«Пе­тер­бург по­сле взры­ва. Жить даль­ше!»

Izvestia - - ОБЩЕСТВО - Ки­рилл Куд­рин

Пе­ре­жи­вать боль и страх мож­но по­раз­но­му, в том чис­ле ху­до­же­ствен­ны­ми сред­ства­ми. На те­р­акт в петербургском мет­ро от­клик­нул­ся плей­бек-те­атр «Да­вай­те посмот­рим!», под­го­то­вив­ший се­рию пер­фор­ман­сов « Го­род по­сле взры­ва. Жить даль­ше!». А на ули­цах по­яви­лись те­ма­ти­че­ские граф­фи­ти. По­жа­луй, та­кое в стране про­изо­шло впер­вые. Ни по­сле мос­ков­ских взры­вов, ни по­сле за­хва­та за­лож­ни­ков в Беслане ни­че­го по­доб­но­го не бы­ло. Спе­ци­а­ли­сты го­во­рят, что это свое­об­раз­ная фор­ма пси­хо­ло­ги­че­ской под­держ­ки для лю­дей, пе­ре­жив­ших те­р­акт, пусть да­же не на­пря­мую.

Плей­бек-те­атр от­ли­ча­ет­ся от обыч­но­го тем, что ак­те­ры по­ка­зы­ва­ют ис­то­рии зри­те­лей, рас­ска­зан­ные здесь и сей­час. На се­рию бес­плат­ных пер­фор­ман­сов о го­ро­де по­сле взры­ва мо­жет прий­ти как пас­са­жир по­до­рван­но­го поезда, так и лю­бой дру­гой че­ло­век, ис­пы­ты­ва­ю­щий пси­хо­ло­ги­че­ский дис­ком­форт от этой си­ту­а­ции. Сна­ча­ла он де­лит­ся сво­ей про­бле­мой, по­сле че­го ак­те­ры, ко­то­рые од­но­вре­мен­но яв­ля­ют­ся пси­хо­ло­га­ми, « разыг­ры­ва­ют» услы­шан­ное. И тем са­мым по­мо­га­ют че­ло­ве­ку разо­брать­ся в се­бе и пе­ре­стать бо­ять­ся.

Кста­ти, ак­те­ры это­го те­ат­ра ко­гда­то учи­лись у кол­лег из Из­ра­и­ля — стра­ны, не по­на­слыш­ке зна­ко­мой с тер­ро­риз­мом. Те­перь опыт ху­до­же­ствен­но­го пе­ре­осмыс­ле­ния тер­ак­та ока­зал­ся вос­тре­бо­ван и у нас.

— За ру­бе­жом в плей­бек-те­ат­ре в ос­нов­ном иг­ра­ют ак­те­ры, ко­то­рые уже по­том при­об­ре­та­ют пси­хо­ло­ги­че­ские на­вы­ки. У нас ча­ще на­о­бо­рот, изна­чаль­но мы пси­хо­ло­ги, а уже по­том ак­те­ры, — рас­ска­за­ла «Из­ве­сти­ям» ак­три­са и ве­ду­щая плей­бек-те­ат­ра «Да­вай­те посмот­рим!», а по сов­ме­сти­тель­ству ру­ко­во­ди­тель сек­ции арт-те­ра­пии Гиль- дии пси­хо­те­ра­пии и тре­нин­га Та­тья­на Бо­роз­ди­на.

На пер­вом пер­фор­ман­се по­бы­ва­ла од­на жен­щи­на из то­го са­мо­го поезда. И хо­тя она си­де­ла в дру­гом (по­след­нем) вагоне и фи­зи­че­ски не по­стра­да­ла, пси­хо­ло­ги­че­ски ей бы­ло очень тя­же­ло. По­сколь­ку она по­па­да­ет в по­хо­жую си­ту­а­цию уже вто­рой раз...

Ко­гда-то дав­но она жи­ла ря­дом с во­ен­ным по­ли­го­ном. И од­на­ж­ды сна­ряд упал со­всем близ­ко от ее до­ма, взрыв­ная вол­на при­ве­ла да­же к лег­кой кон­ту­зии. А 3 ап­ре­ля вой­на сно­ва во­шла в ее жизнь — взрыв­ная вол­на ощу­ща­лась во всем по­ез­де.

Пер­фор­манс — не на­бор го­то­вых прак­ти­че­ских от­ве­тов на лю­бой во­прос, но про­стран­ство, где мож­но рас­ска­зать дру­гим лю­дям, чув­ству­ю­щим то же са­мое, что и ты, о чем-то очень бо­лез­нен­ном, непро­стом. И по­лу­чить об­рат­ную связь. Не сек­рет, что по­сле взры­ва в мет­ро Пе­тер­бур­га ста­ло мень­ше лю­дей. Это зна­чит, что пси­хо­ло­ги­че­ская по­мощь нуж­на мно­гим. А по сло­вам Бо­роз­ди­ной, по­сле ме­ро­при­я­тия мно­гие при­зна­ва­лись, что «по­чув­ство­ва­ли некое уми­ро­тво­ре­ние».

— Мы то­же пред­ло­жи­ли бес­плат­ную по­мощь по­сле тер­ак­та, — рас­ска­за­ла «Из­ве­сти­ям» пси­хо­лог Ла­ри­са Ре­нар. — И это за­ме­ча­тель­но, что не толь­ко пси­хо­ло­ги, но и ак­те­ры по­мо­га­ют лю­дям спра­вить­ся. Од­но­му сде­лать это очень тя­же­ло. Не­про­жи­тая трав­ма ху­же, чем ес­ли че­ло­век про­жи­вет боль, страх, от­ча­я­ние еще раз, он дол­жен отре­флек­си­ро­вать то, что ис­пы­тал.

При этом каж­дый вы­би­ра­ет ту фор­му под­держ­ки, ко­то­рая под­хо­дит имен­но ему.

Пси­хо­лог Люд­ми­ла По­ля­но­ва так­же го­во­рит, что тут раз­ные сред­ства хо­ро­ши.

— Спа­си­бо ак­те­рам, что они это де­ла­ют. Но я бы все-та­ки по­со­ве­то­ва­ла лю­дям крат­ко­сроч­ную под­дер­жи­ва­ю­щую те­ра­пию, — от­ме­ти­ла она, до­ба­вив, что са­мое глав­ное — не остав­лять лю­дей один на один со сво­ей про­бле­мой.

Дру­гой спо­соб необыч­но­го, ху­до­же­ствен­но­го осмыс­ле­ния тер­ро­ри­сти­че­ской ата­ки пред­ла­га­ет пе­тер­бург­ская арт-груп­па «Явь». Улич­ные ху­дож­ни­ки на­ри­со­ва­ли те­ма­ти­че­ское граф­фи­ти на транс­фор­ма­тор­ной буд­ке на Сер­пу­хов­ской ули­це. Это неда­ле­ко от стан­ции мет­ро «Тех­но­ло­ги­че­ский ин­сти­тут», ку­да 3 ап­ре­ля при­е­хал взо­рван­ный по­езд. На стене воз­ник тон­нель и ог­ни при­бли­жа­ю­ще­го­ся поезда с под­пи­сью «Ть­ма не страш­на, ес­ли стре­мишь­ся к све­ту».

Пред­ста­ви­тель «Яви» Ки­рилл рас­ска­зал «Из­ве­сти­ям», что ини­ци­а­ти­ва ис­хо­дит от са­мих ху­дож­ни­ков, ни с кем она не со­гла­со­вы­ва­лась.

— На­вер­ное, все­гда най­дет­ся кто­то про­тив, но лю­дям нра­вит­ся, так как граф­фи­ти под­бад­ри­ва­ет их, — счи­та­ет он.

Для пе­тер­бург­ских ма­сте­ров граф­фи­ти это пер­вый опыт от­кли­ка на ка­та­стро­фы.

Граф­фи­ти и пер­фор­ман­сы — осо­бая фор­ма пси­хо­ло­ги­че­ской под­держ­ки лю­дей, пе­ре­жив­ших те­р­акт | ТАСС | Свет­ла­на Хо­ляв­чук

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.