Де­бо­ши­ров, ле­тя­щих на по­хо­ро­ны, не бу­дут сни­мать с рей­са

Izvestia - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ма­рия Амир­джа­нян

Как вы­яс­ни­ли «Из­ве­стия», со­глас­но раз­ра­ба­ты­ва­е­мо­му за­ко­но­про­ек­ту, авиа­ком­па­нии не смо­гут от­ка­зать в пе­ре­воз­ке пас­са­жи­ру, да­же вклю­чен­но­му в чер­ный спи­сок, ес­ли он на­прав­ля­ет­ся на ле­че­ние или по­хо­ро­ны. Это сле­ду­ет из по­след­ней вер­сии за­ко­но­про­ек­та о чер­ных спис­ках авиа­пас­са­жи­ров, ко­то­рую го­то­ви­ла ра­бо­чая груп­па при ко­ми­те­те Го­с­ду­мы по транс­пор­ту при уча­стии пред­ста­ви­те­лей круп­ней­ших авиа­ком­па­ний, Ро­са­виа­ции, МВД и Ген­про­ку­ра­ту­ры.

По­прав­ки в Воз­душ­ный ко­декс, вне­сен­ные в Го­с­ду­му в ап­ре­ле 2012 го­да и при­ня­тые в пер­вом чте­нии в июне 2014 го­да, пред­по­ла­га­ют со­зда­ние чер­ных спис­ков авиа­пас­са­жи­ров, ко­то­рым авиа­ком­па­нии смо­гут от­ка­зать в пе­ре­воз­ке, ес­ли ра­нее они на­ру­ши­ли по­ря­док на бор­ту или от­ка­за­лись вы­пол­нять рас­по­ря­же­ния ко­ман­ди­ра воз­душ­но­го суд­на. В чер­ный спи­сок так­же по­па­дут пас­са­жи­ры, ко­то­рые бы­ли при­вле­че­ны к ад­ми­ни­стра­тив­ной или уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти за пре­ступ­ле­ния или пра­во­на­ру­ше­ния, со­вер­шен­ные на бор­ту са­мо­ле­та. Срок пре­бы­ва­ния в спис­ке — пять лет.

За­ко­но­про­ект сей­час го­то­вит­ся ко вто­ро­му чте­нию, и, со­глас­но его по­след­ней вер­сии (ко­пия есть у «Из­ве­стий»), авиа­ком­па­нии не смо­гут от­ка­зать пас­са­жи­ру, ес­ли он «со­про­вож­да­ет тре­тьих лиц, на­прав­ля­ет­ся на по­хо­ро­ны род­ствен­ни­ков или близ­ких, на­прав­ля­ет­ся на встре­чи с род­ствен­ни­ка­ми или близ­ки­ми в слу­чае их бо­лез­ни или об­сто­я­тельств, тре­бу­ю­щих его при­сут­ствия, и дру­гих об­сто­я­тельств».

Раз­ра­бо­тать окон­ча­тель­ный ва­ри­ант всех чрез­вы­чай­ных об­сто­я­тельств, ко­гда авиадебошир все же дол­жен быть до­пу­щен на рейс, пред­сто­ит пра­ви­тель­ству, сле­ду­ет из тек­ста по­пра­вок. Оно же опре­де­лит по­ря­док, по ко­то­ро­му пас­са­жир бу­дет под­твер­ждать, что он едет имен­но на ле­че­ние или на по­хо­ро­ны, со­об­щил «Из­ве­сти­ям» гла­ва ра­бо­чей груп­пы по за­ко­но­про­ек­ту о чер­ных спис­ках авиа­пас­са­жи­ров, де­пу­тат Го­с­ду­мы Яро­слав Ни­лов (ЛДПР).

— Но оче­вид­но, что пас­са­жи­ру нуж­но бу­дет предъ­явить со­от­вет­ству­ю­щий до­ку­мент: ко­пию сви­де­тель­ства о смер­ти или дру­гой до­ку­мент, под­твер­жда­ю­щий его на­ме­ре­ния, — от­ме­тил Яро­слав Ни­лов.

Ди­рек­тор Цен­тра со­ци­аль­ной эко­но­ми­ки Да­вид Ме­ли­кГу­сей­нов по­ла­га­ет, что с под­твер­жда­ю­щи­ми до­ку­мен­та­ми мо­гут воз­ник­нуть слож­но­сти, по­сколь­ку они да­ле­ко не все­гда есть в рас­по­ря­же­нии пас­са­жи­ров, от­прав­ля­ю­щих­ся по сроч­ным се­мей­ным или ме­ди­цин­ским об­сто­я­тель­ствам.

— На­при­мер, в по­дав­ля­ю­щем боль­шин­стве слу­ча­ев кон­тракт с кли­ни­кой за­клю­ча­ет­ся уже по при­бы­тии на ме­сто, од­на­ко до вы­ле­та ме­ди­цин­ские учре­жде­ния са­ми или че­рез контр­аген­та мо­гут при­слать при­гла­ше­ние, но это ред­ко. Без него под­твер­дить свои на­ме­ре­ния бу­дет слож­но, — от­ме­тил он. — Так­же не­по­нят­но, как под­твер­дить, что че­ло­век едет на по­хо­ро­ны: сви­де­тель­ство о смер­ти ча­сто вы­да­ет­ся в день по­гре­бе­ния.

Еще од­но су­ще­ствен­ное из­ме­не­ние за­ко­но­про­ек­та — в преды­ду­щей его вер­сии ого­ва­ри­ва­лось, что пе­ре­воз­чи­ки бу­дут са­ми фор­ми­ро­вать соб­ствен­ные пуб­лич­ные спис­ки, — те­перь же про­пи­са­но, что ком­па­ния бу­дет «вно­сить пред­став­ле­ния» по пас­са­жи­рам нон гра­та управ­ля­ю­ще­му ре­ест­ром — «фе­де­раль­но­му ис­пол­ни­тель­но­му ор­га­ну в об­ла­сти обес­пе­че­ния транс­порт­ной без­опас­но­сти» (его опре­де­лит пра­ви­тель­ство), а спи­сок бу­дет за­кры­тым. До­ступ к нему бу­дет толь­ко у авиа­пе­ре­воз­чи­ка и у аэро­пор­тов.

Как пи­са­ли «Из­ве­стия», имен­но та­кие за­ме­ча­ния бы­ли к за­ко­но­про­ек­ту у Мин­тран­са, ко­то­рый в це­лом под­дер­жал проект в 2012 го­ду: что­бы со­став­ле­ние чер­ных спис­ков не про­ти­во­ре­чи­ло за­ко­ну о пер­со­наль­ных дан­ных, ре­ко­мен­до­ва­лось от­ка­зать­ся от их пуб­ли­ко­ва­ния.

— Управ­лять спис­ком бу­дет упол­но­мо­чен­ный пра­ви­тель­ством ор­ган, а авиа­ком­па­нии и аэро­пор­ты — за­пра­ши­вать к нему до­ступ, — рас­ска­зал Яро­слав Ни­лов. — Спи­сок от ши­ро­кой об­ще­ствен­но­сти нуж­но за­крыть, по­то­му что в нем бу­дут ис­поль­зо­вать­ся пер­со­наль­ные дан­ные че­ло­ве­ка: фа­ми­лия, имя, от­че­ство, да­та рож­де­ния, вид и но­мер до­ку­мен­та, удо­сто­ве­ря­ю­ще­го лич­ность, по ко­то­ро­му по­ку­пал­ся би­лет, пунк­ты от­прав­ле­ния и на­зна­че­ния, вид марш­ру­та сле­до­ва­ния (бес­пе­ре­са­доч­ный или тран­зит­ный), да­та по­езд­ки. В ба­зе бу­дет так­же ука­зан и пе­ре­воз­чик, по об­ра­ще­нию ко­то­ро­го пас­са­жир вклю­чен в чер­ный спи­сок.

В Ро­са­виа­ции на за­прос «Из­ве­стий» о по­зи­ции по за­ко­но­про­ек­ту не от­ве­ти­ли (гла­ва ве­дом­ства Алек­сандр Не­радь­ко ра­нее под­дер­жал за­ко­но­про­ект). В Ро­странс­над­зо­ре воз­дер­жа­лись от оцен­ки пер­спек­тив по­лу­чить в свои ру­ки пол­но­мо­чия по управ­ле­нию спис­ком авиа­де­бо­ши­ров.

Круп­ней­шие рос­сий­ские авиа­ком­па­нии уже ве­дут внут­рен­ние спис­ки авиа­де­бо­ши­ров (в них уже ты­ся­чи имен) — для то­го что­бы быть на­че­ку, но по­ка что ни­ка­ких за­кон­ных прав от­ка­зы­вать в про­да­же би­ле­та у них нет. Пе­ре­воз­чи­ки с 2004 го­да вы­сту­па­ют за ле­га­ли­за­цию чер­ных спис­ков. Мин­транс ра­нее от­ме­чал, что по­прав­ки об авиа­де­бо­ши­рах кон­флик­ту­ют с 426-й ста­тьей Граж­дан­ско­го ко­дек­са, в ко­то­рой за­фик­си­ро­ва­но, что ком­мер­че­ская ор­га­ни­за­ция обя­за­на за­клю­чить пуб­лич­ный до­го­вор с лю­бым ли­цом, ко­то­рое к нему об­ра­тит­ся. Пред­ла­га­лось вне­сти со­от­вет­ству­ю­щие по­прав­ки в Граж­дан­ский ко­декс. В ра­бо­чей груп­пе о про­ти­во­ре­чии зна­ют и как раз сей­час про­ра­ба­ты­ва­ют ва­ри­ант по его устра­не­нию, го­во­рит Яро­слав Ни­лов.

— Как та­ко­во­го сво­да пра­вил по­ве­де­ния в са­мо­ле­те для пас­са­жи­ров нет. Дей­ству­ет ос­нов­ная пре­зумп­ция— не со­зда­вать угро­зу без­опас­но­сти по­ле­та. Это про­пи­са­но в ст. 107 Воз­душ­но­го ко­дек­са, — по­яс­нил ди­рек­тор Ин­сти­ту­та воз­душ­но­го и кос­ми­че­ско­го пра­ва «Аэро­хелп» Олег Ак­са­мен­тов. — Гру­бо го­во­ря, нель­зя пы­тать­ся от­кры­вать две­ри, раз­бить ил­лю­ми­на­тор, нель­зя со­зда­вать угро­зу жиз­ни или здо­ро­вью дру­гих пас­са­жи­ров или пер­со­на­ла. И, есте­ствен­но, все на­хо­дя­щи­е­ся на бор­ту долж­ны под­чи­нять­ся ко­ман­ди­ру.

Наи­боль­ший ре­зо­нанс за по­след­ние го­ды вы­звал ин­ци­дент с са­ра­тов­ским биз­не­сме­ном Сер­ге­ем Ка­ба­ло­вым, ко­то­рый в ян­ва­ре 2013 го­да на бор­ту са­мо­ле­та ком­па­нии MetroJet («Ко­га­лы­ма­виа»), ле­тев­ше­го из Моск­вы в Хур­га­ду, устро­ил дра­ку с борт­про­вод­ни­ка­ми и пас­са­жи­ра­ми. По­сле при­зем­ле­ния Ка­ба­ло­ва за­дер­жа­ла еги­пет­ская по­ли­ция, но вско­ре от­пу­сти­ла. Вер­хов­ный суд Рос­сии за­оч­но аре­сто­вал Ка­ба­ло­ва и объ­явил в меж­ду­на­род­ный ро­зыск, так как он ре­шил не воз­вра­щать­ся на ро­ди­ну. Поз­же его за­дер­жа­ли в Бе­ло­рус­сии и экстрадировали в Рос­сию, где он про­си­дел в тюрь­ме год и во­семь ме­ся­цев и вы­шел на сво­бо­ду в но­яб­ре 2014 го­да.

Не все­гда на бор­ту са­мо­ле­та на­хо­дят­ся си­лы, спо­соб­ные унять ху­ли­га­на

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.