О тайне ра­до­сти

Izvestia - - ОБЩЕСТВО - Епи­скоп Пан­те­ле­и­мон

При­ход вес­ны все­гда при­но­сит хо­ро­шее на­стро­е­ние. По­ют пти­цы, рас­пус­ка­ют­ся ли­стья, ста­но­вит­ся теп­ло. А у пра­во­слав­ных при­бли­жа­ет­ся окон­ча­ние Ве­ли­ко­го по­ста. Он на­зы­ва­ет­ся Ве­ли­ким, по­то­му что пред­ше­ству­ет са­мо­му ве­ли­ко­му со­бы­тию ис­то­рии — Воскре­се­нию Хри­ста, Па­схе.

Мно­гие лю­ди по­ни­ма­ют Пас­ху от­дель­но от Ве­ли­ко­го по­ста. Но это непра­виль­но. Как му­зы­каль­ное про­из­ве­де­ние боль­шой фор­мы со­сто­ит из раз­ных ча­стей, так и цер­ков­ный год — это еди­ное це­лое, в ко­то­ром мно­го ча­стей и все они под­чи­не­ны од­ной глав­ной це­ли.

Ве­ли­кий пост пред­ва­ря­ет вер­ши­ну цер­ков­но­го го­да и со­сто­ит, соб­ствен­но, из 40 дней по­ста (Свя­той Че­ты­ре­де­сят­ни­цы), Ла­за­ре­вой суб­бо­ты, Верб­но­го вос­кре­се­нья и Страст­ной сед­ми­цы. Неде­ли, ко­гда мы про­дол­жа­ем по­стить­ся, но боль­ше ду­ма­ем уже не о сво­их гре­хах, а вспо­ми­на­ем стра­да­ния, Рас­пя­тие и крест­ную смерть Ии­су­са Хри­ста.

Ес­ли в по­сле­до­ва­тель­но­сти участ­во­вать в со­бы­ти­ях Ве­ли­ко­го по­ста, нам от­кры­ва­ет­ся тай­на Пас­хи, мы по­лу­ча­ем воз­мож­ность по-на­сто­я­ще­му вос­при­нять Воскре­се­ние Хри­ста.

Вче­ра пра­во­слав­ные хри­сти­ане празд­но­ва­ли Вход Гос­по­день в Ие­ру­са­лим, или Верб­ное вос­кре­се­нье. На про­тя­же­нии 40 дней до это­го про­дол­жал­ся Ве­ли­кий пост.

Пост очень ва­жен, осо­бен­но — для со­вре­мен­ных лю­дей. Ци­ви­ли­за­ция раз­ви­ва­ет­ся так, что че­ло­век мо­жет об­ла­дать по­чти всем, что по­же­ла­ет: зи­мой — есть све­жие фрук­ты и яго­ды, ле­том — жить в про­хлад­ных ком­на­тах. У со­вре­мен­но­го че­ло­ве­ка, как пра­ви­ло, всё в ша­го­вой до­ступ­но­сти, он мо­жет с ком­фор­том пу­те­ше­ство­вать, за несколь­ко ча­сов пре­одо­ле­вать ты­ся­чи ки­ло­мет­ров.

В ка­кой-то сте­пе­ни все это до­став­ля­ет ра­дость и удо­воль­ствие. Но, с дру­гой сто­ро­ны, это де­ла­ет нас ме­нее при­спо­соб­лен­ны­ми к труд­но­стям в жиз­ни. А они точ­но бу­дут. Как бы хо­ро­шо ни раз­ви­ва­лась ме­ди­ци­на, всё рав­но лю­ди бу­дут уми­рать. Как бы пре­крас­но ни бы­ла от­ла­же­на жизнь, все рав­но бу­дут скла­ды­вать­ся непред­ви­ден­ные си­ту­а­ции и про­ис­хо­дить ка­та­клиз­мы. Неред­ко лю­ди стал­ки­ва­ют­ся с пре­да­тель­ством со сто­ро­ны близ­ких, раз­ры­вом с же­ной или му­жем, с кле­ве­той, неправ­дой, неспра­вед­ли­во­стью. Че­ло­век, ко­то­рый жи­вет в со­вре­мен­ных усло­ви­ях, ока­зы­ва­ет­ся ко все­му это­му не го­тов.

Но мы долж­ны уметь пе­ре­но­сить непри­ят­но­сти. И пост — это пре­крас­ная воз­мож­ность за­ка­лить свою ду­шу, не сле­до­вать за пло­тью. К со­жа­ле­нию, со­вре­мен­ные лю­ди не уме­ют сдер­жи­вать свою плоть. Ча­сто раз­во­ды про­ис­хо­дят из-за из­мен, бо­лез­ни — из-за ожи­ре­ния, мно­гие лю­ди не мо­гут бро­сить пить или ку­рить. Они идут на по­во­ду у сво­е­го те­ла, ко­то­рое, к со­жа­ле­нию, под­чи­не­но та­ким за­ко­нам, ко­то­рые ча­сто тол­ка­ют нас ту­да, где мы при­но­сим са­ми се­бе вред.

Ве­ли­кий пост — это осво­бож­де­ние ду­ши от вла­сти те­ла. Он да­ет воз­мож­ность при­об­щить­ся к тем тай­нам, ко­то­рые яв­ля­ют нам празд­ни­ки цер­ков­но­го го­да. У лю­дей, ко­то­рые по­сти­лись 40 дней, бла­го­да­ря Ве­ли­ко­му по­сту вос­кре­са­ет ду­ша. Че­ло­век, ко­то­рый по-на­сто­я­ще­му про­жил пост, чув­ству­ет осво­бож­де­ние ду­ши от вла­сти те­ла. Это срод­ни ощу­ще­нию при­хо­да вес­ны, ко­гда по­сле зим­них мо­ро­зов че­ло­век вы­хо­дит на солн­це и ис­пы­ты­ва­ет лег­кость и ра­дость. Это уди­ви­тель­ное чув­ство, ко­гда очи­ща­ют­ся ду­ша, ум и серд­це че­ло­ве­ка.

Верб­ное вос­кре­се­нье, ко­то­рое мы от­празд­но­ва­ли вче­ра, — это Вход Гос­по­день в Ие­ру­са­лим. В этот день Хри­ста тор­же­ствен­но встре­ча­ют жи­те­ли Ие­ру­са­ли­ма, по­то­му что они зна­ют, что имен­но Хри­стос вос­кре­сил из мерт­вых Ла­за­ря.

Спа­си­тель вхо­дит в Ие­ру­са­лим как Царь. Во все­об­щем ли­ко­ва­нии Его встре­ча­ют жи­те­ли го­ро­да. Но эта сла­ва крат­ко­вре­мен­на: оста­ет­ся все­го несколь­ко дней пе­ред Рас­пя­ти­ем. Вход Гос­по­день в Ие­ру­са­лим — по су­ти, это вход в стра­да­ния Хри­ста. И Цер­ковь всту­па­ет вме­сте со Хри­стом на этот путь: мы вспо­ми­на­ем, что де­лал Спа­си­тель каж­дый день, го­то­вясь к Крест­ной Па­схе — смер­ти на кре­сте.

На­ка­нуне Сво­ей смер­ти Хри­стос со­вер­ша­ет с апо­сто­ла­ми Тай­ную ве­че­рю. На ней Он да­ет по­след­нюю ве­ли­кую за­по­ведь — о Та­ин­стве При­ча­ще­ния Его Те­ла и Кро­ви: «При­и­ми­те, яди­те: сие есть Те­ло Мое », «Сие есть Кровь Моя Но­во­го За­ве­та, за мно­гих из­ли­ва­е­мая во остав­ле­ние гре­хов ». И ес­ли мы на­зы­ва­ем се­бя хри­сти­а­на­ми, мы при­зва­ны участ­во­вать в этом Та­ин­стве.

Со­вер­шая Тай­ную ве­че­рю, Хри­стос умыл но­ги Сво­им уче­ни­кам и Сво­им соб­ствен­ным при­ме­ром по­ка­зал, что зна­чит на­сто­я­щая лю­бовь. Лю­бовь — это преж­де все­го слу­же­ние и по­мощь дру­гим.

О са­мой Па­схе — Воскре­се­нии Хри­сто­вом — нуж­но го­во­рить от­дель­но. И это пред­мет для осо­бой ста­тьи. Но важ­но пом­нить, что есть и Крест­ная Пас­ха — это пятница Страст­ной сед­ми­цы, ко­гда мы вспо­ми­на­ем воль­ное Рас­пя­тие Хри­ста и Его смерть. В чет­верг ве­че­ром во всех хра­мах бу­дет со­вер­шать­ся служ­ба Ве­ли­кой пят­ни­цы, на ко­то­рой свя­щен­ни­ки бу­дут чи­тать Страст­ные Еван­ге­лия — от­рыв­ки из Еван­ге­лий, в ко­то­рых рас­ска­зы­ва­ет­ся о стра­да­ни­ях Хри­ста.

Ес­ли мы хо­тим по­нять ра­дость Пас­хи, Ее смысл, нам нуж­но встре­тить Хри­ста как Ца­ря в Ие­ру­са­ли­ме, при­ча­стить­ся Его Те­ла и Кро­ви на Тай­ной ве­че­ре, быть ря­дом со Хри­стом в день Его стра­да­ний и Рас­пя­тия. Толь­ко то­гда мы смо­жем по­нять тай­ну этой ра­до­сти — ни с чем не срав­ни­мой, всё пре­вос­хо­дя­щей, ра­до­сти по­бед­ной, при­об­ща­ю­щей к жиз­ни веч­ной.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.