Шут с ним

Izvestia - - КУЛЬТУРА - Люд­ми­ла Дег­тяре­ва

На от­ре­ста­ври­ро­ван­ной ис­то­ри­че­ской сцене Ма­ло­го те­ат­ра со­сто­я­лась пер­вая пре­мье­ра — тра­ге­дия Уи­лья­ма Шекс­пи­ра «Ко­роль Лир». По­ста­нов­ка Ан­то­на Яко­вле­ва тра­гич­на, по­учи­тель­на и — глав­ное — вы­дер­жа­на в ака­де­ми­че­ских тра­ди­ци­ях про­слав­лен­но­го кол­лек­ти­ва. В Ма­лом уже ста­ви­ли эту ве­ли­кую пье­су. По­чти 40 лет на­зад по­ста­нов­ку осу­ще­ствил Лео­нид Хей­фец. До сей по­ры у мно­гих в па­мя­ти фильм Гри­го­рия Ко­зин­це­ва с Юри Ярве­том в глав­ной ро­ли — хруп­кий ста­рик с вздор- ным ха­рак­те­ром. Яковлев при­гла­сил на глав­ную роль на­род­но­го ар­ти­ста Рос­сии Бо­ри­са Не­взо­ро­ва. Его Лир — мощ­ный, бру­таль­ный, са­мо­до­воль­ный ин­три­ган. От об­ра­за глав­но­го ге­роя и от­тал­ки­ва­ет­ся вся исто­рия.

Ху­дож­ник-по­ста­нов­щик Ма­рия Ры­ба­со­ва офор­ми­ла спек­такль в клас­си­че­ском сти­ле. Мрач­ные де­ко­ра­ции, боль­ше по­хо­жие на ат­ри­бу­ты недав­ней вой­ны. По­мост, ко­то­рый мо­жет быть и сце­ной, и эша­фо­том. А еще — пла­ха, кан­да­лы и ко­лод­ки. И трон ко­ро­ля, по­вер­ну­тый к за­лу обрат­ной сто­ро­ной. Вер­ный слу­жа­ка Шут раз­во­ра­чи­ва­ет Ли­ра ли­цом к на­ро­ду. И ста­но­вит- ся по­нят­но, ко­му поз­во­ле­но вер­теть ко­ро­лем.

О Шу­те в шекс­пи­ров­ской трагедии на­пи­са­но мно­го ис­сле­до­ва­ний, ед­ва ли не боль­ше, чем о Ли­ре. Неко­то­рые счи­та­ют его чуть ли не глав­ным ге­ро­ем про­из­ве­де­ния. Есть мне­ния, что он сын Ли­ра или его alter ego, как пред­став­ля­ет зри­те­лю сво­е­го ге­роя ак­тер Глеб Под­го­ро­дин­ский.

Лир доверяет сво­е­му Шу­ту на­столь­ко, что с лег­ко­стью усту­па­ет ему трон, во­дру­жа­ет на его го­ло­ву ко­ро­ну. Сам же вза­мен по­лу­ча­ет шу­тов­ской кол­пак и па­да­ет ниц пе­ред но­вым ко­ро­лем. Шут зна­ет сво­е­го хо­зя­и­на как об­луп­лен­но­го. Но, воз­мож­но, и не до­га­ды­ва­ет­ся, что эта сце­на — лишь на­ча­ло страш­но­го спек­так­ля, ко­то­рый за­мыс­лил правитель. Ко­ро­ну и трон Лир от­да­ет нена­дол­го.

Тре­вож­ные ме­ло­дии, ис­пол­ня­е­мые на во­лын­ке и ба­ра­ба­нах, с пер­вых же ми­нут на­гне­та­ют об­ста­нов­ку. Под аутен­тич­ную музыку на сцене по­яв­ля­ют­ся сви­та ко­ро­ля и три его дочери. В крас­ных одеж­дах, буд­то пред­чув­ствуя, что в неда­ле­ком бу­ду­щем их ждет мо­ре кро­ви.

Ко­стю­мы Ок­са­ны Яр­моль­ник по­дроб­ны и де­таль­ны, вы­пол­не­ны из ко­жи, сук­на, льна. Ни­ка­ко­го зо­ло­та. Пре­об­ла­да­ют черный, ко­рич­не­вый, кир­пич­но­крас­ный и се­рый. Ко­ро­ля ху­дож­ни­ца оде­ла в сви­тер и вя­за­ную ман­тию. Баль­ные пла­тья до­че­рей с лег­ко­стью транс­фор­ми­ру­ют­ся в ко­стю­мы для со­стя­за­ний. А драть­ся есть за что.

Отец на ста­ро­сти лет то ли со­шел с ума, то ли устал и де­лит вот­чи­ну. Что­бы по­нять, ко­му сколько от­дать, ре­шил узнать, как силь­но лю­бят дочери от­ца. Стар­шая Го­не­ри­лья (Ин­на Иванова) и сред­няя Ре­га­на ( Ири­на Лео­но­ва) вир­ту­оз­но льстят, льют елей. Млад­шая Кор­де­лия (Оль­га Плешакова) от­ка­зы­ва­ет­ся за­ис­ки­вать и льстить. Ко­ро­лев­ство до­ста­ет­ся крас­но­ре­чи­вым. «Вот вам ко­ро­на, де­ли­те », — небреж­но ки­да­ет ве­нец не до­че­рям, а се­бе на но­гу Лир. Он до сих пор ду­ма­ет, что за­те­ял иг­ру, ко­то­рую в лю­бой мо­мент в си­лах оста­но­вить.

Шекс­пир рас­пра­вил­ся со все­ми, кто хоть сколько-ни­будь был бли­зок к Ли­ру. Нет ни вер­ных слуг, ни дру­зей, ни до­че­рей. На­блю­дая за про­ис­хо­дя­щим, низ­верг­ну­тый из­ре­ка­ет: «О том мы пла­чем, что при­шли на сце­ну все­мир­но­го те­ат­ра ду­ра­ков...». Из неко­гда шум­но­го и са­мо­до­воль­но­го пра­ви­те­ля ко­роль Бо­ри­са Не­взо­ро­ва пре­вра­ща­ет­ся в боль­но­го, немощ­но­го, тихого ста­ри­ка, ко­то­рый на по­ро­ге смерти со слезами на гла­зах утвер­жда­ет: «Я ко­роль. Не за­бы­вай­те, гос­по­да»...

Спек­такль «Ко­роль Лир»

Рей­тинг«Из­ве­стий»

| ТАСС | Ста­ни­слав Кра­силь­ни­ков

Ко­роль Лир (Борис Не­взо­ров) за­те­ял смер­тель­но опас­ную иг­ру

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.