«Я люб­лю со­зда­вать для ак­те­ров неком­форт­ную ат­мо­сфе­ру»

Izvestia - - КУЛЬТУРА -

О за­рож­да­ю­щей­ся ак­тер­ской ди­на­стии кор­ре­спон­ден­ту «Из­ве­стий» Оль­ге Куз­не­цо­вой рас­ска­зал ре­жис­сер лен­ты М. НАЙТШЬЯМАЛАН («Зна­ки», «Ше­стое чув­ство»). — Уилл Смит — не толь­ко на па­ру со сво­им сы­ном Джей­де­ном ис­пол­ни­тель глав­ной ро­ли, но еще и про­дю­сер филь­ма «По­сле на­шей эры». Вы помни­те, как он при­нял вас на ра­бо­ту? — Ко­неч­но, та­кое не за­бы­ва­ет­ся. Он по­зво­нил по­здра­вить ме­ня с днем рож­де­ния, у нас за­вя­за­лась светская бе­се­да, и я, ко­неч­но, спро­сил, как де­ла у его сы­на, от­ме­тив, что у Джей­де­на есть все за­дат­ки хо­ро­ше­го ак­те­ра. И то­гда Уилл вкрат­це рас­ска­зал, что хо­тел бы снять эта­кий по­ста­по­ка­лип­ти­че­ский фильм с Джей­де­ном в глав­ной ро­ли. Мы с Уил­лом то­гда не близ­ко зна­ли друг дру­га, но я слы­шал, что он хо­ро­шо от­зы­вал­ся о мо­их ра­бо­тах. И я про­сто ляп­нул: «О, я хо­тел бы снять этот фильм!» Уилл ска­зал: «Ты что, шу­тишь?» Я его за­ве­рил, что го­во­рю со­вер­шен­но се­рьез­но, на что Уилл пред­ло­жил мне за­пус­кать­ся. Мо­жет, он ме­ня так ак­ку­рат­но под­вел к то­му, что я яко­бы сам хо­чу снять «По­сле на­шей эры». — По­нят­но, что в филь­ме па­па и сын Смит иг­ра­ют по-раз­но­му: Уилл Смит — дра­му, а Джей­ден — экшн. — Мне нра­вит­ся экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать с ак­те­ра­ми и жан­ра­ми: я ча­сто бе­ру дра­ма­ти­че­ских ак­те­ров на ро­ли в экшн, и на­о­бо­рот. Ре­зуль­та­ты мо­гут быть неожи­дан­ны­ми, но все­гда очень ин­те­рес­ны­ми. Я люб­лю со­зда­вать неком­форт­ную ат­мо­сфе­ру для ак­те­ра, что­бы про­бу­дить ка­ки­е­то скры­тые или не до кон­ца ис- поль­зу­е­мые та­лан­ты. И как ре­зуль­тат — все­гда све­жее ре­ше­ние ро­ли. Я про­сил Джей­де­на по­до­брать фи­зи­че­скую ре­ак­цию к лю­бо­му раз­дра­жа­ю­ще­му фак­то­ру, а их в филь­ме мно­го. Мы тре­ни­ро­ва­лись так: я де­лал что-то неожи­дан­ное и про­сил его фи­зи­че­ски отыг­рать ис­пуг. С Уил­лом бы­ло по-дру­го­му: я про­сил его ре­а­ги­ро­вать взгля­дом, дви­же­ни­ем го­ло­вы, дрог­нув­шим му­ску­лом. Ве­ли­ко­леп­ное, на­тре­ни­ро­ван­ное те­ло Уил­ла Сми­та — его ис­пы­тан­ный ак­тер­ский ин­стру­мент, но я по­про­сил его за­быть об этом ин­стру­мен­те. Да, это бы­ли две раз­ные тех­ни­ки. — Как, по-ва­ше­му, сын мо­жет пе­ре­нять та­лант сво­е­го от­ца или твор­че­ские спо­соб­но­сти все-та­ки не пе­ре­да­ют­ся по на­след­ству? — Что-то в его кро­ви все-та­ки есть, не мо­жет не быть. Ко­гда я смот­рю мой лю­би­мый бас­кет­бол и ви­жу, как иг­ра­ет Ко­би Брай­ант, я по­ни­маю, от­ку­да что бе­рет­ся: его отец был хо­ро­шим бас­кет­бо­ли­стом. У Мо­цар­та отец и сест­ра бы­ли му­зы­кан­та­ми. Ес­ли про­фес­сия су­ще­ству­ет в се­мье — она ста­но­вит­ся об­ра­зом мыш­ле­ния. То, к че­му лю­ди идут че­рез го­ды, че­рез ак­тер­ские шко­лы и те­ат­раль­ные кур­сы, для де­тей твор- чес­ких ро­ди­те­лей — обы­ден­ность с пер­во­го дня жиз­ни. Но да­же по­ми­мо это­го Джей­ден — та­лант. — В филь­ме яв­но не хва­та­ет ма­мы Джей­де­на, Джа­ды Пин­кетт-Смит. — Да? Мы об этом не за­ду­мы­ва­лись. Но ес­ли бы Джа­да ка­ким-то об­ра­зом по­па­ла в этот проект, то фильм стал бы по­хож на до­ку­мен­тал­ку о се­мье Смит ( сме­ет­ся). — Не сек­рет, что фан­та­сти­ка на экране — это тор­же­ство вы­со­ких тех­но­ло­гий, спе­ц­эф­фек­тов и ком­пью­тер­ной гра­фи­ки. Съем­ки ва­ше­го филь­ма шли по тем же ка­но­нам — в сту­ди­ях, на фоне зе­ле­ных экра­нов? — Та часть филь­ма, ко­то­рая ка­са­лась Джей­де­на, сни­ма­лась не в де­ко­ра­ци­ях. Все бы­ло по­на­сто­я­ще­му. Ди­кую при­ро­ду, ле­са и го­ры мы не до­ри­со­вы­ва­ли. Мы, ко­неч­но, скон­стру­и­ро­ва­ли кар­тин­ку кос­мо­са, фан­та­сти­че­ских го­ро­дов, кос­ми­че­ских ко­раб­лей с по­мо­щью тех­ни­ки, но мы по­чти ни­как не «обла­го­ра­жи- ва­ли» на ком­пью­те­ре ре­аль­ные джунгли. Ну, ес­ли толь­ко немно­го, про­цен­тов на де­сять. — Яс­но, что фильм «По­сле на­шей эры» вы­зо­вет но­вую вол­ну спо­ров о том, что ста­нет с пла­не­той Зем­ля в бли­жай­шем бу­ду­щем. Про­гно­зы неуте­ши­тель­ные? — То, что по­ка­за­но в филь­ме, мы не при­ду­ма­ли. Мы про­во­ди­ли ис­сле­до­ва­ния — что бу­дет, ес­ли кли­ма­ти­че­ские из­ме­не­ния за­ста­вят людей по­ки­нуть Се­вер­ную Аме­ри­ку. Ку­да они пой­дут? Или, на­при­мер, что бу­дет, ес­ли на­ру­шит­ся ба­ланс в при­ро­де и пти­цы нач­нут раз­мно­жать­ся с неве­ро­ят­ной ско­ро­стью. Или рас­те­ния нач­нут за­пол­нять каж­дый квад­рат­ный сан­ти­метр зем­ли. Раз­мыш­лять над эти­ми тео­ри­я­ми бы­ло ин­те­рес­но, ино­гда страш­но. Ко­гда воз­ни­ка­ет во­прос «Что же де­лать?», ду­маю, мож­но сде­лать мно­гое. Но для на­ча­ла — при­учить се­бя к мыс­ли, что нуж­но по­мо­гать пла­не­те под­дер­жи­вать рав­но­ве­сие.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.