Ра­бо­ту нар­ко­дис­пан­се­ров про­длят ра­ди долж­ни­ков и иг­ро­ков

Izvestia - - ОБЩЕСТВО - Свет­ла­на Ба­ша­ро­ва

Глав­ный нар­ко­лог Мин­здра­ва и ди­рек­тор Мос­ков­ско­го на­уч­но­прак­ти­че­ско­го цен­тра (МНПЦ) нар­ко­ло­гии Ев­ге­ний Брюн об­ра­тил­ся к гла­ве сто­лич­но­го де­пар­та­мен­та здра­во­охра­не­ния Алек­сею Хри­пу­ну с прось­бой про­длить вре­мя ра­бо­ты нар­ко­ло­ги­че­ских дис­пан­се­ров, что­бы там мог­ли со­би­рать­ся груп­пы са­мо­по­мо­щи. Сей­час несколь­ко ты­сяч че­ло­век по­се­ща­ют груп­пы по бо­лее чем 15 на­прав­ле­ни­ям. Это и ано­ним­ные долж­ни­ки, у ко­то­рых в кри­зис ста­ло еще боль­ше про­блем, и ку­риль­щи­ки, ко­то­рых ста­ла силь­нее тя­го­тить их привычка из-за ан­ти­та­бач­но­го за­ко­на. По сло­вам Ев­ге­ния Брю­на, участ­ни­ки групп в буд­ни ра­бо­та­ют, по­это­му мо­гут встре­чать­ся в ос­нов­ном по ве­че­рам и в вы­ход­ные.

Как го­во­рит­ся в пись­ме (ко­пия есть у «Из­ве­стий»), груп­пы са­мо­по­мо­щи — «ба­зо­вый эле­мент ор­га­ни­за­ции со­вре­мен­ной нар­ко­ло­ги­че­ской по­мо­щи». И те­перь, ко­гда «го­род­ская ле­чеб­ная суб­куль­ту­ра» на­ча­ла ре­гу­ли­ро­вать се­бя са­ма, «под­держ­ка дан­но­го про­цес­са со сто­ро­ны нар­ко­ло­ги­че­ской служ­бы» ста­но­вит­ся осо­бен­но важ­ной. Под­держ­ка мо­жет за­клю­чать­ся в том, что го­род по­пу­ля­ри­зи­ру­ет «де­я­тель­ность групп са­мо­по­мо­щи» и предо­став­ля­ет им по­ме­ще­ния нар­ко­ло­ги­че­ских учре­жде­ний.

«Кон­тин­гент, по­се­ща­ю­щий груп­пы са­мо­по­мо­щи раз­лич­ной на­прав­лен­но­сти, яв­ля­ет­ся в ос­нов­ной сво­ей мас­се со­ци­аль­но адек­ват­ным и име­ет воз­мож­ность по­се­щать груп­пы ис­клю­чи­тель­но в нера­бо­чее вре­мя», — го­во­рит­ся в пись­ме.

Сей­час дис­пан­се­ры ра­бо­та­ют в буд­ни до 20.00 и по суб­бо­там до 16.00. Ев­ге­ний Брюн пред­ла­га­ет в буд­ни про­длить вре­мя их ра­бо­ты до 22.00, в суб­бо­ту — до 20.00, а так­же сде­лать ра­бо­чим днем вос­кре­се­нье — с 10.00 до 18.00.

В пись­ме го­во­рит­ся, что «фак­ти­че­ски лю­бая ак­ту­аль­ная для го­род­ско­го со­об­ще­ства про­бле­ма сти­му­ли­ру­ет фор­ми­ро­ва­ние груп­пы са­мо­по­мо­щи со­от­вет­ству­ю­щей на­прав­лен­но­сти». Се­год­ня в Москве кро­ме наи­бо­лее из­вест­ных групп са­мо­по­мо­щи — ано­ним­ных ал­ко­го­ли­ков и ано­ним­ных нар­ко­ма­нов — есть еще бо­лее де­сят­ка объ­еди­не­ний. К при­ме­ру, как ска­за­но на сай­те груп­пы ано­ним­ных «де­прес­сив­ных», об­ще­ние с то­ва­ри­ща­ми по несча­стью не за­ме­нит встреч с вра­чом, но по­мо­жет из­ба­вить­ся от изо­ля­ции, «вый­ти из тюрь­мы де­прес­сии, на­учить­ся ра­до­вать­ся но­визне жиз­ни и об­ще­нию». Есть груп­па ано­ним­ных эмо­ци­о­на­лов — лю­дей, ко­то­рые не мо­гут спра­вить­ся со сво­и­ми эмо­ци­я­ми, на­при­мер, гне­вом.

«Ком­пуль­сив­ное (про­тив во­ли и ра­зу­ма) пе­ре­еда­ние при­ве­ло к рас­строй­ству на­ше­го здо­ро­вья и к но­вым жиз­нен­ным про­бле­мам, — го­во­рит­ся на сай­те груп­пы ано­ним­ных пе­ре­еда­ю­щих. — Мы по­про­сту ис­поль­зо­ва­ли еду в ка­че­стве нар­ко­ти­ка, что­бы успо­ко­ить­ся и уй­ти от нере­шен­ных про­блем, а при­об­ре­ли еще боль­шие. Об­жор­ство до­во­ди­ло нас до оту­пе­ния. При­об­ре­тен­ные бо­лез­ни (бу­ли­мия и ано­рек­сия) сде­ла­ли неко­то­рых из нас ин­ва­ли­да­ми».

«Преж­де чем прий­ти к ано­ним­ным долж­ни­кам, мно­гие ком­пуль­сив­ные долж­ни­ки счи­та­ли се­бя без­от­вет­ствен­ны­ми, сла­бы­ми мо­раль­но и да­же вре­ме­на­ми «пло­хи­ми», при­но­ся­щи­ми вред, — го­во­рит­ся на сай­те груп­пы. — Кон­цеп­ция ано­ним­ных долж­ни­ков ос­но­ва­на на том, что ком­пуль­сив­ные долж­ни­ки — это в дей­стви­тель­но­сти очень боль­ные лю­ди... Мы ис­поль­зо­ва­ли шаб­ло­ны по­ве­де­ния, ко­то­рые при­во­ди­ли нас к рас­хо­дам, не от­ве­чав­шим на­шим дей­стви­тель­ным нуж­дам. Неко­то­рые из нас с опоз­да­ни­ем опла­чи­ва­ли на­ши сче­та или воз­вра­ща­ли дол­ги, да­же то­гда, ко­гда у нас бы­ли в на­ли­чии день­ги для их по­га­ше­ния».

Ано­ним­ные «со­за­ви­си­мые» опре­де­ля­ют се­бя как за­ви­си­мых от мне­ния дру­гих лю­дей.

— На­ше вы­здо­ров­ле­ние на­ча­лось с чест­ной са­мо­оцен­ки, при­зна­ния на­шей неспо­соб­но­сти под­дер­жи­вать бла­го­твор­ные от­но­ше­ния с са­ми­ми со­бой и дру­ги­ми. Со­би­ра­ясь на груп­пах са­мо­по­мо­щи, мы под­дер­жи­ва­ем друг дру­га и де­лим­ся опы­том на пу­ти сво­е­го вы­здо­ров­ле­ния, учась люб­ви к са­мо­му се­бе, — от­ме­ча­ют в груп­пе.

«Мы стра­да­ли от бо­лез­нен­но­го при­стра­стия — бес­по­ря­доч­ных сек­су­аль­ных свя­зей и су­пру­же­ских из­мен, — го­во­рит­ся на сай­те груп­пы ано­ним­ных сек­со­го­ли­ков. — Мы ис­пы­ты­ва­ли страсть к лю­бов­ным ин­три­гам, и это по­ро­ди­ло угры­зе­ния со­ве­сти, опу­сто­ше­ние и боль. На­ша привычка сде­ла­ла на­сто­я­щую бли­зость невоз­мож­ной».

Так­же в Москве есть груп­пы ано­ним­ных иг­ро­ков, груп­па для род­ствен­ни­ков и дру­зей нар­ко­ма­нов, груп­па взрос­лых де­тей ал­ко­го­ли­ков, груп­па жен, му­жей, ро­ди­те­лей, дру­зей и взрос­лых де­тей ал­ко­го­ли­ков, груп­па род­ствен­ни­ков азартных иг­ро­ков.

Нар­ко­ло­ги­че­ские дис­пан­се­ры есть в каж­дом окру­ге Моск­вы. Сей­час груп­пы са­мо­по­мо­щи со­би­ра­ют­ся там да­ле­ко не все­гда в удоб­ное для ра­бо­та­ю­щих лю- дей вре­мя. К при­ме­ру, груп­па ано­ним­ных долж­ни­ков про­во­дит встре­чу в дис­пан­се­ре № 2 по сре­дам в 18.30.

«Я не по­па­даю на груп­пу по сре­дам, по­то­му что имен­но в сре­ду я ра­бо­таю ве­че­ром», — на­пи­са­ла на стра­ни­це ано­ним­ных долж­ни­ков в соц­се­ти «ВКон­так­те» моск­вич­ка Ма­рия, от­ме­тив, что хо­чет имен­но в «живую груп­пу», а не в ту, что об­ща­ет­ся по скай­пу.

Ев­ге­ний Брюн рас­ска­зал «Из­ве­сти­ям», что вла­стям дру­гих ре­ги­о­нов он об­ра­ще­ний по по­во­ду вре­ме­ни ра­бо­ты дис­пан­се­ров не на­прав­лял.

— Мне нуж­но сна­ча­ла от­ра­бо­тать это на сво­ей пло­щад­ке, — ска­зал он, по­яс­нив, что нар­ко­ло­ги­че­ские дис­пан­се­ры под­чи­ня­ют­ся МНПЦ нар­ко­ло­гии.

По дан­ным Ев­ге­ния Брю­на, обыч­но лю­ди по­се­ща­ют груп­пы са­мо­по­мо­щи от по­лу­го­да до несколь­ких лет.

— Мно­гие хо­дят в груп­пы до кон­ца жиз­ни, — ска­зал он. — Сколь­ко все­го в Москве та­ких лю­дей, аб­со­лют­ные циф­ры я вам сей­час не на­зо­ву, но это несколь­ко ты­сяч че­ло­век, — ска­зал Ев­ге­ний Брюн.

За­ве­ду­ю­щий нар­ко­ло­ги­че­ским дис­пан­се­ром № 7 и ди­рек­тор Ин­сти­ту­та нар­ко­ло­ги­че­ско­го здо­ро­вья на­ции Олег Зы­ков рас­ска­зал, что про­дле­ние вре­ме­ни ра­бо­ты дис­пан­се­ров не обя­за­тель­но при­ве­дет к необ­хо­ди­мо­сти на­ни­мать но­вых со­труд­ни­ков.

— Мы ста­ра­ем­ся брать на ра­бо­ту в дис­пан­се­ры лю­дей, ко­то­рые рань­ше са­ми стра­да­ли от за­ви­си­мо­сти и те­перь име­ют опыт соб­ствен­но­го вы­здо­ров­ле­ния, — от­ме­тил Зы­ков. — Они мо­гут быть пси­хо­ло­га­ми, со­ци­аль­ны­ми ра­бот­ни­ка­ми — и при этом они хо­дят в груп­пы са­мо­по­мо­щи в ка­че­стве па­ци­ен­тов. Ес­ли в дис­пан­се­ре нет ра­бот­ни­ков, ко­то­рые име­ют опыт соб­ствен­но­го вы­здо­ров­ле­ния, зна­чит, это пло­хой дис­пан­сер. По­то­му что са­мая глав­ная про­бле­ма в нар­ко­ло­гии — это мо­ти­ва­ция. Ко­гда че­ло­век с за­ви­си­мо­стью при­хо­дит в учре­жде­ние впер­вые, его встре­ча­ет не врач, не пси­хо­лог, а че­ло­век, ко­то­рый име­ет пра­во ска­зать: «Мы с то­бой од­ной кро­ви. Толь­ко те­бе пло­хо, а мне хо­ро­шо. Но ты мо­жешь прий­ти в мой мир вы­здо­ров­ле­ния, и я знаю, как это сде­лать».

В Москве кро­ме наи­бо­лее из­вест­ных групп са­мо­по­мо­щи — ано­ним­ных ал­ко­го­ли­ков и нар­ко­ма­нов — есть еще бо­лее де­сят­ка объ­еди­не­ний. Об­ще­ние с то­ва­ри­ща­ми по несча­стью не за­ме­нит встреч с вра­чом, но по­мо­жет из­ба­вить­ся от изо­ля­ции

Ра­бо­та в груп­пе стро­ит­ся на прин­ци­пе 12 ша­гов. Пер­вый — при­зна­ние то­го, что че­ло­век пе­ре­стал управ­лять сво­ей жиз­нью. По­след­ний — че­ло­век до­сти­га­ет «ду­хов­но­го про­буж­де­ния» и ста­ра­ет­ся пе­ре­дать свой опыт дру­гим за­ви­си­мым.

— В боль­ших го­ро­дах суб­куль­ту­ра са­мо­по­мо­щи раз­ви­ва­ет­ся быст­рее — там дру­гое ин­фор­ма­ци­он­ное про­стран­ство, — ска­зал Олег Зы­ков. — Но да­же из де­ре­вень ко мне при­ез­жа­ют лю­ди, ко­то­рые рас­ска­зы­ва­ют, что у них есть груп­пы ано­ним­ных ал­ко­го­ли­ков.

По его сло­вам, для со­труд­ни­ков дис­пан­се­ра, ко­то­рые хо­дят в груп­пы в ка­че­стве «вы­здо­рав­ли­ва­ю­щих», не прин­ци­пи­аль­но, ра­бо­та­ют ли они днем или ве­че­ром. Он счи­та­ет, что спрос на пло­щад­ки в ве­чер­ние ча­сы и по вы­ход­ным бу­дет боль­шим.

— В го­ро­де по­яви­лась ле­чеб­ная суб­куль­ту­ра как яв­ле­ние, — по­яс­нил Зы­ков. — Де­ло не толь­ко в ко­ли­че­стве групп, но и в том, что процесс при­об­рел но­вое ка­че­ство — аб­со­лют­но лю­бая про­бле­ма, ко­то­рая есть в об­ще­стве, мо­жет ре­шать­ся че­рез об­ще­ние с се­бе по­доб­ны­ми.

За­ве­ду­ю­щий от­де­ле­ни­ем кли­ни­че­ской пси­хо­ло­гии На­уч­но­го цен­тра пси­хи­че­ско­го здо­ро­вья РАН Сер­гей Ени­ко­ло­пов уве­рен, что груп­пы са­мо­по­мо­щи эф­фек­тив­ны, но сте­пень их эф­фек­тив­но­сти про­счи­тать прак­ти­че­ски невоз­мож­но.

— Очень слож­но оце­нить, как дол­го длит­ся эф­фект, — от­ме­тил экс­перт. — К то­му же участ­ни­ки групп по сек­су­аль­ным ад­дик­там во­об­ще очень ред­ко афи­ши­ру­ют, что они ту­да хо­дят или хо­ди­ли. По­то­му что по срав­не­нию с при­зна­ни­ем «Я сек­су­аль­ная ма­ньяч­ка» фра­за «Я ал­ко­го­лик» зву­чит да­же гор­до.

По мне­нию Сер­гея Ени­ко­ло­по­ва, груп­пы ока­жут­ся ме­нее эф­фек­тив­ны­ми, ес­ли участ­ни­ки не бу­дут ре­гу­ляр­но по­се­щать вра­ча или пси­хо­ло­га дис­пан­се­ра.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.