Кол­лек­то­ры в за­коне

Izvestia - - МНЕНИЯ - пи­са­тель и жур­на­лист Игорь Маль­цев

Вы за­ме­ти­ли, что под вполне при­стой­ным сло­вом «кол­лек­то­ры» в Рос­сии об­ра­зо­ва­лась ни­кем не управ­ля­е­мая бан­да, тер­ро­ри­зи­ру­ю­щая и ка­ле­ча­щая граж­дан за эти по­га­ные ко­пей­ки?

Ведь по­чти каж­дый день до нас до­ле­та­ют но­во­сти од­на дру­гой кра­ше.

В Улья­нов­ске кол­лек­тор бро­сил в ок­но долж­ни­ку «кок­тейль Мо­ло­то­ва». В ре­зуль­та­те у ре­бен­ка, спав­ше­го в до­ме, обо­жже­ны ли­цо, ру­ки и пле­чи. Уга­дай­те, за что чуть не уби­ли ре­бен­ка? За кре­дит в 4000 руб­лей, ко­то­рый кон­то­ра по «мик­ро­кре­ди­то­ва­нию» быст­ро пре­вра­ти­ла в 40 000. А кто у нас кол­лек­тор? Ну, ко­неч­но, быв­ший по­ли­цей­ский, ко­то­ро­го уво­ли­ли из ор­га­нов за во­ров­ство.

Сло­во «кол­лек­тор» — а точ­нее, со­би­ра­тель дол­гов — пре­вра­ти­лось у нас в си­но­ним са­мо­го гнус­но­го рэ­ке­ти­ра. Хо­тя нет. В про­кля­тые 90-е та­ко­го се­бе не поз­во­ля­ли да­же са­мые от­мо­ро­жен­ные бан­ди­ты.

Бо­лее то­го, их «биз­нес» ото­шел имен­но кол­лек­тор­ским кон­то­рам, мно­гие из ко­то­рых со­сто­ят из быв­ших си­ло­ви­ков. То есть из лю­дей, ко­то­рые ко­гда то долж­ны бы­ли за­щи­щать за­кон. Те­перь мы зна­ем, как они его за­щи­ща­ли, спа­си­бо, не на­до. Ка­кие-то кон­то­ры пе­ре­да­ют свои дол­ги кол­лек­то­рам. Ок. Кол­лек­то­ры на­чи­на­ют зво­нить долж­ни­кам. По­том на­чи­на­ют им угро­жать. По­том на­чи­на­ют угро­жать на­си­ли­ем, под­жо­га­ми, из­на­си­ло­ва­ни­я­ми — всем тем, на что не по­шел бы ни один ува­жа­ю­щий се­бя ганг­стер. По­то­му что долж­ни­ка­ми ока­зы­ва­ют­ся лю­ди про­стые, из тех, кто не уме­ет и не при­учен чи­тать мел­ким шриф­том в до­го­во­ре, что их долг в 10 000 руб­лей (120 ев­ро) че­рез неде­лю вдруг нач­нет рас­ти каж­дый час по экс­по­нен­те.

Это не те, кто «ки­да­ет» бан­ки на кре­ди­ты на квар­ти­ру в цен­тре Моск­вы. Это не те, кто при­ду­мал фаль­ши­вые ави­зо. Нет. Это лю­ди, ко­то­рые по­па­ли в обыч­ную для на­ших ши­рот бе­ду — нет де­нег. Нет де­нег на ле­кар­ства, нет де­нег на са­мое необ­хо­ди­мое. И они идут брать взай­мы. Ес­ли бы пра­ви­тель­ство вме­сте с про­бле­мой кол­лек­то­ров об­ра­ти­ло вни­ма­ние на стран­ный ин­сти­тут «мик­ро­кре­ди­то­ва­ния», бы­ло бы еще луч­ше — по­то­му что это все вы­гля­дит как гра­беж и бан­ди­тизм.

«В Сверд­лов­ской об­ла­сти жен­щи­на вос­поль­зо­ва­лась кре­ди­том в мик­ро­фи­нан­со­вой (опять! — И. М.) ор­га­ни­за­ции. По­сле про­пус­ка пла­те­жа ей и ее ма­лень­ко­му ре­бен­ку ста­ли угро­жать при­чи­не­ни­ем вре­да здо­ро­вью. Кол­лек­то­ры ста­ли зво­нить с угро­за­ми в ре­ги­стра­ту­ру ме­д­учре­жде­ния, где ра­бо­та­ет за­ем­щи­ца, тем са­мым па­ра­ли­зо­вав его ра­бо­ту».

«В Ека­те­рин­бур­ге кол­лек­то­ры, пы­та­ясь вы­бить из долж­ни­ков день­ги, за­бло­ки­ро­ва­ли в квар­ти­ре их ма­ло­лет­не­го ре­бен­ка. Про­ку­ра­ту­ра на­ча­ла по дан­но­му фак­ту про­вер­ку.

Ко­гда кол­лек­то­ры при­шли к за­ем­щи­кам, в до­ме на­хо­дил­ся толь­ко ре­бе­нок. То­гда вы­би- валь­щи­ки дол­гов пе­ре­ре­за­ли те­ле­фон­ный про­вод в квар­ти­ре и, угро­жая рас­пра­вой, за­ли­ли кле­ем зам­ки».

По­го­ди­те, вот это все про­ис­хо­дит в на­ши дни? Это точ­но не солн­цев­ские вер­ну­лись? Или там­бов­ские? Вы се­рьез­но? Под по­кро­вом неких «агентств» про­ис­хо­дит на­ту­раль­ный рэ­кет, и все на это за­кры­ва­ют гла­за — по­ли­ция, на­ло­го­вая, об­ще­ствен­ность. По­стра­дав­шие оста­ют­ся на­едине са­ми с со­бой и в луч­шем слу­чае с жур­на­ли­ста­ми. И в пол­ном пра­во­вом ва­ку­у­ме. Неку­да бе­жать, неко­му жа­ло­вать­ся.

«Они мне ска­за­ли: ты че та­кая бор­зая? У те­бя есть муж, ко­то­рый ра­бо­та­ет на ме­бель­ной фаб-

По­го­ди­те, вот это все про­ис­хо­дит в на­ши дни? Это точ­но не солн­цев­ские вер­ну­лись? Или там­бов­ские? Вы се­рьез­но? Под по­кро­вом неких «агентств» про­ис­хо­дит на­ту­раль­ный рэ­кет, и все на это за­кры­ва­ют гла­за — по­ли­ция, на­ло­го­вая, об­ще­ствен­ность

ри­ке сбор­щи­ком ме­бе­ли, раз он толь­ко до это­го моз­га­ми до­рос, то пусть и за­пла­тит», — про­дол­жа­ет по­тер­пев­шая Оль­га. — По­том мне на­ча­ли при­хо­дить пись­ма на элек­трон­ную по­чту с угро­за­ми рас­пра­вы, что они мо­их де­тей вы­ки­нут на ули­цу, что мне за­пре­тят поль­зо­вать­ся во­ди­тель­ским удо­сто­ве­ре­ни­ем». За­од­но угро­жа­ли рас­пра­вой де­тям и по­жи­лым ро­ди­те­лям.

Че­ло­век из Но­во­си­бир­ска, пред­ста­вив­ший­ся кол­лек­то­ром, угро­жал взо­рвать дет­сад в Пет­ро­за­вод­ске.

Сколь­ко мож­но? Ко­ли­че­ство жа­лоб и за­яв­ле­ний на беспредел со сто­ро­ны кол­лек­то­ров та­ко­во, что оно уже до­стиг­ло ушей на­ших за­ко­но­да­те­лей са­мо­го вы­со­ко­го уров­ня.

Де­ло в том, что, как ожи­да­ет­ся, в эту пят­ни­цу, 25 мар­та Го­с­ду­ма бу­дет рас­смат­ри­вать за­ко­но­про­ект о «так на­зы­ва­е­мых кол­лек­то­рах» (как ска­зал спи­кер Го­с­ду­мы Сер­гей На­рыш­кин). Мож­но пред­ста­вить, ка­ков ре­зо­нанс в об­ще­стве от во­пи­ю­щей прак­ти­ки вы­би­ва­те­лей дол­гов, ес­ли ини­ци­а­то­ра­ми за­ко­но­про­ек­та ста­ли та­кие по­ли­ти­че­ские тя­же­ло­ве­сы, как сам На­рыш­кин со спи­ке­ром Со­ве­та Фе­де­ра­ции Ва­лен­ти­ной Мат­ви­ен­ко. Ведь имен­но Ва­лен­ти­на Ива­нов­на вы­сту­пи­ла за оста­нов­ку де­я­тель­но­сти всех кол­лек­тор­ских агентств по­сле тра­ге­дии в Улья­нов­ске. До при­ня­тия за­ко­на об их де­я­тель­но­сти.

Что про­пи­са­но в за­ко­но­про­ек­те?

Об­ще­ние кол­лек­то­ра с долж­ни­ком огра­ни­чи­ва­ет­ся лич­ны­ми встре­ча­ми не ча­ще од­но­го ра­за в неде­лю, звон­ка­ми — не ча­ще двух раз в неде­лю. За­пре­ща­ет­ся об­ще­ние с 20:00 до 9:00 в вы­ход­ные дни, с 22:00 до 8:00 в буд­ние дни. Не до­пус­ка­ет­ся при­ме­не­ние фи­зи­че­ской си­лы, а так­же угроз ее при­ме­не­ния, при­чи­не­ние вре­да здо­ро­вью, по­вре­жде­ние иму­ще­ства, пси­хо­ло­ги­че­ское дав­ле­ние, вве­де­ние в за­блуж­де­ние.

Кро­ме то­го, за­ко­но­про­ект за­пре­ща­ет вза­и­мо­дей­ствие с несо­вер­шен­но­лет­ни­ми и недее­спо­соб­ны­ми граж­да­на­ми. Со­труд­ник кол­лек­тор­ско­го агент­ства дол­жен бу­дет пред­ста­вить­ся и не ис­поль­зо­вать устрой­ства, скры­ва­ю­щие номер зво­ня­ще­го и ад­рес элек­трон­ной по­чты. При этом кол­лек­тор обя­зан в те­че­ние трех лет хра­нить бу­маж­ные до­ку­мен­ты и ауди­о­за­пи­си, под­твер­жда­ю­щие вза­и­мо­дей­ствие с долж­ни­ком.

Ну и из при­ят­но­го — штраф за на­ру­ше­ние за­ко­на до двух мил­ли­о­нов руб­лей.

Ин­те­рес­но, как бу­дет чув­ство­вать се­бя кол­лек­тор, ко­гда за ним при­дут дру­гие кол­лек­то­ры?

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.