Кос­мос как ис­кус­ство

Ак­тер Ев­ге­ний Миронов — о по­ко­ле­нии ге­ро­ев и за­гад­ке рус­ско­го че­ло­ве­ка

Izvestia - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ев­ге­ний Миронов

Для меня 12 ап­ре­ля, День кос­мо­нав­ти­ки, срод­ни Но­во­му го­ду или дру­го­му зна­чи­мо­му празд­ни­ку. Я ро­дил­ся в Са­ра­тов­ской об­ла­сти, где при­зем­лил­ся Юрий Га­га­рин. Кста­ти, он и учил­ся в лет­ном учи­ли­ще Са­ра­то­ва. Пом­ню, в дет­стве мы иг­ра­ли в кос­мо­нав­тов, по­то­му что тема кос­мо­са бы­ла для нас род­ная и очень близ­кая. Хо­тя рань­ше я ни­ко­гда не ду­мал, что бу­ду свя­зан с кос­мо­сом, но жизнь рас­по­ря­ди­лась по-ино­му.

В филь­ме Алек­сея Учи­те­ля «Кос­мос как пред­чув­ствие» я сыг­рал че­ло­ве­ка, ко­то­рый хо­тел вне­сти свою леп­ту в кос­ми­че­скую одис­сею. Это исто­рия со­всем не ге­роя. В кон­це кар­ти­ны есть эпи­зод, где он бе­жит встре­чать Га­га­ри­на. Кру­гом тол­пы на­ро­да, все шу­мят, а мой пер­со­наж про­ры­ва­ет­ся к кос­мо­нав­ту, кричит: «Юра, Юра!» — и бро­са­ет бу­кет цве­тов. Это и есть его маленький вклад, его еди­не­ние с кос­мо­сом. Ведь в то вре­мя для каж­до­го бы­ла важ­на со­при­част­ность ве­ли­ко­му от­кры­тию че­ло­ве­че­ства.

Ко­неч­но, мы бы­ли пер­вы­ми во Все­лен­ной, это об­ще­из­вест­ный факт, но в ки­не­ма­то­гра­фе все ока­за­лось слож­нее. Что­бы сде­лать хо­ро­ший фильм, необ­хо­ди­ма тех­ни­че­ская под­го­тов­ка. Мы дол­гое вре­мя не бы­ли к это­му го­то­вы, и, по су­ти, «Вре­мя пер­вых», по­явив­ше­е­ся на экра­нах 6 ап­ре­ля, ста­ло пер­вой рус­ской кар­ти­ной о кос­мо­се, сня­той в фор­ма­те 3D. Сле­дом за на­шим филь­мом на экраны вый­дет еще один се­рьез­ный кос­ми­че­ский блок­ба­стер — «Са­лют-7». Я очень рад, что мы име­ем сей­час воз­мож­ность со­зда­вать та­кие мас­штаб­ные кар­ти­ны.

Ло­зун­гом филь­ма «Вре­мя пер­вых» лю­без­но по­де­лил­ся с на­ми «Рос­кос­мос » — «Под­ни­ми го­ло­ву!». Уве­рен, со­вер­шить та­кой по­сту­пок — под­нять го­ло­ву, увидеть свою меч­ту и осу­ще­ствить ее — мо­жет каж­дый че­ло­век. Не­обя­за­тель­но это долж­но ка­сать­ся кос­мо­са, по­то­му что каж­дый из нас мо­жет со­вер­шать по­дви­ги еже­днев­но. Для меня, как и для про­дю­се­ра Ти­му­ра Бек­мам­бе­то­ва и ре­жис­се­ра Ди­мы Ки­се­ле­ва, эта кар­ти­на — то­же вы­зов. Нам за­хо­те­лось сде­лать этот фильм и дой­ти до са­мо­го фи­на­ла. Мы смог­ли.

Я очень сбли­зил­ся с глав­ным ге­ро­ем «Вре­ме­ни пер­вых» кос­мо­нав­том Алек­се­ем Ар­хи­по­ви­чем Лео­но­вым. Он от­кры­тый, оба­я­тель­ный и очень сво­бод­ный че­ло­век. Нас род­нит не толь­ко тема кос­мо­са, но и твор­че­ство. Лео­нов — ху­дож­ник, творец, и не по­то­му, что пи­шет кар­ти­ны, а по­то­му, что твор­че­ски от­но­сит­ся к лю­бо­му важ­но­му делу. Во вре­мя ра­бо­ты с кос­мо­нав­та­ми я уви­дел, что все-все — кон­струк­то­ры, вра­чи, об­слу­жи­ва­ю­щий пер­со­нал кос­мо­дро­ма — не про­сто при­хо­дят на работу, а жи­вут этим.

А еще меня пу­сти­ли на Бай­ко­нур, ко­то­рый, по су­ти, яв­ля­ет­ся мо­на­сты­рем. Со­труд­ни­ки его бе­ре­гут, для них это осо­бое ме­сто с непе­ре­да­ва­е­мой энер­ге­ти­кой. Меня уди­ви­ло, что пе­ред стар­том ра­ке­ты, ко­гда уже все бы­ло го­то­во к пус­ку, кос­мо­нав­ты еще па­ру ча­сов про­сто си­де­ли внут­ри ко­раб­ля. Ока­за­лось, это бы­ла пси­хо­ло­ги­че­ская под­го­тов­ка.

Чле­ны эки­па­жа в это вре­мя смот­рят бор­то­вой жур­нал, что-то про­ве­ря­ют, в ко­раб­ле зву­чит ли­ри­че­ская му­зы­ка, они та­ким об­ра­зом на­стра­и­ва­ют­ся пе­ред по­ле­том, ограж­да­ют­ся от стрес­са. Я и на се­бе ощу­тил,что пси­хо­ло­ги­че­ская на­груз­ка в этой про­фес­сии боль­ше фи­зи­че­ской, по­это­му так важ­но пра­виль­но на­стро­ить­ся.

По­дроб­но­сти, ко­то­рые рас­ска­зы­вал Лео­нов о вы­хо­де в кос­мос, меня по­тряс­ли. Они ни­ко­гда не бы­ли опуб­ли­ко­ва­ны. Я не мог по­нять, как че­ло­век спо­со­бен такое со­вер­шить, со­вла­дать со сво­и­ми нер­ва­ми, страхами и сде­лать то, что сде­лал. Они с Бе­ля­е­вым, ко­ман­ди­ром ко­раб­ля, семь раз мог­ли по­гиб­нуть. Так вот Лео­нов, ко­гда я его спро­сил, бы­ло ли ему страш­но, ска­зал: «Зна­ешь, не бо­ит­ся толь­ко дурак». По­сту­пок же за­клю­ча­ет­ся в том, что­бы страх по­бо­роть.

ПО­ДРОБ­НО­СТИ, ” КО­ТО­РЫЕ РАССКА ЗЫВАЛ ЛЕО­НОВ О ВЫ­ХО­ДЕ В КОС­МОС, МЕНЯ ПО­ТРЯС ЛИ. Я НЕ МОГ ПО­НЯТЬ, КАК ЧЕ­ЛО­ВЕК СПО­СО­БЕН ТА КОЕ СО­ВЕР­ШИТЬ, СОВЛА ДАТЬ СО СВО­И­МИ НЕРВА МИ, СТРАХАМИ И СДЕ­ЛАТЬ ТО, ЧТО СДЕ­ЛАЛ. ОНИ С БЕ ЛЯЕВЫМ, КО­МАН­ДИ­РОМ КО­РАБ­ЛЯ, СЕМЬ РАЗ МОГ ЛИ ПО­ГИБ­НУТЬ

Во­об­ще Лео­нов — уди­ви­тель­ный че­ло­век. Он хо­тел по­сту­пать в ху­до­же­ствен­ное учи­ли­ще, но там сти­пен­дия бы­ла мень­ше, чем в лет­ном, а ему на­до бы­ло кор­мить се­мью — от­ца за­бра­ли в 1937-м. Узнав о де­та­лях его судь­бы, я по­нял, что эта исто­рия не про ге­ро­изм двух кон­крет­ных кос­мо­нав­тов — Лео­но­ва и Бе­ля­е­ва, а про всех нас.

По­че­му мы уме­ем со­вер­шать по­дви­ги и так ле­ни­во жи­вем в мир­ной жиз­ни? Для меня это за­гад­ка. Жи­вем мы неин­те­рес­но, но ес­ли, не дай Бог, вой­на или та­кие же ост­рые об­сто­я­тель­ства, как у Лео­но­ва, вот тут вся стра­на на­пря­га­ет­ся, и мы де­ла­ем ры­вок со ско­ро­стью све­та.

А еще мне обид­но, что лю­ди за­бы­ва­ют на­сто­я­щих ге­ро­ев. В Лон­доне, Нью-Йор­ке и Бер­лине про­во­ди­ли ста­ти­сти­че­ский опрос: по­ка­зы­ва­ли про­хо­жим фо­то Га­га­ри­на. Толь­ко пять про­цен­тов опро­шен­ных ска­за­ли, что на фо­то — рус­ский кос­мо­навт. Мне ка­жет­ся, мы все, жи­те­ли пла­не­ты Зем­ля, долж­ны знать и пом­нить на­ших ге­ро­ев.

Народный ар­тист России, ху­до­же­ствен­ный ру­ко­во­ди­тель Те­ат­ра На­ций, ис­пол­ни­тель глав­ных ро­лей в филь­мах «Кос­мос как пред­чув­ствие » и «Вре­мя пер­вых »

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.