Мой офи­ци­аль­ный возраст для ме­ня ни­че­го не зна­чит

На­род­ный ар­тист Фи­липп Кир­ко­ров — о сво­ем юби­лее, ми­фи­че­ских ме­це­на­тах, Ал­ле Пу­га­че­вой и от­вет­ствен­но­сти пе­ред детьми

Izvestia - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ми­ха­ил Мар­го­лис

На­род­ный ар­тист Фи­липп Кир­ко­ров — о ми­фи­че­ских ме­це­на­тах, Ал­ле Пу­га­че­вой и от­вет­ствен­но­сти пе­ред детьми

По­след­нюю де­ка­ду ап­ре­ля Фи­липп Кир­ко­ров про­ве­дет в сто­лич­ном Крем­лев­ском двор­це, где каж­дый ве­чер бу­дет по­ка­зы­вать свое шоу « Я», по­став­лен­ное из­вест­ным ита­льян­ским ре­жис­се­ром Фран­ко Дра­гоне. Фи­наль­ное вы­ступ­ле­ние со­сто­ит­ся в день пя­ти­де­ся­ти­ле­тия пев­ца и, ра­зу­ме­ет­ся, в при­сут­ствии мно­го­чис­лен­ных пред­ста­ви­те­лей рос­сий­ско­го поп-бо­мон­да. В день стар­та « де­ся­ти­се­рий­но­го» кон­церт­но­го ма­ра­фо­на Фи­липп Кир­ко­ров по­об­щал­ся с обо­зре­ва­те­лем «Из­ве­стий». Про­грам­ма «Я» уже де­мон­стри­ро­ва­лась год на­зад в том же за­ле пять раз под­ряд. То есть сей­час ее по­вто­ре­ние?

Да. Те­перь как бы на « бис ». В про­шлом го­ду пла­ни­ро­ва­лись три пре­мьер­ных кон­цер­та. Но би­ле­ты на них про­да­лись так быст­ро, что мы до­ба­ви­ли еще два вы­ступ­ле­ния. А мог­ли бы до­ба­вить и пять — ажи­о­таж был огром­ный. То­гда я по­ду­мал: по­че­му бы к мо­е­му 50-ле­тию не сде­лать де­ка­ду соль­ных кон­цер­тов в Крем­ле? Ведь в луч­шие свои вре­ме­на 20 лет на­зад я да­вал сра­зу 30 кон­цер­тов в Пе­тер­бур­ге и пять соль­ни­ков в сто­лич­ном «Олим­пий­ском».

Сей­час та­кой раз­мах вы­гля­дит уто­пич­но. Но мы все- та­ки риск­ну­ли. И не про­га­да­ли. За 10 дней мое шоу в Крем­ле по­смот­рят 60 тыс. зри­те­лей. С то­бой сей­час раз­го­ва­ри­ва­ем, а мой те­ле­фон раз­ры­ва­ет­ся от звон­ков с прось­ба­ми о би­ле­тах. Но все про­да­но. Не­ма­лая за­слу­га в этом и мо­е­го со­ав­то­ра, ре­жис­се­ра шоу — ле­ген­дар­но­го Фран­ко Дра­гоне, со­зда­те­ля все­мир­но из­вест­но­го «Цир­ка дю Со­лей», шоу Се­лин Ди­он в Лас-Ве­га­се и мно­гих дру­гих столь же мас­штаб­ных по­ста­но­вок. Зри­тель при­хо­дит не про­сто на кон­церт, на два ча­са он по­гру­жа­ет­ся в на­сто­я­щий ска­зоч­ный мир. Для ме­ня это ра­дость неве­ро­ят­ная — на тре­тьем де­сят­ке лет сво­ей твор­че­ской де­я­тель­но­сти я все еще ин­те­ре­сен и мно­гим ну­жен. Хо­тя всю жизнь стал­ки­ва­юсь и с те­ми, кто ме­ня нена­ви­дит, не при­ни­ма­ет. Вот да­вай о них, о тех, кто не при­ни­ма­ет. В со­ци­аль­ных се­тях сре­ди про­чих слу­хов о те­бе сей­час об­суж­да­ют и та­кой: мол, обес­пе­чить крем­лев­ские ан­шла­ги Кир­ко­ро­ву по­мог один из­вест­ный в оте­че­ствен­ном шоу-биз­не­се оли­гарх. Он оптом вы­ку­пил ос­нов­ную мас­су би­ле­тов и рас­про­стра­нит их в на­ро­де фак­ти­че­ски как акт бла­го­тво­ри­тель­но­сти.

Что бы я сей­час ни ска­зал, это про­зву­чит как оправ­да­ние. Сколь­ко лет я вы­сту­паю, а пуб­ли­ка за­пол­ня­ет за­лы на мо­их кон­цер­тах, столь­ко же вре­ме­ни па­рал­лель­но воз­ни­ка­ют вся­кие до­мыс­лы и пред­по­ло­же­ния, на­прав­лен­ные на то, что­бы ни­ве­ли­ро­вать мой успех. Хо­тя сегодня ведь все очень про­сто про­ве­ря­ет­ся. Су­ще­ству­ет до­ступ к лю­бой кас­се, лю­бо­му ин­тер­нет-пор­та­лу, про­да­ю­ще­му би­ле­ты. Мож­но ткнуть паль­чи­ком на нуж­ную ссыл­ку и по­смот­реть, сколь­ко би­ле­тов, по ка­кой цене про­да­но две неде­ли на­зад или вче­ра. Пра­виль­но. По­это­му и го­во­рят, что би­ле­ты куп­ле­ны ре­аль­но толь­ко од­ним че­ло­ве­ком и с опре­де­лен­ной це­лью.

Ка­кие чу­де­са! Где бы най­ти та­ко­го ме­це­на­та, ко­то­рый оптом при­об­ре­тет 60 тыс. би­ле­тов на 10 мо­их кон­цер­тов? И с че­го бы вдруг? Кто я это­му че­ло­ве­ку? С ка­кой ста­ти мне та­кая ми­лость (улы­ба­ет­ся)?

Ес­ли се­рьез­но, то при большом же­ла­нии и это лег­ко про­ве­ря­ет­ся. Ну пусть мои «хей­те­ры» за­шлют сво­их гон­цов на каж­дое мое пред­сто­я­щее вы­ступ­ле­ние в Крем­ле и вы­бо­роч­но по­спра­ши­ва­ют у зри­те­лей: а как вы по­па­ли на кон­церт, от­ку­да у вас би­ле­ты? Кто вам их по­да­рил, на­вя­зал, за­ста­вил прий­ти? Это же эле­мен­тар­но про­ве­ря­ет­ся, и ши­ла в меш­ке ни­ко­гда не ута­ишь.

Ко­неч­но, я слы­шал об этой сплетне, но по­вто­рю, по­доб­ное со­про­вож­да­ет ме­ня всю жизнь. И ко­гда бы­ли те 30 мо­их кон­цер­тов в Пе­тер­бур­ге в кон­це 1990-х, один из жур­на­ли­стов, пом­нит­ся, все пы­тал­ся раз­гля­деть в за­ле сол­дат, « за­мас­ки­ро­ван­ных » под обыч­ных зри­те­лей. Не за­гна­ла ли Эм­ма Ва­си­льев­на (Лаври­но­вич — ди­рек­тор БКЗ «Октябрьский». — «Из­ве­стия») ту­да ро­ты «сроч­ни­ков», пе­ре­оде­тых в граж­дан­скую одеж­ду?

Пы­та­лись па­ру раз про­ве­рить, но по­пыт­ка успе­хом не увен­ча­лась. Ока­за­лось, в за­ле обыч­ные лю­ди, в не са­мое про­стое «де­фол­то­вое» вре­мя в 1998 го­ду все же на­шед­шие сред­ства, что­бы прий­ти ко мне на кон­церт. То был «зо­ло­той» пе­ри­од мо­ей ка­рье­ры. Но и то­гда на­хо­ди­лись те, кто не мог при­ми­рить­ся с мо­им успе­хом. А сей­час да­же не хо­чу оп­по­ни­ро­вать та­ким «кри­ти­кам». Это ни­же мо­е­го до­сто­ин­ства.

Я про­сто счаст­лив, что лю­ди по­ку­па­ют би­ле­ты и едут на мои юби­лей­ные мос­ков­ские кон­цер­ты из са­мых раз­ных го­ро­дов. Им хо­чет­ся по­слу­шать пес­ни Фи­лип­па Кир­ко­ро­ва. Это неоспо­ри­мый факт. И имен­но бла­го­да­ря кас­со­вым сбо­рам мы сей­час име­ем воз­мож­ность га­стро­ли­ро­вать с про­грам­мой «Я» всю­ду. Ин­те­рес­но, а в дру­гих го­ро­дах и стра­нах мне то­же некий спон­сор обес­пе­чи­ва­ет пуб­ли­ку во двор­цах спор­та?

За про­шед­ший год я дал бо­лее ста ан­шла­го­вых кон­цер­тов. И все с по­мо­щью ми­фи­че­ско­го ме­це­на­та? Вот мой кон­церт в 17-ты­сяч­ном ба­кин­ском «Кри­сталл Хол­ле». Его ор­га­ни­зо­вы­вал Эмин Ага­ла­ров. Мо­жет, он и ку­пил все би­ле­ты? А в Таш­кен­те мне Али­шер Усма­нов по­мог? Что­бы за­кон­чить с « хей­те­ра­ми », про­ком­мен­ти­руй еще один мо­мент. Твои недоб­ро­же­ла­те­ли не раз утвер­жда­ли, что мас­су бу­ке­тов, ко­то­рые пре­под­но­сят Кир­ко­ро­ву на кон­цер­тах, от­ча­сти он сам и обес­пе­чи­ва­ет. Так го­во­рят о те­бе и Ни­ко­лае Бас­ко­ве.

Ну, ты мне де­ло-то не шей (улы­ба­ет­ся). Не от­ве­чаю за дру­гих кол­лег, но я в та­кой ис­то­рии не был за­ме­чен ни­ко­гда. По за­пи­си лю­бо­го мо­е­го кон­цер­та мож­но по­смот­реть, как мне да­рят цве­ты, что это за бу­ке­ты и т.п. И по­том мне по­доб­ный пи­ар во­об­ще не ну­жен. Я, чест­но го­во­ря, не очень-то и люб­лю вру­че­ние цве­тов на кон­цер­тах. Эти мо­мен­ты все­гда сби­ва­ют ритм, воз­ни­ка­ют па­у­зы.

А мое вы­ступ­ле­ние стро­ит­ся в ре­жи­ме нон-стоп. У ме­ня нет вре­ме­ни и воз­мож­но­сти при­ни­мать бу­ке­ты по хо­ду дей­ства. Ес­ли мне их и да­рят, то в кон­це про­грам­мы, ко­гда я ис­пол­няю ка­кую-то «би­со­вую» пес­ню и спус­ка­юсь в зал, по­ни­мая, что мно­гие при­шли с цве­та­ми, же­лая вы­ра­зить бла­го­дар­ность ар­ти­сту.

Знаю, что не­ко­то­рые исполнители дей­стви­тель­но ис­поль­зу­ют на сво­их соль­ни­ках та­кой при­ем с под­но­ше­ни­ем бу­ке­тов от по­клон­ни­ков, со­зда­ют ви­ди­мость боль­шо­го успе­ха. Но мне ви­ди­мость со­зда­вать не на­до. У ме­ня и так есть успех, и без цве­тов, и с цве­та­ми. И бороться за фи­наль­ное ме­сто в про­грам­ме мне неза­чем. На­о­бо­рот, те­перь мне вы­год­нее вы­сту­пить где-ни­будь в на­ча­ле боль­шо­го сбор­но­го кон­цер­та и по­ехать к де­тям от­ды­хать, а не ждать фи­на­ла шоу. Сегодня кон­цер­ты по­рой длят­ся по шесть-семь ча­сов, и к их окон­ча­нию уже уста­ют все — и ар­ти­сты, и зри­те­ли, мет­ро за­кры­ва­ет­ся и т. п.

Чет­верть ве­ка на­зад, ко­гда все наши исполнители еще ме­ри­лись «кру­тиз­ной» друг с дру­гом и рва­лись за­вер­шать боль­шие сбор­ные про­грам­мы, это сто­и­ло жиз­ни Иго­рю Таль­ко­ву. Тот слу­чай ме­ня отрез­вил. В на­ча­ле 1990-х я то­же был под­вер­жен та­кой тен­ден­ции. Бу­дучи молодой звез­дой, эта­ким Би­ла- ном тех лет по по­пу­ляр­но­сти, хо­тел вы­хо­дить в фи­на­ле сбор­ных кон­цер­тов. А у ор­га­ни­за­то­ров дан­ных ме­ро­при­я­тий по­рой бы­ли свои при­стра­стия, и в кон­це ста­ви­ли Газ­ма­но­ва или Ма­ли­ни­на. Я «гнул паль­цы», воз­му­щал­ся: по­че­му они, а не я?

Но по­сле тра­ге­дии с Таль­ко­вым все пе­ре­осмыс­лил и по­нял, что по­доб­ный во­прос не име­ет ни­ка­ко­го зна­че­ния. И боль­ше ни­ко­гда не воз­ни­кал — ни по по­во­ду сво­е­го ме­ста в про­грам­ме, ни по по­во­ду ка­ких-то бы­то­вых мо­мен­тов: да­ли ли мне ма­ши­ну пре­ми­ум-клас­са, вы­де­ли­ли ли пре­зи­дент­ский люкс в оте­ле и т.п. Ес­ли ор­га­ни­за­то­ры те­бе че­го- то по­доб­но­го не предо­ста­ви­ли, ска­жем, ли­му­зин, зна­чит, ты еще не до­стиг опре­де­лен­но­го ста­ту­са.

В мо­ей жиз­ни по­сте­пен­но на­стал пе­ри­од, ко­гда тре­бо­вать мне ста­ло не нуж­но. Са­мо со­бой ста­ло по­нят­но, что ес­ли я при­е­хал в го­род на га­стро­ли, то жи­ву в луч­шей го­сти­ни­це, ме­ня встре­ча­ет хо­ро­ший ав­то­мо­биль и мой тех­ни­че­ский рай­дер вы­пол­нен на 100 про­цен­тов. Я не пом­ню, что­бы Пу­га­че­ва что-то ко­гда-то тре­бо­ва­ла. Ей все­гда предо­став­ля­ют усло­вия, ко­то­рые со­от­вет­ству­ют на­сто­я­щей звез­де.

Как спо­кой­но и рас­су­ди­тель­но ты стал изъ­яс­нять­ся к пя­ти­де­ся­ти го­дам. По­мудрел?

Офи­ци­аль­ный возраст для ме­ня ни­че­го не зна­чит. Ка­жет­ся, что моя про­фес­сия эмо­ци­о­наль­но «за­кон­сер­ви­ро­ва­ла» ме­ня где-то в рай­оне 30-ле­тия. То­гда дей­стви­тель­но был мой са­мый яр­кий пе­ри­од, про­грам­ма « Луч­шее, лю­би­мое, толь­ко для вас », пер­со­наль­ный рас­пис­ной са­мо­лет, огром­ный тур. Мы де­ла­ли то, что еще бы­ло слож­но в Рос­сии пред­ста­вить. Это сей­час мож­но за­фрах­то­вать са­мо­лет, на­не­сти на него лю­бую ре­кла­му и про­чее. А в 1990-х, что­бы по­лу­чить раз-

ре­ше­ние на та­кой фрахт, тре­бо­ва­лось прой­ти семь кру­гов ада. А уж рас­кра­сить са­мо­лет ка­за­лось во­об­ще невоз­мож­ным. Это сегодня мож­но, на­при­мер, в хол­ле Крем­лев­ско­го двор­ца во вре­мя кон­цер­тов ор­га­ни­зо­вать экс­по­зи­цию всех мо­их кон­церт­ных и съе­моч­ных на­ря­дов за все трид­цать лет твор­че­ства, ор­га­ни­зо­вать там вы­став­ку фо­то­гра­фов, в те­че­ние го­да со­про­вож­дав­ших нас на шоу «Я», на­чи­ная от име­ни­тых ма­сте­ров вро­де Русла­на Ро­щуп­ки­на и за­кан­чи­вая обыч­ны­ми по­клон­ни­ка­ми. А то­гда...

До сих пор не по­ни­маю, как мне все уда­лось. Я хо­дил по ин­стан­ци­ям к вы­со­ким чи­нов­ни­кам, рас­ска­зы­вал, убеж­дал, что рас­кра­шен­ный са­мо­лет — это кра­си­во, это празд­ник для каждого го­ро­да. Что те­атр на­чи­на­ет­ся с ве­шал­ки, а мой те­атр на­чи­на­ет­ся в аэро­пор­ту, пря­мо по при­ез­де в го­род.

А как мы де­ла­ли све­то­вой пол в «Олим­пий­ском»! Это сегодня дру­гие тех­но­ло­гии, ма­те­ри­а­лы, все есть. А то­гда ни­че­го по­доб­но­го не бы­ло. И это бы­ла гран­ди­оз­ная по­бе­да над си­сте­мой, над са­мим со­бой. Я ис­пы­ты­вал огром­ную ра­дость и хо­тел про­дер­жать­ся в та­ком со­сто­я­нии и даль­ше. Вот до се­го­дняш­не­го дня. По­это­му я не чув­ствую се­бя на пять­де­сят.

А по­мудрел ли я? Не знаю, по­сколь­ку до сих пор со­вер­шаю ка­кие-то эмо­ци­о­наль­ные ошиб­ки. Хо­тя, ко­неч­но, стал го­раз­до сдер­жан­нее — по­вли­я­ло рож­де­ние де­тей. Я по­нял, что рань­ше в неко­то­рых си­ту­а­ци­ях, в том чис­ле тех, ко­гда ме­ня, воз­мож­но, про­во­ци­ро­ва­ли, под­став­ля­ли, я поз­во­лял се­бе то, что как муж­чи­на, как ар­тист не дол­жен се­бе поз­во­лять. Но те­перь ре­шил, что ни­кто и ни­что не смо­жет ме­ня ском­про­ме­ти­ро­вать в гла­зах мо­их до­че­ри и сы­на.

Я не имею на это пра­ва. Сей­час они еще ма­лень­кие, их по­ка не по­гло­тил ин­тер­нет, они не чи­та­ют ин­фор­ма­цию в дру­гих ис­точ­ни­ках. Но ес­ли они вы­рас­тут и пой­мут, что уже по­сле их рож­де­ния па­па поз­во­лял се­бе ка­кие-то ве­щи, ко­то­рые его не кра­сят, как я по­смот­рю им в гла­за? А на все осталь­ные слу­чаи у ме­ня есть оправ­да­ние: ре­бя­та, это бы­ло до ва­ше­го по­яв­ле­ния на свет.

За­чем в та­ком слу­чае ты ввя­зал­ся в кон­фликт с Ди­дье Ма­ру­а­ни?

А раз­ве здесь я се­бя как- то пло­хо вел? Си­дит ар­тист Кир­ко­ров, ни­ко­го не тро­га­ет. Вдруг ни с то­го ни с се­го ка­кой- то фран­цуз из неко­гда по­пу­ляр­ной груп­пы ре­шил в пред­две­рии неких сво­их га­стро­лей по­пи­а­рить­ся на мо­ем име­ни. И спу­стя 15 лет по­сле пре­мье­ры пес­ни «Же­сто­кая лю­бовь » он по­че­му-то по­ду­мал, что это его пес­ня. Эта ком­по­зи­ция не раз зву­ча­ла на меж­ду­на­род­ных пре­ми­аль­ных це­ре­мо­ни­ях, бы­ла из­вест­на в мо­ем ис­пол­не­нии во мно­гих стра­нах. По­че­му Ма­ру­а­ни то­гда не предъ­яв­лял пре­тен­зий? По­че­му ждал столь­ко лет и ак­ку­рат на­ка­нуне сво­их га­стро­лей ре­шил вспом­нить об этом? И по­че­му я это дол­жен тер­петь? Что я сде­лал в дан­ной ситуации нехо­ро­ше­го, недо­пу­сти­мо­го, что мог­ло опо­ро­чить мою ре­пу­та­цию?

Мно­гих сму­ти­ли ви­део­сю­же­ты, где по­ка­зы­ва­лось, как об­ра­ща­лись с фран­цуз­ским му­зы­кан­том при его за­дер­жа­нии рос­сий­ские по­ли­цей­ские. И во­об­ще сам факт его до­став­ки в по­ли­цию...

А как по-дру­го­му за­щи­щать­ся? Я ме­сяц си­дел, чи­тал по­ро­ча­щую ме­ня ин­фор­ма­цию, слу­шал вы­ска­зы­ва­ния на его пресс-кон­фе­рен­ции. Оскорб­ле­ния и ого­во­ры на­би­ра­ли обо­ро­ты, ма­ло то­го, мне еще предъ­яв­ля­ли иск, шан­та­жи­ро­ва­ли на сум­му в мил­ли­он ев­ро, как я дол­жен по-тво­е­му за­щи­щать­ся? Бить ему мор­ду? На­ни­мать бан­ди­тов? По­че­му я не мог об­ра­тить­ся в пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны, ко­то­рые ме­ня в мо­ей стране обя­за­ны за­щи­тить? Раз­ве я не имею пра­во на­пи­сать за­яв­ле­ние в по­ли­цию о том, что у ме­ня вы­мо­га­ют деньги?

Но все-та­ки ка­кие чув­ства ты ис­пы­ты­вал, ко­гда тво­е­го кол­ле­гу, слов­но пре­ступ­ни­ка, за­тал­ки­ва­ют в по­ли­цей­скую ма­ши­ну?

А что он чув­ство­вал, ко­гда об­ви­нял сво­е­го кол­ле­гу в том, че­го я не со­вер­шал? Тем бо­лее я да­же не ав­тор пес­ни «Же­сто­кая лю­бовь». Кро­ме то­го, он знал, что эта пес­ня ни­че­го об­ще­го не име­ет с его пес­ней, а по­том мы еще и до­ка­за­ли в су­де с предо­став­ле­ни­ем до­ку­мен­тов, что «Же­сто­кая лю­бовь» на­пи­са­на на во­семь лет рань­ше, чем его про­из­ве­де­ние.

Для ме­ня это то­же не впер­вые. На мо­ем име­ни пи­а­ри­лись, пи­а­рят­ся и на­вер­ня­ка еще бу­дут пи­а­рить­ся мно­гие ар­ти­сты, жур­на­ли­сты, из­да­ния, ком­па­нии. От это­го уже ни­ку­да не деть­ся, толь­ко бы ме­ня лич­но не тро­га­ли. Пи­арь­тесь, мне не жал­ко, толь­ко ме­ня не тро­гай­те! И как толь­ко все вста­ло на свои ме­ста, в 24 ча­са Ма­ру­а­ни вы­дво­ри­ли из стра­ны. И все стих­ло. Сей­час он мол­чит.

Ты пом­нишь 50-ле­тие Пу­га­че­вой? Это бы­ло в го­ды рас­цве­та ва­шей с ней се­мей­ной жиз­ни. И по­сколь­ку ты во мно­гом на Ал­лу Бо­ри­сов­ну ори­ен­ти­ру­ешь­ся, до­пус­каю, что ты ис­поль­зу­ешь что-то из то­го празд­но­ва­ния в сво­ем юби­лее?

Ее 50-ле­тие мы от­празд­но­ва­ли очень мощ­но — про­грам­мой «Сюр­приз для Ал­лы» с прямой те­ле­транс­ля­ци­ей из «Олим­пий­ско­го», где весь цвет на­шей эст­ра­ды ис­пол­нял ка­вер-вер­сии ее хи­тов. Это бы­ло сен­са­ци­он­но и но­во. Я был про­дю­се­ром то­го про­ек­та вме­сте с Сер­ге­ем Ли­сов­ским. А по­сле кон­цер­та мы устро­и­ли ве­се­лую гу­лян­ку в «Мет­ро­по­ле».

Мой юби­лей прой­дет ина­че. Един­ствен­ное, что бу­дет похоже, — бан­кет с уча­сти­ем кру­га лю­дей, ко­то­рый мне при­я­тен. Для них я сна­ча­ла по­ка­жу свое шоу, а по­том мы под­ни­мем­ся на верх­ний этаж Крем­лев­ско­го двор­ца и вы­пьем за мое здо­ро­вье под му­зы­ку и пес­ни ку­ми­ра мо­е­го дет­ства — Эн­гель­бер­та Хам­пер­дин­ка.

Я при­гла­сил его, по­сколь­ку это мой идол и у ме­ня с неко­то­рых пор сло­жи­лись очень теп­лые от­но­ше­ния с ним, его се­мьей, детьми. Па­па в дет­стве по­да­рил мне его пла­стин­ку, и она опре­де­ли­ла мою судь­бу. Я слу­шал пес­ни Хам­пер­дин­ка, пел «под него», и, ко­гда на­чал учить­ся му­зы­ке, он был для ме­ня иде­а­лом во­каль­но­го ма­стер­ства. У ме­ня в жиз­ни бы­ли два ку­ми­ра — Хам­пер­динк и АВВА. Вот они и бу­дут петь у ме­ня на after party.

Ну, не со­всем АВВА...

Бу­дет груп­па, ко­то­рую со­брал Бен­ни Ан­дерс­сон и спро­дю­си­ро­вал по сво­е­му об­ра­зу и по­до­бию. Го­ло­са те же, ко­стю­мы, аран­жи­ров­ки. Я был на их кон­цер­те в Май­а­ми. Уже на вто­рой песне за­бы­ва­ешь, что на сцене не Аг­нет­та и Фри­да. «За­вод» и музыка — те же, лю­ди в за­ле про­сто схо­дят с ума. Я по­нял, что та­кой кол­лек­тив дол­жен петь у ме­ня на 50-ле­тии. А ве­ду­щи­ми ве­че­ра ста­нут мои дру­зья из «Ко­ме­ди клаб» — Га­рик Мар­ти­ро­сян и Га­рик «Буль­дог » Хар­ла­мов. Мы с ни­ми при­ду­ма­ли ка­пуст­ник, ко- то­рый сни­мет па­фос­ность ме­ро­при­я­тия. Мне очень не хо­чет­ся, что­бы все пре­вра­ти­лось в тор­же­ствен­ное че­ство­ва­ние, в ко­ро­на­цию. Мне этих «ко­ро­на­ций» за 30 лет ка­рье­ры уже бо­лее чем до­ста­точ­но.

По­че­му для те­бя Хам­пер­динк лучше, чем Том Джонс?

Джонс мне то­же очень нра­вит­ся. Я и его пес­ни, есте­ствен­но, все знаю. Но Хам­пер­динк мне бли­же по ду­ху, го­ло­со­ве­де­нию, темб­ру. Он ро­ман­тич­нее. Хо­тя «Ди­лай­ла» Джон­са — од­на из мо­их лю­би­мых пе­сен, и я ис­пол­нял ее еще в свой дав­ней про­грам­ме «Я — не Ра­фа­эль» в 1994-м.

Ты спра­ши­вал у Хам­пер­дин­ка, за­чем он ез­дил на «Ев­ро­ви­де­ние»?

Не спра­ши­вал. Я и так все по­ни­маю — за­пла­ти­ли деньги ему в Ан­глии, он и по­ехал. По­че­му нет? У него вы­хо­дил то­гда но­вый аль­бом. «Ев­ро­ви­де­ние» — пре­крас­ное про­мо, он его по­лу­чил. И он не « па­рил­ся » по по­во­ду за­ня­то­го ме­ста. Это у нас по­че­му-то по­сто­ян­но го­во­рят о по­бе­дах, вы­со­ких ме­стах, а боль­шин­ство ев­ро­пей­ских участ­ни­ков при­ез­жа­ют на этот кон­курс про­сто про­пи­а­рить­ся. Ко­му-то ве­зет — он еще и за­ни­ма­ет пер­вое ме­сто. Ты счи­та­ешь пра­виль­ным, что Рос­сия в этом го­ду не бу­дет участ­во­вать в кон­кур­се и да­же не ста­нет его транс­ли­ро­вать? А я сра­зу го­во­рил, что нуж­но бы­ло от­ка­зать­ся.

По­че­му?

По­то­му что пра­ви­ла ме­нять нуж­но. Не­чест­но при­рав­ни­вать в со­от­но­ше­нии 50 на 50 мно­го­мил­ли­он­ное зри­тель­ское го­ло­со­ва­ние и го­ло­со­ва­ние жю­ри из десятка человек, ко­то­рые на­хо­дят­ся в те­ле­сту­ди­ях сво­их стран. И ко­то­рые мо­гут быть за­ра­нее ан­га­жи­ро­ва­ны, что­бы све­сти с кем-то сче­ты, как све­ли их в про­шлом го­ду с на­шей стра­ной. Пусть сде­ла­ют со­от­но­ше­ние зри­тель­ских го­ло­сов и го­ло­сов жю­ри в про­пор­ции 80 на 20 или 70 на 30. При та­ком рас­кла­де в про­шлом го­ду ито­ги кон­кур­са бы­ли бы дру­ги­ми.

Есть некая мат­ри­ца в се­го­дняш­нем ми­ро­вом му­зы­каль­ном про­стран­стве, на ко­то­рую ты ори­ен­ти­ру­ешь­ся для по­ста­нов­ки сле­ду­ю­ще­го шоу, за­пи­си сле­ду­ю­щей про­грам­мы?

В мо­ем со­зна­нии за го­ды уже сло­жи­лось по­ни­ма­ние то­го, ка­ким долж­но быть шоу. Все са­мое ин­те­рес­ное дав­но при­ду­ма­но. И каж­дый раз по­ста­нов­ки по­вто­ря­ют­ся, толь­ко на но­вом тех­но­ло­ги­че­ском уровне. Я в этом смыс­ле иду в но­гу со вре­ме­нем.

Но сей­час у ме­ня боль­шое же­ла­ние при­вез­ти в Рос­сию мю­зикл «Алад­дин». По­сле га­строль­но­го ту­ра «Я» хо­тел бы на па­ру лет уй­ти в этот про­ект, по­иг­рать в мю­зик­ле. На мой взгляд, это сегодня са­мый кра­си­вый, яр­кий, тем­пе­ра­мент­ный из бро­д­вей­ских мю­зик­лов.

Бу­дешь, как в ис­то­рии с «Чи­ка­го», сам про­дю­си­ро­вать и иг­рать?

Не знаю. Ду­маю, с кем бы ско­опе­ри­ро­вать­ся в во­про­се про­дю­си­ро­ва­ния это­го про­ек­та. По­ка, ко­неч­но, не ви­жу ни­ко­го, кро­ме Дмит­рия Бо­га­че­ва и его Stage Entertainment. Ес­ли бы мы при­шли к со­гла­сию и на­шли фи­нан­си­ро­ва­ние для это­го спек­так­ля, мне ка­жет­ся, он имел бы колоссальный успех. Я в ро­ли Джин­на был бы в сво­ей та­рел­ке. А са­мо­го Алад­ди­на сыг­рал бы, на­при­мер, Сер­гей Ла­за­рев. По­лу­чил­ся бы хит № 1 на на­шей сцене. Но ес­ли с мю­зик­лом не срастет­ся, воз­мож­но, сни­мусь в ка­ком-то филь­ме или сыг­раю в те­ат­раль­ной ан­тре­при­зе... Но по­ка впе­ре­ди у ме­ня боль­шой тур по Рос­сии и дру­гим стра­нам и, ко­неч­но, де­ся­ти­днев­ный кон­церт­ный ма­ра­фон в Крем­ле.

Фи­липп Кир­ко­ров по-преж­не­му ощу­ща­ет се­бя трид­ца­ти­лет­ним | Пресс-служба Фи­лип­па Кир­ко­ро­ва | Руслан Ро­щуп­кин

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.