Мин­ская бес­сон­ни­ца

Izvestia - - МНЕНИЯ -

Сквозь гро­хот окро­вав­лен­ных го­ро­дов, сквозь над­гроб­ные ры­да­ния, сквозь над­рыв­ные ата­ки и контр­ата­ки на­ко­нец рас­пах­ну­лись во­ро­та в Минск. И в эти во­ро­та устре­ми­лись вы­со­кие пе­ре­го­вор­щи­ки. Им вслед зву­ча­ли го­ло­са: «Пусть им со­пут­ству­ет уда­ча. Пусть к их сто­лам сле­тят­ся ан­ге­лы ми­ра и ми­ло­сер­дия. Пусть серд­ца их бу­дут на­пол­не­ны не толь­ко ра­ци­о­наль­ны­ми чув­ства­ми и так­ти­че­ски­ми пе­ре­жи­ва­ни­я­ми, но и бла­го­да­тью, чув­ством то­го, что на них смот­рит все за­ды­ха­ю­ще­е­ся в стра­хах и сле­зах че­ло­ве­че­ство». Они се­ли за стол пе­ре­го­во­ров, что­бы пре­кра­тить чу­до­вищ­ную бой­ню в Ев­ро­пе, что­бы очер­тить кон­ту­ры бу­ду­щей Укра­и­ны, что­бы устра­нить на­дви­га­ю­щу­ю­ся на мир кош­мар­ную бе­ду. И вот длин­ная бес­сон­ная ночь. Вед­ра вы­пи­то­го ко­фе. Па­да­ю­щие от уста­ло­сти жур­на­ли­сты. И под утро ли­де­ры стран, ка­ча­ясь от уста­ло­сти, вы­хо­дят к мик­ро­фо­нам. За­чи­ты­ва­ют уло­же­ния о ми­ре: пе­ре­ста­нут гро­мы­хать тя­же­лые ору­дия. От­да­лят­ся один от дру­го­го рас­ка­лен­ные элек­тро­ды, и меж­ду ни­ми не взо­рвет­ся воль­то­ва ду­га кро­меш­ной вой­ны. Эта вто­рая мин­ская встре­ча, ка­жет­ся, увен­ча­лась успе­хом. Но по­че­му наш пер­вый Минск — пер­вая мин­ская встре­ча окон­чи­лась неуда­чей? Что про­изо­шло во вре­мя той пер­вой встре­чи, что она вме­сто уми­ро­тво­ре­ния кро­ва­вой во­ен­ной бой­ни вновь пре­вра­ти­лась в сра­же­ние, в страш­ные бом­бар­ди­ров­ки, в чу­до­вищ­ные ата­ки? Где бы­ла ошиб­ка? Мо­жет быть, не все ин­те­ре­сы участ­ву­ю­щих в кон­флик­те сто­рон бы­ли учте­ны? Мо­жет быть, пе­ре­го­вор­щи­ки бы­ли не столь вы­со­ко­го ран­га? Или в этом по­ви­нен По­ро­шен­ко, ко­то­рый ве­ро­лом­но на­ру­шил со­гла­ше­ние и уда­рил всей си­лой сво­ей тя­же­лой ар­тил­ле­рии? Или, быть мо­жет, из­за оке­а­на, из Го­сде­па по­сле­до­вал тай­ный сиг­нал, пре­рвав­ший пе­ре­ми­рие? Как сбе­речь от про­ва­ла второе Мин­ское со­гла­ше­ние? Кто участ­во­вал в этих пе­ре­го­во­рах? Чьи ин­те­ре­сы яв­но и неяв­но схлест­ну­лись в этом кро­ва­вом кон­флик­те? Ко­неч­но, преж­де все­го Дон­басс. Из­ну­рен­ный, из­ра­нен­ный, одер­жав­ший не­дав­но по­бе­ду в Де­баль­це­во, за­клю­чив­ший в же­лез­ный ко­тел 7 тыс. укра­ин­ских во­ен­но­слу­жа­щих. Ко­неч­но, По­ро­шен­ко. Ки­ев, трав­ми­ро­ван­ный де­баль­цев­ской ка­та­стро­фой, трав­ми­ро­ван­ный неудач­ной мо­би­ли­за­ци­ей, ко­гда мил­ли­он но­во­бран­цев, вме­сто то­го что­бы ид­ти на при­зыв­ные пунк­ты, сбежали с Укра­и­ны и на­пол­ни­ли в ос­нов­ном рус­ские про­стран­ства. По­ро­шен­ко, под но­га­ми ко­то­ро­го раз­вер­за­ет­ся тем­ная без­дна, ку­да го­то­во про­ва­лить­ся укра­ин­ское на­род­ное хо­зяй­ство. Ко­неч­но, Ев­ро­со­юз. Ев­ро­со­юз, ко­то­рый раз­ди­ра­ет­ся меж­ра­со­вы­ми про­ти­во­ре­чи­я­ми, ко­то­рый тре­щит по швам из­за эко­но­ми­че­ских неуря­диц и внут­рен­них кон­флик­тов. Ев­ро­со­юз, ко­то­рый стра­шит­ся этой вой­ны, что вот-вот да и пе­ре­ки­нет­ся че­рез укра­ин­скую гра­ни­цу. Ко­неч­но же, Рос­сия. Рос­сия, на чью тер­ри­то­рию то и де­ло плю­ха­ют­ся сна­ря­ды с укра­ин­ской сто­ро­ны. Рос­сия, ку­да бе­гут тол­пы из­ну­рен­ных ры­да­ю­щих бе­жен­цев. Рос­сия, ко­то­рая по­сы­ла­ет за­мер­за­ю­щим го­лод­ным го­ро­дам Дон­бас­са гру­зо­ви­ки, на­пол­нен­ные ме­ди­ка­мен­та­ми, про­до­воль­стви­ем. Рос­сия, ко­то­рая не мо­жет до­пу­стить, что­бы на ее гра­ни­цах сло­жи­лось ру­со­фоб­ское на­тов­ское го­су­дар­ство — кош­мар для всех рос­си­ян. И, ко­неч­но же, заморский Го­сдеп. Оба­ма, ко­то­рый всё еще про­по­ве­ду­ет аме­ри­кан­ское мес­си­ан­ство, аме­ри­кан­ское пра­во управ­лять ис­то­ри­ей че­ло­ве­че­ства из еди­но­го аме­ри­кан­ско­го цен­тра. Этот аме­ри­кан­ский од­но­по­ляр­ный мир по­сто­ян­но на­ты­ка­ет­ся на кон­флик­ты, на про­ти­во­ре­чия. Его не уда­ет­ся ре­а­ли­зо­вать ни в Аф­га­ни­стане, ни в Си­рии, ни в це­лом на Ближ­нем Во­сто­ке, где воз­ник­ло ог­нен­ное нена­ви­дя­щее «Ис­лам­ское го­су­дар­ство». И не уда­ет­ся ре­а­ли­зо­вать на Укра­ине. Го­су­дар­ствен­ный пе­ре­во­рот, за­те­ян­ный аме­ри­кан­ца­ми, по­лых­нул по всей Укра­ине злом и на­си­ли­ем и за­хлеб­нул­ся, на­толк­нув­шись на во­лю Рос­сии. Крым, вос­ста­ние Дон­бас­са. Уда­лось ли все эти яв­ные и неявные про­ти­во­ре­чия, да­ле­ко иду­щие и не ви­ди­мые нево­ору­жен­но­му взгля­ду кон­флик­ты при­ве­сти в со­раз­мер­ность, со­здать сим­фо­нию, ко­то­рая уми­ро­тво­рит стра­сти, уста­но­вит на­ко­нец мир? Ял­тин­ская кон­фе­рен­ция, чье 70-ле­тие мы не­дав­но от­ме­ча­ли, яв­ля­ет­ся при­ме­ром та­кой стра­те­ги­че­ской уда­чи. Три по­ли­ти­че­ских ге­ния сло­жи­ли фор­му­лу гео­ст­ра­те­ги­че­ско­го рав­но­ве­сия, в окро­вав­лен­ной раз­гром­лен­ной Ев­ро­пе уста­но­ви­ли та­кие ли­нии раз­де­ле­ния, что они обес­пе­чи­ли мир на дол­гие де­ся­ти­ле­тия. Мы не зна­ем, как скла­ды­ва­лось это рав­но­ве­сие. По-ви­ди­мо­му, бы­ли учте­ны тер­ри­то­рии и про­стран­ства ев­ро­пей­ских стран. Бы­ли учте­ны чис­лен­ность на­ро­до­на­се­ле­ния этих стран, их про­мыш­лен­ные по­тен­ци­а­лы. Бы­ли учте­ны во­ен­ные по­тен­ци­а­лы стран­со­юз­ниц, пу­ти со­об­ще­ния, ком­му­ни­ка­ции, на­ли­чие аэро­дро­мов и же­лез­но­до­рож­ных цен­тров. Во вре­мя тех пе­ре­го­во­ров уси­ли­я­ми Ста­ли­на впер­вые в ис­то­рии был со­здан пан­сла­вян­ский со­юз, ко­гда все сла­вян­ские на­ро­ды со­шлись под еди­ным ку­по­лом. К со­жа­ле­нию, недол­го­веч­ным и в кон­це кон­цов рас­пав­шим­ся. Ны­неш­ние пе­ре­го­во­ры яви­лись дол­го­ждан­ны­ми и стра­те­ги­че­ски необ­хо­ди­мы­ми. Ко­неч­но, по­то­му, что они долж­ны уста­но­вить мир и пре­кра­тить кро­во­про­ли­тие. Ко­неч­но, по­то­му, что они объ­яс­ня­ют Ев­ро­пе и все­му ми­ру, ка­кой бу­дет Укра­и­на по­сле за­вер­ше­ния ар­тил­ле­рий­ских атак и раз­гро­мов. Но еще и по­то­му, что в слу­чае уда­чи этих пе­ре­го­во­ров в Ев­ро­пе мо­жет сло­жить­ся фор­му­ла ев­ро­пей­ской без­опас­но­сти. Стра­ны най­дут на­ко­нец тот по­сту­лат, ко­то­рый пре­одо­ле­ет кон­фликт­ность со­вре­мен­ной Ев­ро­пы. А так­же есть на­деж­да на то, что удаст­ся сло­жить струк­ту­ры гло­баль­ной без­опас­но­сти в но­вом, мно­го­по­ляр­ном, а не од­но­по­ляр­ном ми­ре. Ми­ре, в ко­то­ром воз­ник­ли но­вые цен­тры вли­я­ния, но­вые силы, но­вые тен­ден­ции и устрем­ле­ния на­ро­дов. Сколь проч­ны но­вые Мин­ские со­гла­ше­ния? Дон­бас­су при­хо­дит­ся вы­би­рать меж­ду ми­ром и неза­ви­си­мо­стью. Что выберут окро­вав­лен­ные в ата­ках и контр­ата­ках опол­чен­цы? Что выберут те, кто ле­жит в бес­чис­лен­ных мо­ги­лах в лу­ган­ской и до­нец­кой зем­ле? Что вы­бе­рет рус­ское со­зна­ние, для ко­то­ро­го неза­ви­си­мость и сво­бо­да все­гда бы­ли вы­ше по­зор­но­го ми­ра? От­вет на это узна­ем в бли­жай­шие неде­ли, при­слу­ши­ва­ясь к ти­шине, ко­то­рая ча­сто яв­ля­ет­ся про­ло­гом к ар­тил­ле­рий­ской ка­но­на­де. Лю­ди жад­но сле­ди­ли за мин­ской встре­чей. Вчи­ты­ва­лись в ком­мю­ни­ке ито­го­во­го до­ку­мен­та — вчи­ты­ва­лись в каж­дую бук­ву, в каж­дую за­пя­тую, в каж­дую точ­ку. Стра­шась, что­бы эта точ­ка не ока­за­лась «Точ­кой-У».

Алек­сандр Про­ха­нов пи­са­тель

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.