Настя Полева — о по­э­зии, ди­зайне и сверд­лов­ском рок-клу­бе

Настя Полева — о том, как сни­мал свой пер­вый клип Алек­сей Ба­ла­ба­нов, вы­би­рал со­ав­то­ров Илья Кор­миль­цев и ма­сте­рил сце­ни­че­ские ко­стю­мы Сла­ва Бу­ту­сов

Izvestia - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

Ис­пол­ни­лось 30 лет Сверд­лов­ско­му рок-клу­бу, по­да­рив­ше­му оте­че­ствен­ной му­зы­ке та­кие ко­ман­ды, как «На­у­ти­лус Пом­пи­ли­ус», «ЧайФ», «Ур­фин Дж­юс», «Настя». Во вре­мя недав­них мос­ков­ских га­стро­лей груп­пы «Настя» кор­ре­спон­дент Га­ли­на Бо­сая встре­ти­лась с ее ли­де­ром НА­СТЕЙ ПО­ЛЕ­ВОЙ. Раз­го­вор шел о том, с че­го на­чи­нал­ся сверд­лов­ский рок, ка­ким ока­зал­ся пер­вый кли­п­мей­кер­ский опыт ре­жис­се­ра Алек­сея Ба­ла­ба­но­ва и что за че­ло­век был Илья Кор­миль­цев.

— Настя, ес­ли ве­рить «Ви­ки­пе­дии», твоя груп­па ро­ди­лась в 1986 го­ду, то есть у вас в этом го­ду юбилей. — Ес­ли со­всем офи­ци­аль­но, то в 1989-м. До это­го груп­пы не бы­ло, мне по­мо­га­ли му­зы­кан­ты из раз­ных чу­жих со­ста­вов. В 1986 го­ду со­сто­я­лось мое пер­вое вы­ступ­ле­ние — на I фе­сти­ва­ле Сверд­лов­ско­го рок-клу­ба. Я спе­ла пять или шесть пе­сен, сре­ди ко­то­рых бы­ли «Вниз по те­че­нию неба», «Та­цу», «Ари­ад­на», «Ноч­ные бра­тья». Это бы­ло уни­каль­ное со­бы­тие: фор­маль­но груп­пы ме­ня­лись, но лю­ди на сцене оста­ва­лись од­ни и те же. Все друг дру­гу по­мо­га­ли. Сла­ва Бу­ту­сов из со­об­ра­же­ний зре­лищ­но­сти об­вя­зал ме­ня бельевой ве­рев­кой, так что я ед­ва мог­ла дви­гать­ся.

— Да, я пом­ню, у ме­ня да­же есть ви­део с это­го фе­сти­ва­ля. — Ви­дишь, а мы да­же не зна­ли, что это всё сни­ма­ет­ся. То­гда да­же ка­ме­ры VHS бы­ли боль­шой ред­ко­стью. В 1987-м по­явил­ся пер­вый аль­бом — «Та­цу». А по­том еще два го­да я «за­го­ра­ла», преж­де чем со­брал­ся со­став, ко­то­рый мог иг­рать на по­сто­ян­ной ос­но­ве. На пер­вые га- стро­ли мы ез­ди­ли, что на­зы­ва­ет­ся, за еду, ни о ка­кой про­да­же би­ле­тов или го­но­ра­рах не мог­ло быть и ре­чи.

— Это бы­ла един­ствен­ная жен­ская груп­па в Сверд­лов­ске? — Нет, на фе­сти­ва­ле 1986 го­да еще вы­сту­па­ла груп­па «Ева». В ней, кста­ти, иг­ра­ла на ги­та­ре Лю­ба Три­фо­но­ва, ко­то­рая по­том по­яви­лась в од­ном из ран­них со­ста­вов груп­пы «Серь­Га», ее мож­но ви­деть у них в кли­пах. А сей­час она иг­ра­ет в ка­кой-то ка­вер-груп­пе.

— Ва­ши аль­бо­мы рас­про­стра­ня­лись че­рез «маг­ни­т­из­дат»? — Да. Плен­ка по­па­да­ла в го­род, и че­рез ка­кое-то вре­мя аль­бом уже был у всех. Но спе­ци­аль­но дис­три­бу­ци­ей ни­кто не за­ни­мал­ся. А ко­гда та­кие по­пыт- ки слу­ча­лись, это ино­гда при­во­ди­ло к пе­чаль­ным по­след­стви­ям. На­при­мер, в груп­пе «Трек», в ко­то­рой я то­же пе­ла, был ба­ра­бан­щик, ко­то­рый ре­шил вы­слать плен­ку му­зы­каль­но­му обо­зре­ва­те­лю «Ком­со­моль­ской прав­ды» Фи­ли­но­ву. И ни­че­го луч­ше не при­ду­мал, как от­пра­вить ее на­ло­жен­ным пла­те­жом. Тот на по­чте за­пла­тил, но так разо­злил­ся, что про­пе­со­чил нас в га­зе­те вдоль и по­пе­рек. По­лу­чи­лось, что груп­па за­ни­ма­лась неза­кон­ным пред­при­ни­ма­тель­ством, и об этом на­пи­са­ла цен­траль­ная га­зе­та.

— Ты помнишь мо­мент, ко­гда груп­пу «Настя» впер­вые по­ка­за­ли по те­ле­ви­де­нию? — По-на­сто­я­ще­му мы про­гре­ме­ли на ТВ в про­грам­ме «Чер­то­во ко­ле­со». Эта пе­ре­да­ча рас- ска­зы­ва­ла о рок-клу­бах раз­ных го­ро­дов то­гдаш­не­го СССР. В рам­ках «Чертова ко­ле­са» мы умуд­ри­лись в под­ва­лах Остан­кин­ско­го те­ле­цен­тра снять наш пер­вый клип. То есть сна­ча­ла они сня­ли пе­ре­да­чу, а по­том мы при­е­ха­ли в Моск­ву, и Алек­сей Ба­ла­ба­нов сде­лал нам ро­лик на пес­ню «Стра­то­сфе­ра».

— Это, ка­жет­ся, его пер­вый опыт в об­ла­сти му­зы­каль­но­го ви­део? — Да. Он по­смот­рел ка­кое-то ко­ли­че­ство кли­пов MTV, то, что бы­ло то­гда до­ступ­но, при­ки­нул, как это мож­но при­ме­нить к на­шей кар­тин­ке. Воз­ник некий за­мы­сел, ко­то­рый по­том из­ме­нил­ся до неузна­ва­е­мо­сти, и в ито­ге мы сня­ли всё в под­зем­ных тех­ни­че­ских ко­ри­до­рах. Там же, в «Остан­ки­но», Ле­ша смон­ти­ро­вал клип, и в ито­ге он стал на ка­кое-то вре­мя на­шей ви­зит­ной кар­точ­кой. Стра­на нас вос­при­ни­ма­ла толь­ко по этой песне, на кон­цер­тах все жда­ли имен­но ее.

— В этом го­ду «На­ше ра­дио» за­пу­сти­ло про­ект па­мя­ти Ильи Кор­миль­це­ва. Рас­ска­жи, как вы по­зна­ко­ми­лись с Ильей, как скла­ды­ва­лись ва­ши от­но­ше­ния. — Во­об­ще, в Сверд­лов­ске, в от­ли­чие от Ле­нин­гра­да, бы­ло та­кое твер­дое убеж­де­ние, что тек­сты для групп долж­ны пи­сать от­дель­ные лю­ди — про­фес­си­о­наль­ные по­эты. Да­же Во­ло­дя Шахрин из «Чай­Фа» не сра­зу до­шел до то­го, что мож­но пи­сать пес­ни са­мо­му, он на­чал это де­лать толь­ко ко­гда услы­шал Май­ка На­у­мен­ко. Вот та­ких по­этов в Сверд­лов­ском рок-клу­бе бы­ло три, и один из них — Илья. Сна­ча­ла он ра­бо­тал ис­клю­чи­тель­но с груп­пой «Ур­фин Дж­юс», где иг­рал Егор Бел­кин. Илья на­пи­сал тек­сты для трех аль­бо­мов «Ур­фи­на Дж­ю­са» плюс еще для соль­но­го аль­бо­ма Его­ра «Око­ло ра­дио». С на­шей груп­пой он со­труд­ни­чал толь­ко на пер­вом аль­бо­ме — «Та­цу», а над вто­рым аль­бо­мом «Ноа Ноа» ра­бо­тал его брат Же­ня.

— Илья в тот мо­мент уже был свя­зан с «На­у­ти­лу­сом Пом­пи­ли­усом»? — И его унес­ло ту­да со все­ми по­тро­ха­ми. В 1990-е го­ды, ко­гда «На­у­ти­лус» раз­ва­лил­ся, Илья ре­шил де­лать сов­мест­ный аль­бом с Оле­гом Сак­ма­ро­вым в рам­ках про­ек­та «Чу­жие». Олег пи­сал му­зы­ку, Илья от­ве­чал за сти­хи, а в за­пи­си при­ни­ма­ли уча­стие при­гла­шен­ные во­ка­ли­сты — на­при­мер, я и Са­ша Ва­си­льев из «Сп­ли­на».

— Уни­каль­ный со­став. А где эта за­пись? — Да­же не знаю, где ее сей­час ис­кать. Они этот аль­бом, «Хи­ми­че­ский ан­гел», вы­пус­кать пе­ре­ду­ма­ли и ре­ши­ли всё пе­ре­пи­сать за­но­во с пе­ви­цей Але­сей Мань­ков­ской, ко­то­рая впо­след­ствии ста­ла же­ной Ильи. А но­вая за­пись осо­бо­го ре­зо­нан­са не име­ла. Кон­трак­ты с Ильей ни­кто под­пи­сы­вать не спе­шил. Вре­ме­на, ко­гда он, как участ­ник «На­у­ти­лу­са», вы­ши­бал две­ри но­га­ми, оста­лись в про­шлом. В по­след­ние го­ды мы с ним об­ща­лись редко.

— О чем го­во­ри­ли? — Бе­се­ды все­гда бы­ли на од­ну те­му. Он все­гда был недо­во­лен всем — Бреж­не­вым, Гор­ба­че­вым, Рос­си­ей, Моск­вой. А я го­во­ри­ла: «Илья, ты недо­во­лен ми­ром, зна­чит, мир бу­дет недо­во­лен то­бой. Это очень опас­ная сте­зя...».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.