День, ко­гда Зем­ля оста­но­ви­лась

Izvestia - - МНЕНИЯ - жур­на­лист и пи­са­тель Игорь Мальцев

От­сю­да дол­жен быть хоть ка­кой­то вы­ход», — ска­зал Джо­кер Во­ру. Это из тек­ста пес­ни Джи­ми Хенд­рик­са, на ко­то­рой во мно­гом сто­ит гра­фи­че­ский ро­ман «Хранители». Это весь­ма се­рьез­ное про­из­ве­де­ние. По­то­му что, во-пер­вых, в нем су­пер­ге­рои пред­став­ле­ны су­пер­ци­ни­ка­ми, ра­бо­та­ю­щи­ми на пра­ви­тель­ство США и по­мо­га­ю­щи­ми вы­иг­рать вьет­нам­скую вой­ну. Во-вто­рых, су­пер­ге­рои пред­ста­ют так­же пер­со­на­жа­ми, ко­то­рые для предот­вра­ще­ния ядер­ной вой­ны с СССР уни­что­жа­ют ядер­ной бом­бой несколь­ко мил­ли­о­нов че­ло­век. И в кни­ге, и в филь­ме вос­со­зда­на ат­мо­сфе­ра чу­до­вищ­но­го стра­ха пе­ред Бом­бой. Пе­ред со­вет­ской, пе­ред аме­ри­кан­ской (дру­гих до­воль­но дол­го не бы­ло). Ки­но и кни­га про аль­тер­на­тив­ную ре­аль­ность, по­это­му тут пол­но де­та­лей, вос­про­из­во­дя­щих ат­мо­сфе­ру стра­ха, — вплоть до хи­та 1980-х нем­ки Нены «99 воз­душ­ных ша­ров» о ядер­ной войне.

Дей­стви­тель­но, об­ща­ясь со сво­и­ми дру­зья­ми — ан­гли­ча­на­ми, шот­ланд­ца­ми, аме­ри­кан­ца­ми, нем­ца­ми, людь­ми при­мер­но той же ге­не­ра­ции, — я все вре­мя слы­шал от них од­ну и ту же фра­зу: «Боль­ше все­го в дет­стве мы бо­я­лись, что кто-ни­будь нач­нет атом­ную бом­бар­ди­ров­ку». Бом­ба и ее опас­ность бы­ли по ТВ, по ра­дио, в ки­но. Лю­ди в стра­нах по­бо­га­че стро­и­ли се­мей­ные бом­бо­убе­жи­ща. А что мы?

Вот стран­ное де­ло, мож­но сколь­ко угод­но вспо­ми­нать, что СССР был ми­ли­та­ри­зо­ван­ным об­ще­ством — мо­же­те се­год­ня пред­ста­вить, что в обыч­ную сред­нюю шко­лу при­но­сят ре­аль­ные «ка­лаш­ни­ко­вы» и де­ти учат­ся их со­би­рать­раз­би­рать? Со­гла­си­тесь — стран­но­ва­то зву­чит. А уро­ки в шко­ле про то, что де­лать во вре­мя ядер­но­го взры­ва? И так да­лее. Но во­об­ще-то ми­ли­та­ри­сти­че­ская про­па­ган­да СССР вы­рас­ти­ла не од­но по­ко­ле­ние аб­со­лют­ных па­ци­фи­стов. Или, ес­ли не па­ци­фи­стов, то хо­тя бы лю­дей, ко­то­рые по­ни­ма­ли, что при­но­сит с со­бой взрыв ядер­ной бом­бы. И что в ми­ре, на­пич­кан­ном ядер­ны­ми бо­е­го­лов­ка­ми, та­кое по­ня­тие, как «по­бе­да в ядер­ной войне», от­ме­ня­ет­ся по фак­ту. Не слу­чай­но вско­ро­сти это ору­жие так и ста­ли на­зы­вать — «ору­жие сдер­жи­ва­ния».

Ко­неч­но, луч­шие умы ВПК на са­мые луч­шие бюд­же­ты ста­ли раз­ра­ба­ты­вать кон­цеп­ции, как же все-та­ки дол­ба­нуть по Со­ве­там, ко­то­рые яв­но бу­дут про­во­ци­ро­вать ре­ги­о­наль­ные кон­флик­ты. Это был Кис­син­джер, ко­то­рый ска­зал, что нель­зя нео­гра­ни­чен­но ис­поль­зо­вать ядер­ное ору­жие в войне, так как ре­зуль­тат бу­дет для всех оди­на­ко­во пла­че­вен. То­гда воз­ник­ла кон­цеп­ция при­ме­не­ния так­ти­че­ско­го ядер­но­го ору­жия, по­сле ре­а­ли­за­ции ко­то­рой уже мож­но ра­бо­тать стра­те­ги­че­ским ядер­ным ору­жи­ем. По­том воз­ник­ла кон­цеп­ция «гиб­ко­го ре­а­ги­ро­ва­ния», со­глас­но ко­то­рой нуж­но уни­что­жить пус­ко­вые уста­нов­ки и про­из­вод­ства, но не тро­гать го­ро­да. По­том, ко­гда воз­ник ядер­ный па­ри­тет меж­ду стра­на­ми и ва­ри­ант «при­нуж­де­ния СССР к ми­ру» стал невоз­мож­ным, воз­ник­ла кон­цеп­ция «обез­глав­ли­ва­ю­ще­го уда­ра».

По­том хо­лод­ная вой­на кон­чи­лась, на­ча­лись по­ис­ки рас­ши­рен­но­го об­ра­за вра­га. Во­об­ще это бы­ло смут­ное вре­мя для ядер­ных тео­ре­ти­ков — са­мое ужас­ное, что встал во­прос о це­ле­со­об­раз­но­сти на­хож­де­ния аме­ри­кан­ско­го так­ти­че­ско­го ядер­но­го ору­жия на тер­ри­то­рии их ев­ро­пей­ских со­юз­ни­ков. Речь за­шла уже да­же о де­мон­та­же НАТО и пре­вра­ще­нии его в по­ли­ти­че­ский блок.

Толь­ко в 1993 го­ду слег­ка от­пу­сти­ло — вер­ну­лись к ста­рой доб­рой идее ядер­но­го сдер­жи­ва­ния Рос­сии. И так вплоть до стра­те­гии «ми­ни­маль­но­го сдер­жи­ва­ния», ко­то­рая бы­ла сфор­му­ли­ро­ва­на в до­ку­мен­тах 2011 го­да. Имен­но то­гда ста­ло по­нят­но, что Пен­та­гон рас­смат­ри­ва­ет воз­мож­ность ре­ги­о­наль­ных кон­флик­тов с Рос­си­ей и Ки­та­ем, в том чис­ле с при­ме­не­ни­ем вы­со­ко­точ­но­го и ядер­но­го ору­жия. Раз­ви­тие ядер­ной во­ен­ной мыс­ли лег­ко про­сле­дить по аме- ри­кан­ским ис­точ­ни­кам, по­то­му что они озву­чи­ва­ют­ся.

Что имен­но все эти го­ды де­ла­липла­ни­ро­ва­ли со­вет­ские/рос­сий­ские во­ен­ные — стро­го под пыль­ным ков­ром. Но су­дя по то­му, что про­ис­хо­ди­ло на де­ле, все эти кон­цеп­ции с по­прав­кой на тех­но­ло­ги­че­ское раз­ви­тие во­ору­же­ний раз­де­ля­ют­ся Крем­лем. Толь­ко не­дав­но ста­ли нор­маль­но объ­яс­нять пуб­ли­ке во­ен­ные кон­цеп­ции Рос­сии. При этом док­три­на 2010 го­да бы­ла мак­си­маль­но ми­ро­лю­би­вой. Во вся­ком слу­чае, при­ме­не­ние ядер­но­го ору­жия пред­по­ла­га­лось в от­вет на при­ме­не­ние про­тив нее ядер­но­го или дру­го­го ору­жия мас­со­во­го по­ра­же­ния. Или в от­вет на угро­зу уни­что­же­ния го­су­дар­ства обыч­ным ору­жи­ем. Это яв­ный от­вет на от­ста­ва­ние в гон­ке со­зда­ния вы­со­ко­точ­но­го ору­жия, ко­то­рое пред­по­ла­га­ют ис­поль­зо­вать аме­ри­кан­цы. В док­трине вдруг рез­ко рас­ши­рил­ся спи­сок угроз, но по­ря­док при­ме­не­ния ядер­но­го ору­жия остал­ся без из­ме­не­ния.

Но вот что ин­те­рес­но — по­хо­же, что то, что об­суж­да­ют про­фес­си­о­на­лы за за­кры­ты­ми две­ря­ми (в сти­ле «Хра­ни­те­лей»: «пять мил­ли­о­нов тут сожжем, де­сять — вот тут об­лу­чим, осталь­ные са­ми сдох­нут, и на­сту­пит, на­ко­нец, мир»), вдруг вы­ли­лось в па­б­лик. Гро­зить друг дру­гу ядер­ным ору­жи­ем ста­ли вдруг да­же мел­кие чи­ны и мел­кие по­ли­ти­ки уров­ня де­пу­та­тов/се­на­то­ров. Уже да­же у обы­ва­те­ля про­те­ка­ет кры­ша, и то тут, то там раз­да­ют­ся раз­го­во­ры: «А вот мы на них (кто бы то ни был — от гад­ко­го Пин­до­ста­на до еще бо­лее гад­ко­го Ки­е­ва) щас как сбро­сим — уже по­ра». И в этом боль­шая раз­ни­ца с со­вет­ской эпо­хой — да­же то­гда бом­бо­за­ки­да­тель­ских на­стро­е­ний у обы­ва­те­ля как-то не про­яв­ля­лось.

Вы жда­ли непу­га­ное, непо­ро­тое по­ко­ле­ние? Вы его до­жда­лись. Су­дя по все­му, как раз с ним-то са­мые боль­шие про­бле­мы: вос­при­я­тие окру­жа­ю­ще­го ми­ра как ви­део­иг­ры. Нет смыс­ла вклю­чать­ся в хор, по­ю­щий осан­ну Бом­бе. Они это­го не по­ни­ма­ют.

«Нет смыс­ла так за­во­дить­ся, — лас­ко­во ска­зал Вор (Джо­ке­ру). — Мы ве­рим в то, что жизнь не бо­лее чем игра». И тут Хенд­рикс на «стра­то­ка­сте­ре» — со­ло.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.