Чер­ный ле­бедь Ма­рин Ле Пен

Izvestia - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Игорь Иг­нат­чен­ко

По­ли­то­лог Игорь Иг­нат­чен­ко — об « эф­фек­те Трам­па» на пре­зи­дент­ских вы­бо­рах во Фран­ции

Уже сей­час точ­но по­нят­но, что Ма­рин Ле Пен вы­хо­дит во вто­рой тур пре­зи­дент­ских вы­бо­ров во Фран­ции, где она встре­тит­ся ско­рее все­го с Эм­ма­ну­элем Ма­кро­ном. Ма­рин Ле Пен оли­це­тво­ря­ет со­бой ста­рую, тра­ди­ци­он­ную Фран­цию. Са­ми фран­цу­зы по­ла­га­ют, что по­след­ним ис­тин­ным гол­ли­стом со­вре­мен­ной эпо­хи сле­ду­ет счи­тать ли­де­ра пар­тии «Вста­вай, Фран­ция» Ни­ко­ля Дю­пон-Энья­на. Од­на­ко, на мой взгляд, Ле Пен ни­сколь­ко не мень­ше сим­во­ли­зи­ру­ет гол­лизм (фран­цуз­ская по­ли­ти­че­ская идео­ло­гия, ос­но­ван­ная на прин­ци­пах ге­не­ра­ла де Гол­ля. Ос­нов­ным ее прин­ци­пом яв­ля­ет­ся на­ци­о­наль­ная неза­ви­си­мость Фран­ции от лю­бой ино­стран­ной дер­жа­вы). И по ду­ху она очень близ­ка ге­не­ра­лу де Гол­лю с его иде­ей на­ци­о­наль­но­го ве­ли­чия Фран­ции и «Ев­ро­пы оте­честв». Не слу­чай­но Ма­рин Ле Пен на­зы­ва­ют со­вре­мен­ной Жан­ной д’Арк. Как и ее пред­ше­ствен­ни­ца, от­ча­ян­но бо­ров­ша­я­ся с ан­гли­ча­на­ми, Ма­рин Ле Пен се­год­ня бо­рет­ся с ан­гло­сак­сон­ским мейн­стри­мом.

Ма­рин Ле Пен по праву очень лю­бят в Рос­сии, по­сколь­ку она од­на из немно­гих круп­ных по­ли­ти­ков во Фран­ции, кто сме­ло и без­бо­яз­нен­но за­яв­ля­ет о необ­хо­ди­мо­сти тес­но­го со­ю­за с Моск­вой. К то­му же она при­дер­жи­ва­ет­ся тра­ди­ци­он­ных, кон­сер­ва­тив­ных цен­но­стей, и это до­бав­ля­ет ей оч­ков в Рос­сии.

Од­на­ко же­лать по­бе­ды — не озна­ча­ет по­бе­дить. Шан­сы на ито­го­вую по­бе­ду во вто­ром ту­ре у ли­де­ра «На­ц­фрон­та» в 2017 го­ду неве­ли­ки. У нее есть нема­ло сла­бых мест и бо­ле­вых то­чек. Во-пер­вых, ее пар­тия «На­ци­о­наль­ный фронт » — это не пар­тия вла­сти, но пар­тия про­те­ста. Про­тест во Фран­ции се­год­ня до­ста­точ­но ве­лик, но для по­бе­ды это­го недо­ста­точ­но. Для по­бе­ды Ле Пен про­тест должен быть огром­ным. Воз­мож­но, Ле Пен и въедет в Ели­сей­ский дво­рец, но это слу­чит­ся не ра­нее 2022 го­да. Дей­стви­тель­но, за по­след­ние пять лет она про­де­ла­ла боль­шую ра­бо­ту для обе­ле­ния сво­ей пар­тии, до­став­шей­ся ей от от­ца в пла­чев­ном со­сто­я­нии. И ес­ли на вы­бо­рах 2012 го­да она бы­ла тре­тьей, то сей­час ока­жет- ся точ­но не ни­же вто­ро­го ме­ста, и это уже боль­шой про­гресс.

Ее про­бле­ма за­клю­ча­ет­ся в из­лишне ра­ди­каль­ных для боль­шин­ства фран­цу­зов тре­бо­ва­ни­ях. Да­ле­ко не все из них го­то­вы пря­мо се­год­ня вый­ти из со­ста­ва ЕС, от­ка­зать­ся от ев­ро и пол­но­стью за­крыть­ся ото всех стран. Кро­ме то­го, у Ма­рин Ле Пен нет ни сво­их ин­тел­лек­ту­а­лов, ни круп­ных га­зет, ни со­лид­ных фи­нан­си­стов, сто­я­щих за спи­ной. Ее из­би­ра­те­ли, как пра­ви­ло, это ма­ло­обес­пе­чен­ные фран­цу­зы ни­же сред­не­го клас­са ( low middle class), ра­бо­чие, сель­ские жи­те­ли, жи­те­ли неболь­ших го­ро­дов. Хва­тит ли их для по­бе­ды? Круп­ный биз­нес не спе­шит под­дер­жи­вать Ле Пен, он сто­ит ли­бо за Ма­кро­на, ли­бо за Фий­о­на.

В та­ких усло­ви­ях ко­ман­да Ма­рин Ле Пен мо­жет сде­лать став­ку на аги­та­цию в со­ци­аль­ных се­тях, в ин­тер­не­те. Это уда­лось Трам­пу в США, но по­лу­чит­ся ли у Ле Пен? Мно­гое бу­дет за­ви­сеть от то­го, на­сколь­ко ей удаст­ся пе­ре­тя­нуть на се­бя часть элек­то­ра­та Фий­о­на пе­ред вто­рым ту­ром. Ес­ли, не дай бог, во Фран­ции про­изой­дет те­р­акт или вспыш­ка на­си­лия со сто­ро­ны ми­гран­тов, это мо­жет сыг­рать ей на ру­ку.

Или вдруг пе­ред вто­рым ту­ром по­сред­ством ре­сур­са WikiLeaks всплы­вет ка­кой-ни­будь ком­про­мат на Эм­ма­ну­э­ля Ма­кро­на, это в од­но­ча­сье мо­жет пе­ре­та­со­вать все кар­ты в по­ли­ти­че­ском па­сьян­се Пя­той рес­пуб­ли­ки. «Мед­ве­жью услу­гу » Ма­кро­ну мо­гут ока­зать и но­таб­ли Со­ци­а­ли­сти­че­ской пар­тии Фран­ции, в спеш­ном по­ряд­ке пе­ре­мет­нув­ши­е­ся в ря­ды дви­же­ния «Впе­ред ». Все по­след­ние го­ды Ма­крон де­лал все, что­бы не ас­со­ци­и­ро­вать­ся в со­зна­нии фран­цу­зов с непо­пу­ляр­ны­ми со­ци­а­ли­ста­ми, а те­перь он сам не в вос­тор­ге от пре­да­тельств сво­их быв­ших од­но­пар­тий­цев.

Не сто­ит ве­рить и соцо­про­сам, ко­то­рые мо­гут стать ин­стру­мен­том внед­ре­ния в со­зна­ние фран­цу­зов мыс­ли о том, что их но­вым пре­зи­ден­том непре­мен­но ста­нет Ма­крон. Мож­но ска­зать, что сей­час, по су­ти, про­ис­хо­дит опре­де­лен­ное пси­хо­про­грам­ми­ро­ва­ние фран­цуз­ско­го на­се­ле­ния.

Но не сто­ит при этом за­бы­вать и про « эф­фект Трам­па». По­бе­ды До­наль­да Трам­па на недав­них пре­зи­дент­ских вы­бо­рах в США на са­мом де­ле ни­кто не ожи­дал, все бы­ли уве­ре­ны в успе­хе Хил­ла­ри Клин­тон. Од­на­ко во­пре­ки всем про­гно­зам и соцо­про­сам Трамп вы­иг­рал. То же про­изо­шло в Ве­ли­ко­бри­та­нии с Brexit.

По­это­му, ес­ли вдруг Ле Пен по­бе­дит, мы в уни­сон ска­жем: «Чер­ный ле­бедь про­ле­тел над Фран­ци­ей », па­мя­туя об из­вест­ной тео­рии Та­ле­ба. Ведь все бу­дет ло­гич­но и впи­шет­ся в об­щий ход ис­то­рии.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.