«Рос­сия и Ки­тай очень близ­ки»

Вонг Кар-вай — о том, как Гон­конг учит вы­жи­вать, и о но­вом филь­ме «Ве­ли­кий ма­стер»

Izvestia - - КУЛЬТУРА -

30 мая в рос­сий­ский про­кат вы­хо­дит но­вый фильм гон­конг­ско­го ре­жис­се­ра, об­ла­да­те­ля при­за Канн­ско­го ки­но­фе­сти­ва­ля ВОН­ГА КАР-ВАЯ «Ве­ли­кий ма­стер». В цен­тре сю­же­та — история о ма­сте­ре кунг-фу Ип Мане. С ре­жис­се­ром встре­ти­лась кор­ре­спон­дент «Из­ве­стий» Вик­то­рия Ива­но­ва. — Ев­ро­пей­ская пре­мье­ра филь­ма со­сто­я­лась на Бер­лин­ском ки­но­фе­сти­ва­ле. Силь­но ли от­ли­ча­ет­ся меж­ду­на­род­ная вер­сия «Ве­ли­ко­го ма­сте­ра» от ори­ги­наль­ной? — Преж­де все­го она на семь ми­нут ко­ро­че. Там немно­го от­ли­ча­ет­ся мон­таж — так, по мо­им ощу­ще­ни­ям, бу­дет луч­ше вос­при­ни­мать­ся имен­но ин­тер­на­ци­о­наль­ной пуб­ли­кой. По су­ти это про­сто дру­гая вер­сия, чуть бо­лее скон­цен­три­ро­ван­ная. — По­че­му вы ре­ши­ли на­чать пред­став­ле­ние сво­е­го филь­ма в про­ка­те имен­но с России? — Я ко­ле­бал­ся меж­ду Рос­си­ей и Япо­ни­ей. И очень рад, что вы­брал имен­но Рос­сию. Есть ве­щи, ко­то­рые вы мо­же­те по­нять луч­ше дру­гих. По­след­ние 100 лет Рос­сия и Ки­тай очень близ­ки, раз­ви­ва­ют­ся па­рал­лель­но. По­след­ний раз я был в России по­чти 10 лет на­зад, но уже дав­но очень люб­лю эту стра­ну. В юно­сти я про­чел мно­го рус­ской ли­те­ра­ту­ры, Пуш­ки- на и Че­хо­ва. Один из ос­но­во­по­лож­ни­ков ки­но, ве­ли­кий ма­стер Сер­гей Эй­зен­штейн — то­же рус­ский. Но са­мые силь­ные впе­чат­ле­ния у ме­ня от рус­ских фо­то­гра­фов. — По­сле ва­шей по­след­ней ра­бо­ты, «Пра­ха вре­мен», про­шло пять лет. С чем свя­зан та­кой боль­шой пе­ре­рыв? — Пе­ре­рыв дей­стви­тель­но по­лу­чил­ся боль­шим, но это во­все не зна­чит, что я ле­нил­ся и ни­че­го не де­лал. На под­го­тов­ку к «Ве­ли­ко­му ма­сте­ру» у ме­ня ушло око­ло трех лет, ко­то­рые я по­тра­тил на изу­че­ние бо­е­вых ис­кусств. Это­му ведь невоз­мож­но на­учить­ся, чи­тая кни­ги. Нуж­но пу­те­ше­ство­вать из про­вин­ции в про­вин­цию, ви­деть соб­ствен­ны­ми гла­за­ми. И осо­бен­но я бла­го­да­рен ак­те­рам (То­ни Люн и Чжан Цзыи. — «Из­ве­стия» ), ко­то­рые пу­те­ше­ство­ва­ли и изу­ча­ли кунг-фу вме­сте со мной. — То есть все трю­ки в ки­но они де­ла­ют са­мо­сто­я­тель­но? — Да. Бо­лее то­го, ес­ли го­во­рить о тех­ни­ке кунг-фу, то этот фильм на все 100% до­сто­ве­рен. Сен­сеи то­же по­мо­га­ли мне при со­зда­нии филь­ма и очень им гор­дят­ся. Они же на­сто­я­ли на том, что зри­те­лям нель­зя по­ка­зы­вать все тон­ко­сти кунг-фу, что-то необ­хо­ди­мо оста­вить за кад­ром. Пра­ви­тель­ство Ки­тая сей­час не под­дер­жи­ва­ет кунг-фу, и ма­сте­рам при­хо­дит­ся де­лать всё са­мо­сто­я­тель­но. Но бла­го­да­ря им оно все еще пе­ре­да­ет­ся из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние. — Тем не ме­нее у вас сло­жи­лась ре­пу­та­ция ре­жис­се­ра, ко­то­рый не про­ра­ба­ты­ва­ет сце­на­рий с ак­те­ра­ми до на­ча­ла съе­мок, а про­сто при­но­сит на съе­моч­ный про­цесс один-два ли­ста, на­пи­сан­ных от ру­ки. — Ес­ли вы ко­гда-ни­будь по­се­ти­те мой офис в Гон­кон­ге, то вряд ли об­на­ру­жи­те там сце­на­рии всех мо­их филь­мов. Все де­ло в том, что история, ко­то­рую я сни­маю, мо­жет в один мо­мент из­ме­нить­ся. По­это­му обыч­но я от­даю сце­на­рий ак­те­ру за один день до съе­мок. — Го­во­рят, вам при этом нуж­но мно­же­ство дуб­лей. — Это неправ­да. Мне все­гда нуж­но несколь­ко за­пас­ных дуб­лей на опре­де­лен­ных ло­ка­ци­ях, как и всем. В са­мом на­ча­ле, ко­гда мы толь­ко при­сту­па­ем к съем­кам и ка­кие-то мо­мен­ты еще не опре­де­ле­ны, при­хо­дит­ся де­лать несколь­ко дуб­лей в по­ис­ках бо­лее со­вер­шен­но­го ре­ше­ния. Я го­во­рю ак­те­ру: мо­жешь ли ты встать здесь? Или сде­лать вот так? Или по­дру­го­му по­вер­нуть­ся? Обыч­но я очень дол­го го­тов­люсь к съем­кам, об­ду­мы­ваю проект, каж­до­го ге­роя, на это ухо­дит 60% все­го съе­моч­но­го вре­ме­ни. Са­ми съем­ки го­раз­до ме­нее за­трат­ны, а на пост­про­дакшн оста­ет­ся и во­все 10%. — Не­ко­то­рые кри­ти­ки на­зва­ли этот фильм ва­шим луч­шим. — При­ят­но, ко­гда кто-то оце­ни­ва­ет твою ра­бо­ту так вы­со­ко. Для ме­ня это но­вый опыт, к ко­то­ро­му я шел прак­ти­че­ски де­сять лет. Так что я счастлив. Ду­маю, та­кой опыт бы­ва­ет толь­ко раз в жиз­ни. — Прав­да ли, что вы по­лю­би­ли ки­но с дет­ства, ко­гда по­сле пе­ре­ез­да в Гон­конг учи­ли но­вый диа­лект по филь­мам вме­сте с ма­мой? — Это не со­всем так. Я не мог учить по филь­мам но­вый диа­лект, по­то­му что моя ма­ма пред­по­чи­та­ла гол­ли­вуд­ское ки­но. Но имен­но в дет­стве я впер­вые уви­дел огром­ный мир ки­не­ма­то­гра­фа и за­хо­тел быть к это­му при­част­ным. — Как вы мо­же­те оце­нить со­сто­я­ние ки­тай­ско­го ки­не­ма­то­гра­фа? — Ры­нок ки­тай­ско­го ки­но за­мет­но рас­тет. Оно сни­ма­ет­ся в боль­ших объ­е­мах и на хо­ро­шем уровне. Мне бы хо­те­лось, что­бы оно ста­ло до­ступ­но всем. Гон­конг же — уни­каль­ное ме­сто, по­доб­ных ему нет. Там нет съе­моч­ных па­ви­льо­нов, ни­кто те­бе не по­мо­га­ет, ты учишь­ся де­лать всё са­мо­сто­я­тель­но. Гон­конг учит вы­жи­вать. — Над чем вы бу­де­те ра­бо­тать даль­ше? — У ме­ня по­ка нет пла­нов. Я мыс­лен­но на­хо­жусь в 1950-х го­дах — вре­мя дей­ствия в филь­ме, и мне очень слож­но отой­ти от этой эпо­хи. — Вы не рас­ста­е­тесь с солн­це­за­щит­ны­ми оч­ка­ми. Это по­пыт­ка со­здать та­ин­ствен­ный об­раз? — Я не на­де­ваю их, ко­гда встре­ча­юсь с дру­зья­ми, или про­во­жу вре­мя с се­мьей, или хо­жу за по­куп­ка­ми. А во­об­ще тем­ные оч­ки — это моя уни­фор­ма. — В чем за­клю­ча­ет­ся сек­рет успе­ха ва­ше­го ки­но? — Я по­ка не уве­рен, что до­бил­ся ка­ко­го-то успе­ха. Но ду­маю, все де­ло в ве­зе­нии и в кон­цен­тра­ции на чем-то од­ном.

Ре­жис­сер счи­та­ет, что в России его ге­ро­ев оце­нят по до­сто­ин­ству

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.