Вя­че­слав Ни­ко­нов — о «но­вой Ял­те» и ядер­ном ору­жии

Izvestia - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

По­ли­ти­че­ское про­ти­во­сто­я­ние стран НАТО и Рос­сии спо­соб­но при­ве­сти не толь­ко к хо­лод­ной войне, но и к се­рьез­но­му во­ен­но­му кон­флик­ту с уча­сти­ем ядер­ных дер­жав. К та­ко­му вы­во­ду при­шли экс­пер­ты — участ­ни­ки меж­ду­на­род­ной на­уч­ной кон­фе­рен­ции «Ял­та 1945: про­шлое, на­сто­я­щее, бу­ду­щее». В чем при­чи­на та­ко­го обостре­ния си­ту­а­ции в ми­ре и как в этих усло­ви­ях на­шей стране жить даль­ше, кор­ре­спон­ден­ту «Из­ве­стий» На­та­лье Баш­лы­ко­вой рас­ска­зал один из до­клад­чи­ков кон­фе­рен­ции, пре­зи­дент фон­да «По­ли­ти­ка» ВЯ­ЧЕ­СЛАВ НИ­КО­НОВ.

— Се­год­ня всё ча­ще мож­но услы­шать мне­ние о необ­хо­ди­мо­сти кон­фе­рен­ции, ана­ло­гич­ной ял­тин­ской, толь­ко в со­вре­мен­ном фор­ма­те. Вы с этим со­глас­ны, ка­кой мо­жет быть вы­ход из ны­неш­не­го по­ли­ти­че­ско­го кри­зи­са? — То­гда в Ял­те Ста­лин и Ру­звельт не до­го­во­ри­лись по всем во­про­сам, их круг был до­ста­точ­но огра­ни­чен. Но они за­ло­жи­ли некие прин­ци­пы, ко­то­рые мог­ли бы по­мочь из­бе­жать круп­ных во­ен­ных столк­но­ве­ний на бли­жай­шие 50 лет, как го­во­рил Ста­лин, — они мы­с­ли­ли та­ки­ми ка­те­го­ри­я­ми. В ка­че­стве глав­ной несу­щей кон­струк­ции они ви­де­ли меж­ду­на­род­ную ор­га­ни­за­цию без­опас­но­сти, ко­то­рая с по­мо­щью опре­де­лен­ных ме­ха­низ­мов поз­во­ля­ла бы раз­ре­шать кон­флик­ты. Этой кон­струк­ци­ей ста­ла Ор­га­ни­за­ция Объ­еди­нен­ных На­ций. Од­ной из глав­ных до­го­во­рен­но­стей кон­фе­рен­ции в Ял­те в 1945 го­ду бы­ло имен­но это.

Кро­ме то­го, был ре­шен во­прос, на ка­ких прин­ци­пах ООН бу­дет ра­бо­тать, кто в нее бу­дет вхо­дить и как бу­дет про­хо­дить го­ло­со­ва­ние в Со­ве­те Без­опас­но­сти. Под­черк­ну, что это глав­ное, что бы­ло за­ло­же­но в Ял­те и се­год­ня со­хра­ня­ет­ся. Со­вет Без­опас­но­сти ра­бо­та­ет и со­би­ра­ет­ся на прин­ци­пах, ко­то­рые бы­ли опре­де­ле­ны в 1945 го­ду. Стра­ны об­ла­да­ют пра­вом ве­то, что то­же бы­ло ре­ше­но там в ос­нов­ном уси­ли­я­ми со­вет­ской ди­пло­ма­тии. Что ка­са­ет­ся дру­гих до­го­во­рен­но­стей, ко­неч­но, неко­то­рые из них не пережили Ял­тин­ской кон­фе­рен­ции, как, на­при­мер, до­го­во­рен­но­сти по Поль­ше, или бы­ли за­бы­ты, как, на­при­мер, иран­ский во­прос, ко­то­рый очень ак­тив­но об­суж­дал­ся... По­это­му са­ма по се­бе ял­тин­ская си­сте­ма се­год­ня услов­на. С од­ной сто­ро­ны, по­нят­но, что это ООН и Со­вет Без­опас­но­сти, с дру­гой сто­ро­ны, ко­неч­но, совре- мен­ный ми­ро­по­ря­док не та­кой, как 70 лет на­зад. Воз­вра­ще­ние к ана­ло­гу той Ял­ты невоз­мож­но.

— По­че­му? — По­то­му что невоз­мож­но пред­ста­вить се­бе та­кой фор­мат встре­чи трех ка­ких-то ли­де­ров, ко­то­рые в та­ком мас­шта­бе, с ар­ми­ей в 5 млн че­ло­век, мог­ли бы ве­сти этот диа­лог. Та­ких ар­мий про­сто нет, да­же у Ки­тая. По­это­му ны­неш­ний мир го­раз­до бо­лее мно­го­по­ляр­ный. В нем су­ще­ству­ют раз­ные фор­ма­ты для диа­ло­га, на­при­мер вли­я­тель­ный фор­мат БРИКС, ко­то­рый невоз­мож­но бы­ло се­бе пред­ста­вить в пе­ри­од Ял­тин­ской кон­фе­рен­ции, по­то­му что то­гда в Юж­ной Аф­ри­ке был ре­жим апар­те­ида, Бра­зи­лия не име­ла ди­пло­ма­ти­че­ских от­но­ше­ний с СССР, Ин­дия бы­ла ко­ло­ни­ей, а Ки­тай был ок­ку­пи­ро­ван Япо­ни­ей. То есть со­вер­шен­но дру­гая си­ту­а­ция. Тот фор­мат уже не ра­бо­та­ет.

Оба­ма, Пу­тин, Кэме­рон, во­пер­вых, вряд ли сей­час го­то­вы бу­дут сесть за стол пе­ре­го­во­ров, во-вто­рых, вряд ли они ре­шат что-ни­будь та­кое, что при­мут все осталь­ные стра­ны. У них нет та­ких се­рьез­ных ар­гу­мен­тов, ко­то­рые бы­ли у «боль­шой трой­ки» в 1945 го­ду. По­это­му, ко­неч­но, нуж­ны но­вые фор­ма­ты, ко­то­рые бы учи­ты­ва­ли это ныне су­ще­ству­ю­щее мно­го­цен­трие. Фор­мат «два­дцат­ки» сей­час в боль­шей сте­пе­ни, чем ка­кой-ли­бо дру­гой, от­ра­жа­ет ре­аль­ную рас­ста­нов­ку сил в ми­ре. Яс­но, что ни­ка­кая трой­ка уже ни­че­го ре­шить не мо­жет.

— На­сколь­ко, на ваш взгляд, ак­туа­лен пе­ре­смотр Хельсинкских со­гла­ше­ний? — Хель­син­ки в ка­кой-то сте­пе­ни бы­ли за­креп­ле­ни­ем неко­то­рых ито­гов су­ще­ство­ва­ния ял­тин­ской си­сте­мы. Са­ма эта хель­синк­ская си­сте­ма, на­пом­ню, вы­стра­и­ва­лась, как то­гда го­во­ри­ли, для то­го, что­бы с точ­но­стью ап­те­кар­ских ве­сов из­ме­рить ба­ланс ин­те­ре­сов Во­сто­ка (со­ци­а­ли­сти­че­ско­го ла­ге­ря) и За­пад­ной Ев­ро­пы. Сей­час со­ци­а­ли­сти­че­ско­го ла­ге­ря уже нет, а Ев­ро­па ста­ла Ев­ро­со­ю­зом. По­это­му есте­ствен­но, что се­год­ня эти со­гла­ше­ния ре­аль­но­сти не от­ра­жа­ют.

Кро­ме то­го, Хель­син­ки га­ран­ти­ро­ва­ли неру­ши­мость ев­ро­пей­ских гра­ниц, но по­сле это­го объ­еди­ни­лась Гер­ма­ния, рас­па­лись Че­хо­сло­ва­кия, Юго­сла­вия, СССР... До­го­вор о «Хель­син­ки-2» — то, что уже дав­но Рос­сия пред­ла­га­ет. Но сей­час эти идеи в Ев­ро­пе по­ни­ма­ния не встре­ча­ют. Там се­год­ня до­ми­ни­ру­ет дру­гая ло­ги­ка — рас­ши­ре­ния НАТО и Ев­ро­пей­ско­го со­ю­за.

Что нуж­но сде­лать, что­бы спа­сти мир? Сей­час невоз­мож­но, я уве­рен, со­здать ка­кую-то прин­ци­пи­аль­но но­вую си­сте­му гло­баль­но­го управ­ле­ния, ко­то­рая бы­ла бы аль­тер­на­ти­вой си­сте­ме ООН и хар­тии меж­ду­на­род­но­го пра­ва. По­это­му ди­пло­ма­тия «два­дцат­ки», ди­пло­ма­тия БРИКС, ШОС, во­сточ­но­ази­ат­ское парт­нер­ство, на­вер­ное, воз­об­нов­ле­ние в ка­кой-то мо­мент парт­нер­ства в фор­ма- те Рос­сия–НАТО, вза­и­мо­дей­ствие ин­те­гра­ци­он­ных груп­пи­ро­вок Ев­ро­пей­ско­го со­ю­за и Евразий­ско­го эко­но­ми­че­ско­го со­ю­за, от­каз от санк­ций — это то, что мо­жет спо­соб­ство­вать до­сти­же­нию без­опас­но­го ми­ра, еди­но­го ре­цеп­та со­зда­ния ко­то­ро­го нет.

Мир по фак­ту ста­но­вит­ся мно­го­по­ляр­ным, дру­гие стра­ны иг­ра­ют всё боль­шую роль в ми­ро­вой по­ли­ти­ке. Ес­ли в 1945 го­ду США кон­тро­ли­ро­ва­ли 60% ми­ро­вой эко­но­ми­ки, сей­час нет та­кой стра­ны, ко­то­рая об­ла­да­ла бы та­ким кон­тро­лем. Нет та­ко­го до­ми­ни­ру­ю­ще­го цен­тра силы. Ко­неч­но, США — един­ствен­ная до­ми­ни­ру­ю­щая сверх­дер­жа­ва, но сей­час она кон­тро­ли­ру­ет толь­ко 20% эко­но­ми­ки, ее соб­ствен­ная экономика уже мень­ше ки­тай­ской. Мир ме­ня­ет­ся, круп­ные цен­тры силы, ко­неч­но, и даль­ше бу­дут иг­рать ре­ша­ю­щую роль, но на­де­ять­ся на то, что по­явит­ся ка­кой-то ба­ланс на ве­ки веч­ные, не сто­ит.

— Мно­гие экс­пер­ты се­год­ня го­во­рят о ве­ро­ят­но­сти но­вой ми­ро­вой вой­ны, вы до­пус­ка­е­те, что она мо­жет на­чать­ся в бли­жай­шее вре­мя? — Вой­ны идут по­сто­ян­но. Дей­стви­тель­но, ко­гда на Ял­тин­ской кон­фе­рен­ции в 1945 го­ду ре­ша­лись во­про­сы по­сле­во­ен­но­го ми­ро­устрой­ства, шла боль­шая вой­на, но то­гда еще не бы­ло ядер­ной бом­бы. Это один из важ­ней­ших фак­то­ров, по­че­му в Ял­те уда­лось до­го­во­рить­ся про­ще, чем в Потс­да­ме, по­то­му что то­гда США важ­на бы­ла помощь СССР и они го­то­вы бы­ли ид­ти на боль­шие уступ­ки ра­ди это­го. По­том по­яви­лась бом­ба, ко­то­рая ста­ла, на мой взгляд, глав­ной при­чи­ной на­ча­ла хо­лод­ной вой­ны. США по­ве­ри­ли в свою аб­со­лют­ную си­лу, и им не нуж­но бы­ло со­труд­ни­че­ство с СССР, они взя­ли курс на до­ми­ни­ро­ва­ние. Но за­тем бом­ба по­яви­лась и у СССР, а по­том сло­жи­лась си­ту­а­ция вза­им­но­го га­ран­ти­ро­ван­но­го уни­что­же­ния. Это са­мо по се­бе яв­ля­лось го- раз­до бо­лее се­рьез­ным сдер­жи­ва­ю­щим фак­то­ром для ос­нов­ных иг­ро­ков, чем си­сте­ма Ор­га­ни­за­ции Объ­еди­нен­ных На­ций. По­том все по­сто­ян­ные чле­ны Со­ве­та Без­опас­но­сти ста­ли ядер­ны­ми дер­жа­ва­ми. И по­ка в ис­то­рии не бы­ло агрес­сии про­тив ядер­ных дер­жав. На ядерные дер­жа­вы не на­па­да­ют, по­то­му что по­ни­ма­ют, чем это мо­жет за­кон­чить­ся.

— Но угро­за су­ще­ству­ет? — Угро­за вой­ны су­ще­ство­ва­ла и су­ще­ству­ет все­гда. В на­шей ис­то­рии бы­ли очень жест­кие вре­ме­на, на­при­мер во вре­мя ко­рей­ской вой­ны, за­тем был ка­риб­ский кри­зис... Есть те са­мые из­вест­ные ча­сы, стрел­ки на ко­то­рых но­бе­лев­ские ла­у­ре­а­ты ми­ра пе­ре­во­дят в за­ви­си­мо­сти от то­го, на­сколь­ко че­ло­ве­че­ство близ­ко к ядер­ной ка­та­стро­фе. Сей­час на этих ча­сах без трех ми­нут пол­ночь. Это до­ста­точ­но близ­ко. По­это­му это опре­де­лен­ный сиг­нал, с дру­гой сто­ро­ны, мне­ние ла­у­ре­а­тов Но­бе­лев­ской пре­мии ми­ра мне пред­став­ля­ет­ся силь­но де­валь­ви­ро­ван­ным, по­сле то­го как эту пре­мию по­лу­чил пре­зи­дент США Ба­рак Оба­ма.

Ко­неч­но, идет при­бли­же­ние НАТО к гра­ни­цам Рос­сии, со­зда­ют­ся пред­по­сыл­ки для вспы­шек на­пря­жен­но­сти, но я уве­рен, что чув­ство са­мо­со­хра­не­ния долж­но воз­об­ла­дать. Все же по­ни­ма­ют, к ка­ким ре­зуль­та­там при­ве­дет при­ме­не­ние ядер­но­го ору­жия: уни­что­же­нию все­го жи­во­го.

— Со­зда­ет­ся впе­чат­ле­ние, что Рос­сия се­год­ня, вы­брав са­мо­сто­я­тель­ный курс во внеш­ней по­ли­ти­ке, мно­гое те­ря­ет. Мы уже не ка­жем­ся се­бе той ве­ли­кой дер­жа­вой, ко­то­рая вли­я­ет на ход ис­то­рии. На ваш взгляд, мы спо­соб­ны в пер­спек­ти­ве вер­нуть это вли­я­ние? — Мне, на­обо­рот, на­ша стра­на се­год­ня ка­жет­ся бо­лее ве­ли­кой дер­жа­вой, чем ко­гда бы то ни бы­ло, по край­ней ме­ре по­сле рас­па­да СССР. Пы­тать­ся изо­ли­ро­вать од­ну вось­мую часть су­ши и пя­тую эко­но­ми­ку в ми­ре — пол­ная на­ив­ность. Се­год­ня в изо­ля­ции Рос­сии участ­ву­ют толь­ко 30 стран из 193 стран — чле­нов ООН. По­это­му ни о ка­кой изо­ля­ции ре­чи не идет, речь идет об огра­ни­чен­ных санк­ци­ях, ко­то­рые име­ют для нас неко­то­рые тя­же­лые по­след­ствия, но в це­лом, ду­маю, при­ве­дут лишь к укреп­ле­нию Рос­сии и ее эко­но­ми­ки. Мы же сей­час ви­дим, что, несмот­ря на раз­го­во­ры о кра­хе рос­сий- ской эко­но­ми­ки, про­мыш­лен­ный и сель­ско­хо­зяй­ствен­ный рост воз­об­но­вил­ся, хо­тя, ко­неч­но, мы ощу­ща­ем опре­де­лен­ные труд­но­сти. По­это­му я уве­рен, что Рос­сия из это­го кри­зи­са вый­дет окреп­шей, как это бы­ло на про­тя­же­нии ты­ся­чи лет, ко­гда она ока­зы­ва­лась в изо­ля­ции или ре­жи­ме санк­ций.

— Ка­кие цен­но­сти мо­гут се­год­ня объ­еди­нить мир? Экс­перт из Ве­ли­ко­бри­та­нии ска­зал, что это бу­дет экономика... — У нас есть со­юз­ни­ки, преж­де все­го это Евразий­ский эко­но­ми­че­ский со­юз. Он свя­зан и эко­но­ми­кой, и по­ли­ти­кой, и гео­по­ли­ти­кой. Лю­бой со­юз име­ет мно­же­ство из­ме­ре­ний. По­это­му нель­зя ска­зать, что, на­при­мер, толь­ко экономика бу­дет спо­соб­ство­вать сбли­же­нию или разъ­еди­не­нию стран. Ес­ли бы за­пад­ные дер­жа­вы ру­ко­вод­ство­ва­лись эко­но­ми­че­ски­ми со­об­ра­же­ни­я­ми, они бы не вво­ди­ли санк­ции в от­но­ше­нии Рос­сии. И у нас в от­ли­чие от За­пад­ной Ев­ро­пы эко­но­ми­че­ский рост не оста­но­вил­ся... По­это­му стра­ны мо­гут дей­ство­вать в ущерб сво­ей эко­но­ми­ке.

— Но то­гда что ста­нет пред­ме­том на­ча­ла диа­ло­га и вос­ста­нов­ле­ния до­ве­рия меж­ду Рос­си­ей и США? — Удо­вле­тво­рить США Рос­сия мо­жет, толь­ко ис­чез­нув как го­су­дар­ство, но это в на­ши пла­ны не вхо­дит. Что ка­са­ет­ся дав­ле­ния на Рос­сию, то по­чи­тай­те ан­глий­ские га­зе­ты 200-лет­ней дав­но­сти, и вы про­чте­те там то же, что и сей­час. По­это­му мож­но лишь ска­зать, что ни­что не но­во под лу­ной. Мы в этой си­ту­а­ции уже не од­но сто­ле­тие. Что долж­но про­изой­ти, что­бы мы го­во­ри­ли о един­стве с США? Во вре­мя Вто­рой ми­ро­вой вой­ны нас объ­еди­нил об­щий враг. Се­год­ня на роль та­ко­го вра­га мо­жет, на­при­мер, пре­тен­до­вать ИГИЛ. Но опять же для Ба­ра­ка Оба­мы ИГИЛ на­хо­дит­ся в том же ря­ду вра­гов, че­рез за­пя­тую, что и Рос­сия. Дру­го­го вра­га я по­ка не ви­жу.

Ло­ги­ка США очень про­стая — это гло­баль­ное до­ми­ни­ро­ва­ние, всё, что ему ме­ша­ет, долж­но быть устра­не­но. То есть США предот­вра­ща­ют со­зда­ние аль­тер­на­тив­ных неза­ви­си­мых цен­тров силы, спо­соб­ных бро­сить вы­зов их до­ми­ни­ро­ва­нию. Рос­сия один из та­ких цен­тров, по­это­му есте­ствен­но, что про­тив нее бу­дет ве­стись вой­на, в том чис­ле на Укра­ине, ко­то­рая се­год­ня яв­ля­ет­ся ин­стру­мен­том США.

Ко­неч­но, идет при­бли­же­ние НАТО к гра­ни­цам Рос­сии, со­зда­ют­ся пред­по­сыл­ки

для вспы­шек на­пря­жен­но­сти. Но все же по­ни­ма­ют, к ка­ким ре­зуль­та­там при­ве­дет при­ме­не­ние ядер­но­го ору­жия:

уни­что­же­нию все­го жи­во­го

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.