар­чах?» И при­мер­но та­ко­го ро­да бе­се­ды я долж­на про­ве­сти с каж­дым из два­дца­ти пя­ти чле­нов се­мьи. При этом пле­мян­ни­ки, ко­то­рые по­ка еще не уме­ют раз­го­ва­ри­вать, то­же не от­ста­ют — по­сто­ян­но на мне вис­нут, дер­га­ют за во­ло­сы, тя­нут в рот мой те­ле­фон и ре­гу­ляр­но от­ры­ги­ва­ют мне на пле­чо. Как же они мне все осто­чер­те­ли ( сме­ет­ся). — В филь­ме у вас «се­мья» со­сто­ит из дру­зей. На­сколь­ко вам та­кой под­ход ка­жет­ся убе­ди­тель­ным? — Он мне ка­жет­ся убе­ди­тель­ным, по­то­му что я са­ма про­шла че­рез всё это. Свои под­рост­ко­вые го­ды я про­ве­ла в при­го­ро­де Джер­си, где мы жи­ли бед­но и во мно­гом се­бе от­ка­зы­ва­ли. В До­ми­ни­кан­ской Рес­пуб­ли­ке у нас бы­ли слу­ги и гу­вер­нант­ки, а сто­и­ло нам вер­нуть­ся в США — всё, ла­фа за­кон­чи­лась. Что на­зы­ва­ет­ся, из князи в гря­зи. В та­кой си­ту­а­ции ро­ди­те­лям нет де­ла до тво­е­го вос­пи­та­ния, они за­ня­ты вы­жи­ва­ни­ем, и вот то­гда ты в 14 лет ока­зы­ва­ешь­ся на ули­цах Джер­си и те­бе при­хо­дит­ся ви­деть мно­го вся­кой дря­ни. Твои ро­вес­ни­ки тор­чат, ро­жа­ют де­тей, а за­тем рас­тят их в нар­ко­при­то­нах. И что­бы за­щи­тить­ся от все­го это­го, на­чи­на­ешь со­би­рать во­круг се­бя дру­зей, тща­тель­но их филь­труя. Они ста­но­вят­ся для те­бя се­мьей. И в этом плане мне, как ни­ко­му дру­го­му, близ­ко то, что про­ис­хо­дит у нас в филь­ме. Все эти раз­го­во­ры о «се­мье» — не пу­стой звук. Де­ти улиц так жи­вут, это их, нет, наш мир. Вин, кста­ти, то­же мно­го об этом зна­ет — он рос при­мер­но в та­ких же усло­ви­ях на окра­и­нах НьюЙор­ка. По­это­му мы с ним мо­жем смот­реть друг дру­гу в гла­за и по­ни­ма­ю­ще улы­бать­ся. По­то­му что мы зна­ем. Мы там бы­ли. Мы всё это ви­де­ли. И мно­гие на­ши зри­те­ли это по­ни­ма­ют. Они идут в ки­но и не без удо­воль­ствия отож­деств­ля­ют се­бя с на­ши­ми ге­ро­я­ми. Так что сту­дия сколь­ко угод­но мо­жет вкла­ды­вать­ся в по­тря­са­ю­щие экшн-сце­ны, предо­став­ляя ауди­то­рии впе­чат­ля­ю­щее зре­ли­ще, но «Форсаж» не был бы «Фор­са­жем», ес­ли бы не Вин Ди­зель с его, так ска­зать, зна­ни­ем ма­те­ри­а­ла.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.