«По­след­ним ки­но­ге­ро­ем сво­е­го вре­ме­ни был Да­ни­ла Ба­г­ров»

Izvestia - - КУЛЬТУРА -

Вы­шел трей­лер «Ста­лин­гра­да», са­мо­го ожи­да­е­мо­го во­ен­но­го филь­ма 2013 го­да. С ак­те­ром ПЕТ­РОМ ФЕ­ДО­РО­ВЫМ, сыг­рав­шим в кар­тине Фе­до­ра Бон­дар­чу­ка од­ну из глав­ных ро­лей, встре­ти­лась кор­ре­спон­дент «Из­ве­стий» Ан­на По­зи­на. — Фе­дор Бон­дар­чук на­зы­ва­ет вас сво­им лю­би­мым ак­те­ром. Как вы с ним по­зна­ко­ми­лись? — Ка­кая-то пря­мо ли­ри­че­ская история на­пра­ши­ва­ет­ся. На са­мом де­ле по­зна­ко­ми­лись в де­ле. Хо­тя я пом­ню, Фе­дор и на ди­плом­ный спек­такль к нам за­ха­жи­вал, то­гда он ис­кал па­ца­нов для «9 ро­ты», я то­гда не при­го­дил­ся, за­то при­го­дил­ся в «Оби­та­е­мом ост­ро­ве». Пом­ню, по­зво­нил Па­вел Ка­пле­вич и вы­звал на про­бы, где мы офи­ци­аль­но с Фе­до­ром и по­зна­ко­ми­лись. Фе­дор то­гда во мне что-то угля­дел, я да­же не рас­счи­ты­вал. Ува­жаю и це­ню его до­ве­рие. — Ка­кое же ка­че­ство в вас он раз­гля­дел? — Не знаю. Был я ху­дой ин­фан­тиль­ный юно­ша, а там ка­кие-то кос­ми­че­ские бо­е­ви­ки, мне это бы­ло и близ­ко, и чуж­до од­но­вре­мен­но. Я был удив­лен, ко­гда ме­ня утвер­ди­ли. Ис­пу­гал­ся и по­шел ка­чать мыш­цы. — Ка­ки­ми про­фес­си­о­наль­ны­ми и че­ло­ве­че­ски­ми ка­че­ства­ми дол­жен об­ла­дать ак­тер, что­бы по­пасть в та­кую се­рьез­ную ко­ман­ду? — Преж­де все­го он дол­жен под­хо­дить на роль, а даль­ше все за­ви­сит от слу­чая и тре­бо­ва­ний. Для «Оби­та­е­мо­го ост­ро­ва» ис­ка­ли в прин­ци­пе де­бю­тан­тов, свои ка­че­ства мы ско­рее на­ра­ба­ты­ва­ли во вре­мя съе­мок. Но глав­ное ка­че­ство во всех слу­ча­ях — до­ве­рие к ре­жис­се­ру. Это как некая хи­мия. Со­вре­мен­ный ак­тер при­вык опи­рать­ся на са­мо­ре­жис­су­ру, это дик­ту­ют фор­мы про­из­вод­ства, тре­бу­ю­щие боль­шой вы­ра­бот­ки, да и про­дю­се­ры склон­ны при­бе­гать к схе­мам, ко­то­рые на­вя­зы­ва­ет ры­нок (а в этом слу­чае ре­жис­се­ры за­ви­си­мы еще боль­ше, чем ак­те­ры), вот и при­хо­дит­ся что-то нам са­мим со­об­ра­жать. Хо­тя са­мо­ре­жис­су­ра в са­краль­ном смыс­ле убивает про­фес­сию. — А вы ожи­да­ли, что по­сле «Ост­ро­ва» вас при­гла­сят сни­мать­ся в «Ста­лин­гра­де»? — Во­об­ще-то нет. Мне ка­за­лось, что Гро­мов по­стар­ше и по­бру­таль­нее. Но со­зда­те­ли «Ста­лин­гра­да» омо­ло­ди­ли ис­то­рию, и это очень пра­виль­но — ре­бя­та на­ше­го воз­рас­та в го­ды вой­ны счи­та­лись ес­ли не по­жи­лы­ми, то уж точ­но взрос­лы­ми. — Сей­час вы­хо­дит мно­го филь­мов о войне, но стар­шее по­ко­ле­ние не все­гда до­воль­но тем, как по­ко­ле­ние, не знав­шее вой­ны, пе­ре­да­ет ат­мо­сфе­ру тех лет. — Я и сам с боль­шим при­щу­ром от­но­шусь к филь­мам о войне. Без­услов­но, их ко­ли­че­ство свя­за­но с пат­ри­о­ти­че­ской гос­про­грам­мой, на кар­ти­ны вы­де­ля­ют­ся боль­шие день­ги, их мно­го, но сму­ща­ют под­ход кол­лег и ко­неч­ное ка­че­ство. Ко­неч­но, это филь­мы не для стар­ше­го по­ко­ле­ния, рас­счи­та­ны на мо­лод­няк, оце­нок ба­бу­шек и де­ду­шек они и не за­слу­жи­ва­ют, но на­до учить­ся де­лать хо­ро­шо. Ко­гда в Аме­ри­ке вы­шел фильм Top gun («Луч­ший стре­лок»), на сле­ду­ю­щий год 80% маль­чи­ков ушло в ВВС. Ни­че­го пло­хо­го в этом не ви­жу. А ес­ли го­во­рить про «Ста­лин­град», в первую оче­редь на фильм по­ве­ду сво­их ста­ри­ков: они ждут, и для ме­ня они са­мые глав­ные зри­те­ли. — То есть вы при­шли на съем­ки «Ста­лин­гра­да» под­ни­мать пат­ри­о­ти­че­ский дух мо­ло­де­жи? — Преж­де все­го я при­шел на ин­те­рес­ную ра­бо­ту. А без под­ня­тия ду­ха в прин­ци­пе ни­че­го не по­лу­чи­лось бы на та­кой кар­тине. Дух пат­ри­о­тиз­ма — это пра­виль­но, осо­бен­но ес­ли разо­брать­ся, что это та­кое. Мне ка­жет­ся, на­ше по­ко­ле­ние на вер­ном пу­ти — у него есть ин­те­рес к ис­то­рии, лю­ди за­но­во от­кры­ва­ют для се­бя стра­ну, ее про­шлое, фор­ми­ру­ют свою си- сте­му цен­но­стей, ста­ра­ют­ся не смот­реть те­лик. А что ка­са­ет­ся ки­но, филь­мы со­вет­ско­го вре­ме­ни уже сня­ты, они луч­шие, но мы долж­ны дви­гать­ся даль­ше, вой­на для мо­ло­до­го по­ко­ле­ния ста­ла ми­фом, ле­ген­дой, и за­да­ча ху­дож­ни­ков — эту ле­ген­ду ак­ку­рат­но пе­ре­дать из рук в ру­ки сле­ду­ю­ще­му по­ко­ле­нию. — Как по­стро­ен «Ста­лин­град»? Там боль­ше ба­та­лий или все же пре­об­ла­да­ет те­ма «че­ло­век и вой­на»? — «Ста­лин­град» невоз­мо­жен без кро­ви. Но про­ли­ва­ют кровь лю­ди, и история про них. Да и Бон­дар­чук не взял­ся бы за этот фильм, ес­ли бы это бы­ла про­сто вой­на. На войне об­на­жа­ет­ся всё — кто ты та­кой есть, на что ты спо­со­бен или, на­о­бо­рот, не спо­со­бен. Мне очень ин­те­рес­но, как сло­жит­ся мно­го­уголь­ник че­ло­ве­че­ских от­но­ше­ний. Драть­ся то­же бу­дем ого-го! Даль­ше го­во­рить не бу­ду. На­до смот­реть. — «Ста­лин­град» — пер­вый фильм о войне в фор­ма­те 3D. Но­вый фор­мат от­ра­жа­ет­ся на ак­тер­ской иг­ре? — Всё, что ты де­ла­ешь пло­хо, — вид­нее в мил­ли­ард раз. Ты дол­жен быть и ор­га­нич­нее, и жан­ро­вее, и яр­че. А ес­ли кто-то не одоб­ря­ет идею по­ка­зы­вать вой­ну в этом ви­зу­аль­ном фор­ма­те, пусть идет в биб­лио­те­ку. Смеш­но пред­по­ла­гать, что так на­зы­ва­е­мое шоу опош­ля­ет вой­ну и на­ши цен­но­сти. Ду­маю, все на­о­бо­рот. На­до мно­го ра­бо­тать и дви­гать­ся даль­ше, ина­че за­стря­нем в ж... с та­ки­ми суж­де­ни­я­ми. — Мо­ло­дежь узна­ла вас по се­ри­а­лу «Клуб». Как вы от­но­си­тесь к се­ри­а­лам? — То, что идет по ящи­ку, в ос­нов­ном — пол­ная ла­жа. Сам фор­мат — от­лич­ный. Ино­гда в нем мож­но сде­лать го­раз­до боль­ше, чем в пол­ном мет­ре. — Знаю, что еще од­на ва­ша страсть — му­зы­ка. Как она во­шла в ва­шу жизнь? — В му­зы­каль­ной шко­ле я не учил­ся, но му­зы­ку все­гда лю­бил, по­сте­пен­но это вы­ли­лось во что­то бо­лее се­рьез­ное. Не так дав­но мы с дру­зья­ми со­зда­ли му­зы­каль­ный кол­лек­тив Race to space, по­ет пре­крас­ная Ма­ша Се­хон, сей­час бу­дем пер­вый аль­бом за­пи­сы­вать. Я за­ни­ма­юсь кла­виш­ной сек­ци­ей, элек­трон­ным на­пол­не­ни­ем. Все­го шесть че­ло­век в груп­пе. — А что про­ис­хо­дит у вас с те­ат­ром? — Ни­че­го. Я чуть-чуть ра­бо­тал в Те­ат­ре име­ни Ста­ни­слав­ско­го. Сре­ди ре­жис­се­ров очень вдох­нов­лял Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич Мир­зо­ев, и я по­сле ву­за по­шел про­бо­вать­ся имен­но к нему, он как раз на­би­рал мо­ло­дую труп­пу. Но я сни­мал­ся па­рал­лель­но в ка­ких-то ду­рац­ких кар­ти­нах, под­став­лял лю­би­мый те­атр и до­воль­но быст­ро по­нял, что пол­но­цен­но слу­жить не мо­гу. Осо­бая бла­го­дар­ность Мир­зо­е­ву, что не гно­бил то­гда, а муд­ро от­пу­стил, на­мек­нув, что все­му свое вре­мя и ме­сто. Бо­лее то­го, с Вла­ди­ми­ром Вла­ди­ми­ро­ви­чем до­ве­лось поз­же по­ра­бо­тать в ки­но, и это сча­стье, на ко­то­рое на­де­юсь вновь и вновь. Он ве­ли­кий ху­дож­ник. — Ко­го бы вы хо­те­ли сыг­рать? Есть ге­рой на при­ме­те? — Гам­ле­та при­ня­то хотеть сыг­рать. Все­гда все ки­нош­ни­ки на­хо­дят­ся в ав­то­ном­ном по­ис­ке ге­роя на­ше­го вре­ме­ни. Я бы хо­тел сыг­рать ге­роя на­ше­го вре­ме­ни, да. — А кто он, ге­рой ва­ше­го вре­ме­ни? «ДухLess» или кто? — По­след­ний ки­но­ге­рой сво­е­го вре­ме­ни был Да­ни­ла Ба­г­ров. Но «ДухLess» — то­же ге­рой. И преж­де все­го по­то­му, что про него за­хо­те­ли по­смот­реть. Он по­хож на зна­ко­мо­го нам пар­ня — по­ня­тен и по­ро­чен. Он со­вре­ме­нен, и про­ис­хо­дит эле­мен­тар­ная иден­ти­фи­ка­ция зри­те­ля с ге­ро­ем, что в ки­но са­мое глав­ное. Хо­тя мне ка­жет­ся, что в этой ис­то­рии вре­мя — ге­рой. Офис­ные ре­бя­та — они в инер­ции. Мы все дви­жем­ся по инер­ции. Без этой инер­ции нас нет. Но это что-то не то. На­до ку­да­то бе­жать, что-то де­лать. Сей­час ге­рой ско­рее все­го про­ти­во­сто­ит сво­е­му вре­ме­ни. Был та­кой фильм «С ме­ня хва­тит» с Май­к­лом Дугла­сом. Мне ка­жет­ся, сей­час про­ис­хо­дит что-то по­доб­ное. Ге­рой на гра­ни мо­ле­ку­ляр­но­го рас­па­да. Он раз­дра­жен. Там всё это очень хо­ро­шо по­ка­за­но че­рез ме­ло­чи бы­то­вые, ко­то­рые за­пи­ра­ют на­ше со­зна­ние. Че­ло­век, ко­то­ро­го всё до­ста­ло. Или че­ло­век, ко­то­рый ду­ма­ет, что его всё до­ста­ло. Ду­ма­ет, что он сей­час пой­дет и пе­ре­вер­нет весь мир. Но в ито­ге мир пе­ре­во­ра­чи­ва­ет его. И ни­че­го у него не по­лу­ча­ет­ся. Мне нра­вит­ся ге­рой, ко­то­ро­го всё до­ста­ло.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.