Па­вел Фе­до­тов вы­шел из хра­ни­лищ к бла­го­дар­но­му зри­те­лю

В Тре­тья­ков­ской га­ле­рее впер­вые за мно­го де­ся­ти­ле­тий по­ка­зы­ва­ют ре­тро­спек­ти­ву Павла Фе­до­то­ва

Izvestia - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Оль­га За­вья­ло­ва

В Ин­же­нер­ном кор­пу­се Тре­тья­ков­ской га­ле­реи от­кры­лась мас­штаб­ная ре­тро­спек­ти­ва Павла Фе­до­то­ва «Те­атр жиз­ни». Это пер­вый проект, ко­то­рый пред­ста­ви­ла но­вый ге­не­раль­ный ди­рек­тор га­ле­реи Зель­фи­ра Трегулова.

Но, как из­вест­но, рож­де­нию мас­штаб­ных вы­ста­вок, объ­еди­ня­ю­щих по­лот­на из раз­лич­ных со­бра­ний, пред­ше­ству­ет под­го­то­ви­тель­ный пе­ри­од дли­ной в несколь­ко лет. Так что по су­ти федотовская экс­по­зи­ция ста­ла «от­че­том» о ра­бо­те кол­лек­ти­ва Тре­тья­ков­ки под ру­ко­вод­ством вне­зап­но от­прав­лен­ной в от- став­ку Ири­ны Ле­бе­де­вой. И ре­зуль­тат этой ра­бо­ты впе­чат­ля­ет.

Зри­те­лям не по­ка­зы­ва­ли мо­но­гра­фи­че­ских вы­ста­вок Фе­до­то­ва уже несколь­ко де­ся­ти­ле­тий: по­след­няя круп­ная про­хо­ди­ла в Рус­ском му­зее в 1993 го­ду. Ны­неш­няя экс­по­зи­ция, вклю­ча­ю­щая око­ло 200 жи­во­пис­ных и гра­фи­че­ских про­из­ве­де­ний, по­дроб­но пред­став­ля­ет твор­че­ство ав­то­ра, из­вест­но­го ши­ро­кой пуб­ли­ке лишь по несколь­ким кар­ти­нам.

Зель­фи­ра Трегулова счи­та­ет, что проект поз­во­лит зри­те­лю уви­деть в ра­бо­тах Фе­до­то­ва нечто отличное от то­го, «что бы­ло при­ня­то ви­деть в них 30– 40 лет на­зад».

— Се­го­дняш­ний глаз улав­ли­ва­ет в его кар­ти­нах дра­му и тра­ге­дию че­ло­ве­ка и неве­ро­ят­ную лю­бовь к са­мым раз­ным про­яв­ле­ни­ям жиз­ни. Фе­до­то­ва на­зы­ва­ли рус­ским Уильямом Хо­гар­том, Го­го­лем жи­во­пи­си. С од­ной сто­ро­ны, это до­воль­но точ­но очер­чи­ва­ет твор­че­ство Павла Ан­дре­еви­ча. С дру­гой сто­ро­ны, при­гля­дев­шись к его по­лот­нам, мож­но уви­деть мно­гое, что пред­вос­хи­ща­ет жи­во­пись XX ве­ка, — от­ме­ти­ла ген­ди­рек­тор.

Вы­став­ка оправ­да­ет на­деж­ды и тех, кто хо­чет уви­деть ори­ги­на­лы са­мых по­пу­ляр­ных жи­во­пис­ных по­ло­тен Фе­до­то­ва («Раз­бор­чи­вая невеста», «За- втрак ари­сто­кра­та», «Сва­тов­ство май­о­ра», «Све­жий ка­ва­лер», «Вдо­вуш­ка»), и бо­лее про­дви­ну­тых це­ни­те­лей.

По­след­них на­вер­ня­ка за­ин­те­ре­су­ют кар­ти­ны, ко­то­рые сам Фе­до­тов ха­рак­те­ри­зо­вал как «нрав­ствен­но-кри­ти­че­ские сце­ны из со­вре­мен­ной жиз­ни». Каж­дая та­кая ра­бо­та со­про­вож­да­ет­ся увле­ка­тель­ным ав­тор­ским тек­стом с опи­са­ни­ем сю­же­та.

Сцен­ки «Ху­дож­ник, же­нив­ший­ся без при­да­но­го в на­деж­де на свой та­лант», «Офи­цер­ская пе­ред­няя», «Взя­точ­ник», «Пе­ред­няя част­но­го при­ста­ва на­ка­нуне боль­шо­го празд­ни­ка», «Кре­сти­ны» рас­ска­зы­ва­ют о ни­ще­те, пьян­стве и па­де­нии нра­вов. Их опре­де­лен­но мож­но от­не­сти к ка­те­го­рии про­из­ве­де­ний, со­здан­ных «по прин­ци­пу Раш­ка-гов­няш­ка», поль­зу­ясь ме­та­фо­рой ми­ни­стра куль­ту­ры Вла­ди­ми­ра Ме­дин­ско­го.

Един­ствен­ное «недо­ста­ю­щее зве­но» вы­став­ки — по­след­няя, неза­кон­чен­ная кар­ти­на Фе­до­то­ва «Иг­ро­ки». По­лот­но хра­нит­ся в Ки­ев­ском на­ци­о­наль­ном му­зее рус­ско­го ис­кус­ства, по­это­му ку­ра­то­рам при­шлось огра­ни­чить­ся ре­про­дук­ци­ей, на­пе­ча­тан­ной спе­ци­аль­но для экс­по­зи­ции. Впро­чем, от­сут­ствие ори­ги­на­ла от­ча­сти ком­пен­си­ру­ют эс­ки­зы «Иг­ро­ков», предо­став­лен­ные Рус­ским му­зе­ем.

Уви­деть во­очию ил­лю­стра­цию из учеб­ни­ка — то­же до­ро­го­го сто­ит

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.