От «Пре­крас­ной Лю­ка­ни­ды» до «Ма­ши и Мед­ве­дя»

Izvestia - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ма­рия Те­ре­щен­ко

Про­грамм­ный ди­рек­тор Боль­шо­го фе­сти­ва­ля мульт­филь­мов Ма­рия Те­ре­щен­ко — о том, как на­ша ани­ма­ция за­во­е­вы­ва­ет мир

Вми­ре ани­ма­ции гря­дут два за­ме­ча­тель­ных дня — 6 ап­ре­ля от­ме­ча­ет­ся Все­мир­ный день мульт­филь­мов, 8-го – День рос­сий­ской ани­ма­ции. Бли­зость этих дат пред­став­ля­ет­ся мне сим­во­лич­ной — на­ша ани­ма­ци­он­ная ис­то­рия впи­са­на в ми­ро­вую од­ной из ин­те­рес­ней­ших ее стра­ниц.

Мно­го­лет­няя ис­то­рия со­вет­ской ани­ма­ции, ко­неч­но, не про­шла да­ром — бла­го­да­ря это­му нам есть что ска­зать. По луч­шим на­шим се­ри­а­лам вид­но, что у нас есть свой го­лос, свой стиль — мно­го­ли­кий, но узна­ва­е­мый, есть свое ми­ро­воз­зре­ние, ко­то­рое мы транс­ли­ру­ем че­рез на­ши мульт­филь­мы и ко­то­рое ста­но­вит­ся ин­те­рес­но для жи­те­лей мно­гих дру­гих стран.

А пи­о­не­ром в этой об­ла­сти был Вла­ди­слав Ста­ре­вич, изоб­рет­ший ку­коль­ное ки­но. 8 ап­ре­ля 1912 го­да со­сто­я­лась пре­мье­ра его «Пре­крас­ной Лю­ка­ни­ды», пер­во­го оте­че­ствен­но­го ани­ма­ци­он­но­го филь­ма. Ста­ре­вич был пер­вым, но не един­ствен­ным, по­сле него про­дол­жа­лись раз­ные экс­пе­ри­мен­ты. Од­на­ко соз­да­ние в 1936 го­ду од­ной боль­шой сту­дии, ко­то­рая позд­нее по­лу­чит на­зва­ние «Со­юз­мульт­фильм», ста­ло ре­ше­ни­ем, ко­то­рое име­ло, на мой взгляд, неод­но­знач­ное влияние на раз­ви­тие ани­ма­ции, по край­ней ме­ре на пер­вых по­рах. Ведь всех са­мо­сто­я­тель­ных ху­дож­ни­ков сна­ча­ла со­бра­ли под од­ну кры­шу, а за­тем фак­ти­че­ски на­вя­за­ли дис­не­ев­скую эс­те­ти­ку.

В это вре­мя сни­ма­лось мно­го хо­ро­ших мульт­филь­мов, но в ос­нов­ном сво­ем по­то­ке они бы­ли вто­рич­ны по от­но­ше­нию к «Дис­нею». Ис­клю­че­ние здесь — пол­но­мет­раж­ный фильм Ль­ва Ата­ма­но­ва «Снеж­ная ко­ро­ле­ва» (1957), ко­то­рый дей­стви­тель­но стал ми­ро­вым ше­дев­ром и да­же имел что-то вро­де меж­ду­на­род­но­го про­ка­та.

Позд­нее успех преж­де все­го в той же Япо­нии имел «Че­бу­раш­ка», бы­ли и дру­гие по­пу­ляр­ные мульт­филь­мы, од­на­ко на­до при­знать: за пре­де­ла­ми соц­ла­ге­ря со­вет­ские мульт­филь­мы ма­ло кто ви­дел. Дру­гое де­ло — фе­сти­ва­ли. По ме­ре то­го как со­вет­ские ав­то­ры осво­бож­да­лись от под­ра­жа­ния про­дук­ции «Дис­нея», оте­че­ствен­ная ани­ма­ция в 1960-е и 1970-е го­ды по­лу­ча­ет все боль­ший резонанс в фе­сти­валь­ном ми­ре.

Филь­мы Юрия Нор­штей­на «Ежик в ту­мане» и «Сказ­ка ска­зок» ста­ли из­вест­ны всем, кто ин­те­ре­су­ет­ся ав­тор­ской ани­ма­ци­ей, и неод­но­крат­но по­па­да­ли в раз­лич­ные ми­ро­вые то­пы. При­зы по­лу­ча­ли филь­мы Ан­дрея Хр­жа­нов­ско­го, Эду­ар­да На­за­ро­ва и мно­гих дру­гих ав­то­ров.

В мень­шей сте­пе­ни из­ве­стен Фе­дор Хит­рук, в то же вре­мя и про него есть по­лу­ле­ген­дар­ные ис­то­рии — на­при­мер, о том, как од­на­ж­ды на сту­дии «Дис­ней» уви­де­ли «Вин­ни-Пу­ха» и буд­то бы при­зна­ли, что экра­ни­за­ция Хит­ру­ка луч­ше, чем их фильм. По­доб­ных при­ят­ных ба­ек до­воль­но мно­го, од­на­ко го­во­рить о сверх­по­пу­ляр­но­сти со­вет­ской ани­ма­ции бы­ло бы боль­шим пре­уве­ли­че­ни­ем.

Ви­ной то­му «же­лез­ный за­на­вес», ко­то­рый от­го­ро­дил нас от меж­ду­на­род­ных тен­ден­ций. На­ша ани­ма­ция раз­ви­ва­лась в от­ры­ве от кон­ку­рен­ции, при го­су­дар­ствен­ной под­держ­ке. Не бы­ло ни­ка­кой необ­хо­ди­мо­сти ду­мать о при­бы­ли. Мы де­ла­ли штуч­ные ав­тор­ские филь­мы для ши­ро­ко­го зри­те­ля, в то вре­мя как на За­па­де уже про­из­во­ди­ли се­ри­а­лы по 200 эпи­зо­дов.

И ко­гда в 1990-е «за­на­вес» от­крыл­ся, ока­за­лось, что мы не в со­сто­я­нии кон­ку­ри­ро­вать с за­ру­беж­ной про­дук­ци­ей, так как со­от­но­ше­ние за­трат и вы­го­ды бы­ло не на сто­роне ав­тор­ской ани­ма­ции. Эта «нефор­мат­ность» ме­ша­ла на­шим филь­мам про­ник­нуть за ру­беж — они бы­ли ба­наль­но неудоб­ны для ком­мер­че­ско­го ис­поль­зо­ва­ния. Да­же те хи­ты, что ока­зы­ва­лись в за­ру­беж­ном про­ка­те, — «Снеж­ная ко­ро­ле­ва» или «Ма­уг­ли» — под­вер­га­лись се­рьез­но­му пе­ре­мон­та­жу.

Про­шло по­чти два де­ся­ти­ле­тия, преж­де чем мы на­учи­лись сле­до­вать за­пад­ным фор­ма­там. Меж­ду­на­род­ный успех «Ма­ши и Мед­ве­дя», «Сме­ша­ри­ков», «Фик­си­ков» в ра­зы пре­вос­хо­дит за­ру­беж­ную по­пу­ляр­ность со­вет­ской ани­ма­ции.

Но не сто­ит упро­щать про­бле­му. Все эти про­ек­ты успеш­ны не по­то­му, что сле­ду­ют фор­ма­ту. Бо­лее то­го, стро­го го­во­ря, «Ма­ша и Мед­ведь» — аб­со­лют­но ав­тор­ский про­ект. Мы на­зы­ва­ем его ком­мер­че­ским по­то­му, что он при­но­сит день­ги.

Ис­то­рия с «Ма­шей» — это ис­то­рия не про ин­ду­стрию как та­ко­вую, а про ко­ман­ду та­лант­ли­вых, пред­при­им­чи­вых и ум­ных лю­дей: они смог­ли сде­лать так, что­бы ав­тор­ская ани­ма­ция при­но­си­ла ре­аль­ную при­быль.

Да и в це­лом успех всех на­ших се­ри­а­лов во мно­гом свя­зан с ав­тор­ским на­ча­лом. И это об­ще­ми­ро­вая тен­ден­ция. Се­год­ня вез­де пер­вич­но ори­ги­наль­ное ав­тор­ское ви­де­ние. Ес­ли рань­ше боль­шое зна­че­ние име­ли ин­ду­стри­аль­ные мощ­но­сти, то те­перь ак­цент сме­стил­ся на са­мо­быт­ность и ка­че­ство. Имен­но эти два фак­то­ра мо­гут обес­пе­чить на­сто­я­щую по­пу­ляр­ность.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.