«С го­да­ми все труд­нее впу­стить в свою жизнь вто­рую по­ло­вин­ку»

Ак­три­са и те­ле­ве­ду­щая Татьяна Ве­де­не­е­ва — об осо­бен­но­стях воз­раст­ной люб­ви, бо­ну­сах свы­ше и уте­рян­ных меч­тах

Izvestia - - КУЛЬТУРА - Де­нис Су­ты­ка

Театр « Школа со­вре­мен­ной пье­сы » продолжает зна­ко­мить зри­те­лей с но­вой оте­че­ствен­ной дра­ма­тур­ги­ей. Не­дав­няя пре­мье­ра те­ат­ра — ме­ло­дра­ма Ми­ха­и­ла Хей­фе­ца « Rock-n-roll на за­ка­те » — сво­им успе­хом во мно­гом обя­за­на Та­тьяне Ве­де­не­е­вой, сыг­рав­шей глав­ную роль. С из­вест­ной те­ле­ве­ду­щей, вер­нув­шей­ся в ак­тер­скую про­фес­сию, встретился кор­ре­спон­дент « Из­ве­стий ». Вы слу­жи­те в те­ат­ре как при­гла­шен­ная ак­три­са и са­ми мо­же­те вы­би­рать ма­те­ри­ал. Чем при­влек­ла вас пье­са?

Это та­кая невин­ная и од­но­вре­мен­но глу­бо­кая ис­то­рия про двух взрос­лых лю­дей, у ко­то­рых, в об­щем-то, нет ни­ка­ких осо­бых про­блем. Да, они жи­вут од­ни, де­ти вы­рос­ли, и им оди­но­ко. С воз­рас­том очень труд­но най­ти че­ло­ве­ка, ко­то­рый был бы ин­тел­лек­ту­аль­но и мен­таль­но с то­бой на од­ном уровне. И они при­ду­мы­ва­ют хо­дить на тан­цы. Но вы­яс­ня­ет­ся, что у обо­их ге­ро­ев про­бле­мы со слу­хом и чув­ством рит­ма. В об­щем, неж­ное, це­ло­муд­рен­ное про­из­ве­де­ние. В про­цес­се ра­бо­ты пред­став­ле­ние о «невин­ной пье­се» по­ме­ня­лось?

Сна­ча­ла я ду­ма­ла: ну да, вполне се­бе без­обид­ная вещь. Прав­да, бы­ло мно­го по­вто­ря­ю­щих­ся ре­фре­ном ссор ге­ро­ев. Ре­жис­сер Ка­те­ри­на Ма­жуль ре­ши­ла, что ни­че­го не про­ис­хо­дит, про­сто два че­ло­ве­ка раз­го­ва­ри­ва­ют, и ста­ла при­ду­мы­вать дей­ствия. Был вве­ден новый пер­со­наж — ан­гел. Мы его не ви­дим, как, соб­ствен­но, и в жиз­ни. Но все­гда упо­ва­ем на выс­шую си­лу, на­де­ясь, что нам по­мо­гут. И он дей­стви­тель­но по­мо­га­ет на­шим ге­ро­ям. То есть по­ми­мо двух про­пи­сан­ных ав­то­ром ге­ро­ев по­явил­ся еще и тре­тий? В ре­зуль­та­те ра­бо­ты ангелов ста­ло шесть (сме­ет­ся). За­од­но они вы­бе­га­ют на сце­ну, по­мо­га­ют менять де­ко­ра­ции. Из- за по­вто­ря­ю­щих- ся по смыс­лу диа­ло­гов бы­ло ре­ше­но вклю­чить в спек­такль пес­ни. Для это­го не­ко­то­рые кус­ки пье­сы мо­ло­дой ком­по­зи­тор Иван Лу­бен­ни­ков пе­ре­ло­жил на му­зы­ку. Причем в сти­ле rock-n-roll. По­лу­чи­лось во­семь пе­сен, че­го мы с Са­шей Ов­чин­ни­ко­вым — мо­им ве­ли­ко­леп­ным парт­не­ром по спек­так­лю — ни­как не ожи­да­ли. И по­яви­лись рок-н- ролль­ные тан­цы. А мы — на ми­нут­ку — иг­ра­ем лю­дей, ко­то­рые во­об­ще не уме­ют петь и дви­гать­ся. Неожи­дан­но... Как вы­кру­чи­ва­лись?

Сна­ча­ла во­об­ще не по­ни­ма­ли, как это бу­дет вы­гля­деть. Ре­жис­сер по­яс­ни­ла, что это как бы на­ша фан­та­зия. Ес­ли бы моя ге­ро­и­ня мог­ла петь, как Мэ­ри­лин Мо­н­ро... Что бы­ло бы то­гда? Кста­ти, в начале спек­так­ля я ис­пол­няю ее пес­ню. А во вто­ром ак­те — слож­ней­шую ком­по­зи­цию из­вест­ной рок-пе­ви­цы Дже­нис Джоп­лин. Я, ко­гда ее по­слу­ша­ла, по­ду­ма­ла, что это спеть во­об­ще невоз­мож­но. На мо­ем ме­сте дол­жен быть че­ло­век с иде­аль­ным слу­хом. Так что бу­ду на вся­кий слу­чай во вре­мя спек­так­ля при­кры­вать­ся зон­ти­ком, ес­ли вдруг не по­па­ду в но­ты... Так это не вы, а ваша ге­ро­и­ня фаль­ши­вит, ей про­сти­тель­но.

Я пер­фек­ци­о­нист­ка, и ес­ли за что­то бе­русь, то ста­ра­юсь сде­лать мак­си­маль­но хо­ро­шо. Ко­гда в 1990- е на те­ле­ви­де­нии воз­ни­ка­ли про­ек­ты «Пес­ни со звездами », я ни­ко­гда в них не участ­во­ва­ла. Хо­тя пе­ла ко­гда- то с Ви­но­ку­ром, Сют­ки­ным, Бас­ко­вым и Кир­ко­ро­вым. Но это все бы­ли за­пи­сан­ные на­ми фо­но­грам­мы. А ко­гда нуж­но вый­ти и петь вжи­вую с ор­кест­ром... Это очень слож­но. Вот и от­ка­зы­ва­лась. За­чем? Что­бы прий­ти и про­сто за­све­тить­ся? Это не в мо­ем ха­рак­те­ре. Ну а в те­ат­ре уже де­вать­ся неку­да. Так что мы са­ми по­ем, дви­га­ем­ся, как мо­жем. Вот вам и спо­кой­ная пье­са. А афи­шу вы на­шу ви­де­ли? Чест­но го­во­ря, по­ка нет. Она до­воль­но про­во­ка­ци­он­ная. Мы в кон­це спек­так­ля долж­ны еще и об­на­жить­ся. Те­ряю дар ре­чи. Да, я са­ма бы­ла в та­ком же со­сто­я­нии. Мы спра­ши­ва­ли у ре­жис­се­ра: за­чем? Ока­зы­ва­ет­ся, по ее за­дум­ке, на­ши пер­со­на­жи со­зда­ют про­об­раз Ада­ма и Евы. Вот и ан­ге­лы кста­ти: по­мо­га­ют пер­вым лю­дям сой­тись. Несмотря на некую про­во­ка­ци­он­ность, та­кой ход отоб­ра­жа­ет суть спек­так­ля. Вы для се­бя, кста­ти, как опре­де­ли­ли, про что спек­такль?

Вро­де бы про лю­бовь, но, с дру­гой сто­ро­ны, про бес­ко­неч­ные « тер­ки », ко­то­рые про­ис­хо­дят у взрос­лых лю­дей. Любовная химия бы­ва­ет толь­ко лет в пят­на­дцать, ко­гда лю­ди не ду­ма­ют, как лю­би­мый че­ло­век го­во­рит, вы­гля­дит, ка­кой он на­ци­о­наль­но­сти. С воз­рас­том мы ста­но­вим­ся до­тош­ны­ми. Не та­кая борода, крос­сов­ки не то­го цве­та, улыб­ка дурацкая. И чем даль­ше, тем слож­нее. А хо­чет­ся встре­тить че­ло­ве­ка имен­но на сво­ем уровне вос­при­я­тия. Во­об­ще с го­да­ми все слож­нее впу­стить вто­рую по­ло­вин­ку в свою жизнь. Вы боль­ше из­вест­ны как те­ле­ве­ду­щая. В те­ат­ре, пом­нит­ся, ра­бо­та­ли толь­ко по­сле окон­ча­ния ГИТИСа.

Я ни­ко­гда, по су­ти, не ра­бо­та­ла в те­ат­ре. Хо­ди­ла ту­да ме­ся­ца два, но у ме­ня не бы­ло мос­ков­ской прописки, а без нее в со­вет­ское вре­мя не бра­ли. И мне худрук Те­ат­ра име­ни Ма­я­ков­ско­го Ан­дрей Гон­ча­ров на­мек­нул: вый­ди за­муж. Я то­гда бы­ла юная, и в го­ло­ве у ме­ня бы­ло ощу­ще­ние, что всё са­мо со­бой про­изой­дет, а за­муж на­до вы­хо­дить по люб­ви. Да­же не пред­став­ля­ла, что та­кое фик­тив­ный брак. Что, я на се­бя таб­лич­ку по­ве­шу: «Ищу фик­тив­но­го му­жа»?! В ре­зуль­та­те был непри­ят­ный раз­го­вор с Гон­ча­ро­вым, по­сле это­го в театр боль­ше но­гой не сту­пи­ла. И, по­сколь­ку театральная те­ма бы­ла для ме­ня дол­гие го­ды за­кры­та, я до сих пор счи­таю се­бя на­чи­на­ю­щий ак­три­сой. Как же худру­ку «Шко­лы со­вре­мен­ной пье­сы» Ио­си­фу Рай­хель­гау­зу уда­лось за­ма­нить вас к се­бе?

До по­жа­ра в ста­ром зда­нии те­ат­ра на Неглин­ке Ио­сиф устра­и­вал там ка­пуст­ни­ки к Та­тья­ни­но­му дню. И од­на­жды при­гла­сил ме­ня. По­сле был ма­лень­кий бан­кет. На нем по­мощ­ник ре­жис­се­ра со­об­щи­ла, что на зав­траш­ний спек­такль за­бо­ле­ла ак­три­са. Ио­сиф стал про­сить ме­ня вы­ру­чить. Я спра­ши­ваю: ко­го иг­рать? Ока­за­лось — бед­ную род­ствен­ни­цу, ко­то­рая об­ха­жи­ва­ет се­мью ин­тел­ли­ген­тов. Ну, на­вер­ное, ка­кая-то дом­ра­бот­ни­ца, ду­маю я. Па­ру раз на сце­ну вый­ду с та­рел­ка­ми — и все. А в ито­ге что по­лу­чи­лось?

Но­чью от­кры­ваю пье­су и... чи­таю ее до че­ты­рех утра. Не мо­гу боль­ше уснуть от ужа­са. Ве­че­ром всех вы­зы­ва­ют на ре­пе­ти­цию, а там — Аль­берт Фи­ло­зов, Татьяна Васильева, уй­ма ак­те­ров, с ко­то­ры­ми мне да­же страш­но ря­дом на­хо­дить­ся. И я на сцене все вре­мя, да еще в диа­ло­гах с ге­ро­я­ми. Ме­ня спас­ла те­ле­ви­зи­он­ная па­мять. Я бе­га­ла за ку­ли­сы, мне фо­на­ри­ком све­ти­ли на текст, я ска­ни­ро­ва­ла его в па­мя­ти

ЛЮБОВНАЯ ХИ ”

МИЯ БЫ­ВА­ЕТ ТОЛЬ­КО ЛЕТ В ПЯТНАД ЦАТЬ. С ВОЗ­РАС­ТОМ МЫ СТА­НО­ВИМ­СЯ ДОТОШ НЫ­МИ. НЕ ТА­КАЯ БОРОДА, КРОС­СОВ­КИ НЕ ТО­ГО ЦВЕ ТА, УЛЫБ­КА ДУРАЦКАЯ. И ЧЕМ ДАЛЬ­ШЕ, ТЕМ СЛОЖ­НЕЕ. А ХО­ЧЕТ­СЯ ВСТРЕ­ТИТЬ ЧЕ­ЛО­ВЕ­КА ИМЕН­НО НА СВО­ЕМ УРОВ НЕ ВОС­ПРИ­Я­ТИЯ

и бе­жа­ла об­рат­но. Так сыг­ра­ла пер­вый акт.

Во вто­ром та­кой воз­мож­но­сти не бы­ло, и мне под­ска­за­ли при­кле­ить шпар­гал­ки внутрь та­зи­ка, в котором моя ге­ро­и­ня ва­рит ва­ре­нье. При­кле­и­вать бы­ло не­ко­гда: я по­ло­жи­ла в та­зик пье­су. Пе­ри­о­ди­че­ски за­го­ра­жи­ва­лась от зри­те­лей и лист пе­ре­во­ра­чи­ва­ла. Ко­гда все закончилось, ко мне по­до­шел с бу­ке­том ак­тер Во­ло­дя Зай­цев и ска­зал: «Та­ня, ты за­чем в та­зик все вре­мя ла­зи­ла?» Толь­ко по­сле спек­так­ля я узна­ла, что мы иг­ра­ли «Рус­ское ва­ре­нье » по пье­се Улиц­кой.

И, как го­во­рит­ся, пошло да по­еха­ло?

Да, так на­ча­лась моя друж­ба с те­ат­ром. К то­му вре­ме­ни я сде­ла­ла ка­рье­ру те­ле­ве­ду­щей, ос­но­ва­ла биз­нес и ду­ма­ла, что к те­ат­ру уже не вер­нусь ни­ко­гда. Но по­рой нам буд­то свы­ше да­ет­ся ка­кой-то бо­нус. Ко­неч­но, ино­гда страш­но им поль­зо­вать­ся, ча­сто по­след­ствия ока­зы­ва­ют­ся непред­ска­зу­е­мы, но та­кие по­дар­ки судьбы поз­во­ля­ют кар­ди­наль­но по­ме­нять свою жизнь. По-мо­е­му, не сто­ит бо­ять­ся сту­пить на неиз­ве­дан­ную до­ро­гу. А быть мо­жет, и вер­нуть­ся к мечте, ко­то­рая по ка­ким-то при­чи­нам од­на­жды бы­ла уте­ря­на.

Воз­вра­ще­ние в театр Та­тья­на Ве­де­не­е­ва счи­та­ет по­дар­ком судь­бы | ТАСС | Алек­сей Фи­лип­пов

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.