Бо­жье по­се­ще­ние

Izvestia - - МНЕНИЯ - Мак­сим Со­ко­лов жур­на­лист

По­жар в ИНИОНе на Проф­со­юз­ной ули­це в Москве, где хра­ни­лось бо­лее де­ся­ти мил­ли­о­нов книг по об­ще­ствен­ным на­у­кам, вклю­чая ред­кост­ные и уни­каль­ные, вы­звал по­нят­ные и силь­ные чув­ства, тем бо­лее что из пер­вых до­не­се­ний с ме­ста по­жа­ра соз­да­ва­лось впе­чат­ле­ние о то­таль­ной ги­бе­ли в огне всех фон­дов.

Впо­след­ствии, прав­да, вы­яс­ни­лось, что боль­шую часть (4/5) кол­лек­ции уда­лось от­сто­ять — сла­ва по­жар­ным, но с 1/5 при­дет­ся по­про­щать­ся на­все­гда.

Из­ве­стие о по­жа­ре вы­зва­ло ред­кий по на­шим по­след­ним вре­ме­нам по­рыв еди­не­ния. Лю­ди, ко­то­рые ко­гда-то бок о бок ра­бо­та­ли в сте­нах ИНИОНа, а ес­ли не ИНИОНа, так дру­гой биб­лио­те­ки и вме­сте пре­бы­ва­ли в чест­ной бед­но­сти, за­ни­ма­лись неэф­фек­тив­ной иг­рой в бисер — со­вет­ская власть в по­ру сво­ей зо­ло­той осе­ни, мо­жет быть, без осо­бой охо­ты, но в об­щем-то по­ощ­ря­ла и та­кое вре­мя­пре­про­вож­де­ние, — эти лю­ди, те­перь разо- шед­ши­е­ся очень да­ле­ко и да­же чрез­мер­но да­ле­ко, пе­ред ли­цом об­щей бе­ды, ибо на Проф­со­юз­ной го­ре­ла их чи­стая и на­ив­ная мо­ло­дость, ис­пы­ты­ва­ли об­щее горе.

Как в фи­на­ле из­вест­ной пье­сы над без­ды­хан­ны­ми те­ла­ми сво­их де­тей их ро­ди­те­ли — увы, слиш­ком позд­но — про­тя­ги­ва­ют друг дру­гу ру­ки. Мон­тек­ки обе­ща­ет про­сла­вить Ве­ро­ну пре­крас­ней­шим изоб­ра­же­ни­ем Джу­льет­ты, Ка­пу­лет­ти ему вто­рит: «Ро­мео ста­тую воз­двиг­ну ря­дом, ведь оба на­шим сгуб­ле­ны раз­ла­дом».

Ве­че­ром в пят­ни­цу на про­тя­же­нии це­лых несколь­ких ча­сов не бы­ло ни ват­ни­ков, ни осво­бо­ди­те­лей.

Ведь про­ща­лись не толь­ко с ра­ри­тет­ным со­бра­ни­ем. Про­ща­лись, во­об­ще го­во­ря, с гу­тен­бер­гов­ской эпо­хой, в ко­то­рой биб­лио­те­ка бы­ла хра­мом куль­ту­ры, а сло­во «гу­ма­ни­тар­ный» обо­зна­ча­ло тя­гу к ис­кус­ствам твор­че­ским, сво­бод­ным и пре­крас­ным. Сло­во­со­че­та­ние «гу­ма­ни­тар­ные бом­бар­ди­ров­ки» то­гда еще не бы­ло из­вест­но — и да­же по­ка­за­лось бы ди­ким. С меж­ду­на­род­ны­ми дар­мо­еда­ми сло­во то­же сла­бо ас­со­ци­и­ро­ва­лось.

Те дав­ние гу­ма­ни­тар­ные штудии чет­верть­ве­ко­вой, трид­ца­ти- лет­ней дав­но­сти се­год­ня пред­став­ля­ют­ся невоз­врат­но ка­нув­шим вче­раш­ним ми­ром. При­чем не со­вет­ским вче­раш­ним ми­ром — СССР был до­воль­но при­чуд­ли­вым иг­ра­ли­щем ис­то­ри­че­ских су­деб, так что в слу­чае с чи­сто со­вет­ским фе­но­ме­ном че­го уж там бы­ло бы ди­вить­ся эфе­мер­но­сти бреж­нев­ской осе­ни. Но нет. Речь идет о вче­раш­нем ми­ре ев­ро­пей­ской куль­ту­ры во­об­ще с ее по­чи­та­ни­ем мно­го­слой­ной пись­мен­ной тра­ди­ции, с неуем­ной книж­ной жаж­дой и с оче­вид­ным укло­ном в на­чет­ни­че­ство — от сло­ва «чи­тать».

С про­фа­на­ци­ей уни­вер­си­те­та, с ду­хом 68-го го­да, с по­сле­ду­ю­щим яв­ле­ни­ем ин­тер­не­та об ру­ку с ко­пи­рай­том — все это бы­ло, и про­шло, и бы­льем по­рос­ло. Дру­гое де­ло, что в со­про­вож­де­нии ка­та­клиз­мов, озна­ме­но­вав­ших рас­пад СССР, в Рос­сии пе­ре­ход к по­сле­гу­тен­бер­гов­ской куль­ту­ре про­ис­хо­дил осо­бен­но бо­лез­нен­но и нерв­но.

А так — не ки­тай­скою сте­ною от лю­дей от­де­ле­ны мы. С необ­хо­ди­мой по­прав­кой на ро­ди­мые без­об­ра­зия все это процесс об­ще­ми­ро­вой. Что-то еще мож­но и нуж­но со­хра­нить и да­же вос­ста­но­вить —ив кон­крет­ном слу­чае с ИНИОНом, и во­об­ще, но эпо­ха все рав­но уже дру­гая, и ни­ку­да от это­го не уй­ти.

Но че­го точ­но не сле­до­ва­ло де­лать — это де­мон­стри­ро­вать, как Мон­тек­ки и Ка­пу­лет­ти по­ве­ли бы се­бя по­сле па­де­ния за­на­ве­са в V ак­те. Ско­рее все­го две рав­но ува­жа­е­мые се­мьи в Ве­роне, где встре­ча­ют нас со­бы­тия тра­ге­дии, по­сле крат­ко­вре­мен­но­го по­ка­ян­но­го опа­мя­то­ва­ния воз­об­но­ви­ли бы меж­до­усоб­ные бои. Не­сча­стие несча­сти­ем, но труд­но от­ка­зать­ся от лю­би­мо­го за­ня­тия.

Во вся­ком слу­чае, рос­сий­ские Мон­тек­ки и Ка­пу­лет­ти по­сту­пи­ли имен­но так.

Еще шу­мел, гре­мел по­жар мос­ков­ский, дым рас­сти­лал­ся по ре­ке, об­сто­я­тель­ства несча­стия бы­ли со­вер­шен­но не яс­ны, а ди­ван­ная об­ще­ствен­ность, как все­гда, все уже зна­ла. И о ро­ли де­ве­ло­пе­ров в под­жо­ге ИНИОНа, и о ме­ре от­вет­ствен­но­сти ди­рек­то­ра ИНИОНа акад. Ю.С. Пи­во­ва­ро­ва, и да­же о необ­хо­ди­мо­сти сжечь в ве­ли­ко­леп­ном ав­то­да­фе тру­ды Е.Т. Гай­да­ра и Да­рьи Дон­цо­вой.

Что до де­ве­ло­пе­ров (вар.: чи­нов­ни­ков ФАНО, ве­да­ю­щих те­перь ака­де­ми­че­ской соб­ствен­но­стью), то, ра­зу­ме­ет­ся, ме­не­дже­ры они крайне эф­фек­тив­ные, ко­то­рые в прин­ци­пе бы­ли бы со­вер­шен­но не прочь убрать ма­ло­по­чтен­ный пе­ре­жи­ток ста­ри­ны, осво­бо­дить впу­стую за­ни­ма­е­мое им ко­зыр­ное ме­сто и по­стро­ить что-ни­будь мно­го­функ­ци­о­наль­ное тор­го­во-раз­вле­ка­тель­ное. Но это в прин­ци­пе. В ре­аль­но­сти по­сле по­жа­ра, слу­чив­ше­го­ся с важ­ной куль­тур­но-ис­то­ри­че­ской цен­но­стью, немед­лен­ное воз­дви­же­ние на пе­пе­ли­ще че­го-ни­будь тор­го­во­раз­вле­ка­тель­но­го эк­ви­ва­лент­но рас­пуб­ли­ко­ва­нию во всех га­зе­тах объ­яв­ле­ния «Ве­че­ром 30 ян­ва­ря с.г. мы, ни­же­под­пи­сав­ши­е­ся, учи­ни­ли под­жог зда­ния ИНИОНа, что на м. «Проф­со­юз­ная». На та­кую бор­зость эф­фек­тив­ней­шие из эф­фек­тив­ней­ших все же не го­то­вы.

При­чем это не тео­ре­ти­че­ская спе­ку­ля­ция, есть уже пре­це­дент. В мар­те 2004 го­да в од­но­ча­сье сго­рел Ма­неж, со­от­вет­ствен­но кри­во­тол­ков о ро­ли су­пру­гов Ба­ту­ри­ных в этой ил­лю­ми­на­ции то­гда то­же бо­лее чем хва­та­ло. Что там бы­ло на са­мом де­ле, за дав­но­стью лет уста­но­вить за­труд­ни­тель­но, но тор­го­во-раз­вле­ка­тель­ный центр на ме­сте Ма­не­жа так и не по­явил­ся. Да­же все­мо­гу­щий о ту по­ру Ю.М. Луж­ков по­ни­мал, что это уже бы­ло бы слиш­ком на­ро­чи­то.

Раз­ве что пред­по­ло­жить, что кре­а­ту­ры Д.В. Ли­ва­но­ва из ФАНО бо­лее ре­ши­тель­ны.

Об­ви­не­ния про­тив акад. Пи­во­ва­ро­ва еще бо­лее стран­ны. На ос­но­ва­нии то­го, что его об­ще­ствен­но-по­ли­ти­че­ские взгля­ды не всем нра­вят­ся (мне, на­при­мер, они со­вер­шен­но не нра­вят­ся), его об­ви­ня­ют ра­зом и в пре­ступ­ной ха­лат­но­сти, и в ко­рыст­ной стач­ке с де­ве­ло­пе­ра­ми, и про­сто в том, что че­ло­век, мыс­ля­щий непра­виль­но, не мог не уни­что­жить вве­рен­ное ему куль­тур­ное до­сто­я­ние — а как же ина­че?

Устра­и­вать идео­ло­ги­че­ские де­ба­ты пря­мо на пе­пе­ли­ще — это, по­хо­же, наш на­ци­о­наль­ный спорт.

Мне этот спорт чужд от­ча­сти по­то­му, что в фев­ра­ле 2006 го­да я и сам по­го­рел: от де­ре­вен­ско­го до­ма оста­лись од­ни печ­ные тру­бы. Со­чув­ство­вав­шие пер­вым де­лом за­да­ва­ли во­прос: «Нет ли здесь идео­ло­ги­че­ской подо­пле­ки?», на что я от­ве­чал, что и со­рок ты­сяч зло­де­ев, а рав­но де­ве­ло­пе­ров не про­из­ве­дут та­ко­го эф­фек­та, ко­то­рый еже­год­но в Рос­сии про­из­во­дит неис­прав­ная элек­тро­про­вод­ка. Я сам ду­рак, и не на­до ни­ка­кой кон­спи­ро­ло­гии.

Впро­чем, за­дол­го до изоб­ре­те­ния элек­тро­про­вод­ки на Ру­си в та­ких слу­ча­ях бы­ло при­ня­то го­во­рить: «Бог по­се­тил ме­ня», а по­жар име­но­вать «Бо­жьим по­се­ще­ни­ем». Дол­жен­ству­ю­щим на­во­дить на по­ка­ян­ные мыс­ли.

К Бо­жье­му по­се­ще­нию ИНИОНа это, на­вер­ное, то­же от­но­сит­ся.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.