«Он был хо­ло­ден и рав­но­ду­шен к судь­бам лю­дей»

Izvestia - - ИСТОРИЯ - Олег Фоч­кин

Ле­ни­на ли­бо де­мо­ни­зи­ру­ют, ли­бо на­зы­ва­ют ге­ни­ем, пе­ре­вер­нув­шим ис­то­рию. 2017-й — год сто­ле­тия ре­во­лю­ции, а апрель — еще и юби­лей воз­вра­ще­ния Вла­ди­ми­ра Ле­ни­на в Рос­сию. 22 ап­ре­ля — 147-я го­дов­щи­на со дня его рож­де­ния. Ка­ким он был на са­мом де­ле, «Из­ве­сти­ям» рас­ска­зал док­тор ис­то­ри­че­ских на­ук, про­фес­сор Алек­сандр Шу­бин. В со­вет­ские го­ды из Ле­ни­на де­ла­ли че­ло­ве­ка без недо­стат­ков. Эта­ко­го доб­ро­душ­но­го де­душ­ку, ко­то­рый всем по­мо­гал. Ка­ким он был до и по­сле ре­во­лю­ции?

Ленин был, на мой взгляд, че­ло­ве­ком очень оба­я­тель­ным и очень тя­же­лым в об­ще­нии. Мно­гие от­ме­ча­ют, что с ним бы­ло ин­те­рес­но. Он был цеп­ким в раз­го­во­ре, дей­стви­тель­но ин­те­ре­со­вал­ся те­мой, не ску­чал с со­бе­сед­ни­ком, из каждого пы­тал­ся вы­та­щить что-то по­лез­ное для дела. А со­бе­сед­ник по­рой это­го не по­ни­мал и ду­мал, что ин­те­ре­сен Ильи­чу сам по се­бе. По­че­му Ленин стал ли­де­ром? Ведь Троц­кий был не ме­нее яр­кой фи­гу­рой.

Ленин был ор­га­ни­за­то­ром. Го­во­рить в сре­де со­ци­ал-де­мо­кра­тов уме­ли мно­гие, сре­ди них бы­ли яр­чай­шие ора­то­ры: Троц­кий, Лу­на­чар­ский, по­ко­ряв­ший мас­сы в 1917 го­ду, Во­ло­дар­ский. Но Ленин был ор­га­ни­зо­ван­ным че­ло­ве­ком, спо­соб­ным ру­ко­во­дить по­ли­ти­че­ской ма­ши­ной. Он из ред­ких пер­со­на­жей ис­то­рии, умев­ших из ни­че­го де­лать кон­фет­ку. Без яс­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния.

Зна­ме­ни­тый во­прос фи­нан­си­ро­ва­ния Ле­ни­на и гряз­ных ме­то­дов это­го фи­нан­си­ро­ва­ния, осо­бен­но с уче­том яв­но сфаб­ри­ко­ван­но­го ком­про­ма­та, не име­ет под со­бой се­рьез­ной подо­пле­ки. У Вла­ди­ми­ра Улья­но­ва ни­ко­гда не бы­ло из­быт­ка де­нег. И при этом от­сут­ствии фи­нан­сов он умуд­рял­ся так мо­ти­ви­ро­вать лю­дей, что они еха­ли на по­след­ние гро­ши к нему за гра­ни­цу, по­лу­ча­ли ин­струк­ции и воз­вра­ща­лись в Рос­сию, рискуя здо­ро­вьем и жиз­нью ра­ди то­го дела, ко­то­рое он им по­ру­чал. Чем он за­ра­ба­ты­вал на жизнь? В ран­ние го­ды Ле­ни­ну по­мо­га­ла се­мья, по­ка в 1916 го­ду не умер­ла его ма­туш­ка. По­мощь в раз­ные го­ды бы­ла не рав­но­цен­ная. Но он был ак­тив­ным жур­на­ли­стом и пуб­ли­ци­стом, мно­го пуб­ли­ко­вал­ся и пе­ре­би­вал­ся та­ким об­ра­зом. Где он в ос­нов­ном пуб­ли­ко­вал­ся?

В со­ци­ал-де­мо­кра­ти­че­ской прес­се. Ино­гда пи­сал для эн­цик­ло­пе­дий. В част- но­сти, для эн­цик­ло­пе­дии «Гра­нат» он на­пи­сал ста­тью о марк­сиз­ме. Мож­но ли ска­зать, что он был мод­ни­ком? Нет, у него бы­ли по­но­шен­ные, хо­тя и доб­рот­ные, ве­щи. Ес­ли по­яв­ля­лась дыр­ка, она за­ши­ва­лась. Ленин был ак­ку­ра­тист, пе­дант, ре­гу­ляр­но за­ни­мал­ся физ­куль­ту­рой, ходь­бой, ино­гда ез­дил на ве­ло­си­пе­де. Он сле­дил за здо­ро­вьем, но, как по­ка­зал опыт, не очень удач­но. Что зна­чи­ли жен­щи­ны в его жиз­ни? Мож­но ли го­во­рить о неко­ем тре­уголь­ни­ке Ленин–Круп­ская–Ар­манд?

Его же­на Круп­ская — кра­са­ви­ца, меж­ду про­чим, до ба­зе­до­вой бо­лез­ни. Но же­на для него в первую оче­редь бы­ла все-та­ки то­ва­ри­щем. Круп­скую очень устра­и­ва­ла эми­грант­ская жизнь. Она дер­жа­ла на се­бе зна­чи­тель­ную часть бы­та, Ленин про­го­ва­ри­вал ей все свои про­из­ве­де­ния и, го­то­вя ка­кую-ли­бо ста­тью, обя­за­тель­но об­суж­дал ее с На­деж­дой Кон­стан­ти­нов­ной.

Инес­са Ар­манд — из­вест­ный эпи­зод в био­гра­фии Ле­ни­на. Сек­су­аль­ная со­став­ля­ю­щая их от­но­ше­ний неяс­на. Есть пись­ма, ко­то­рые мож­но ин­тер­пре­ти­ро­вать так, что од­на­жды бы­ла ка­кая-то ночь, но не бо­лее то­го. Они не бы­ли хан­жа­ми, но Ленин был бо­лее тра­ди­ци­о­нен, чем Ар­манд. Инес­са лю­би­ла по­рас­суж­дать о люб­ви по­сво­бод­нее, в чем бы­ла не оди­но­ка. Но Ленин по­ни­мал, что жен­щине мо­жет быть очень боль­но, ес­ли ее остав­ля­ют да­же под вы­вес­кой вы­со­ких от­но­ше­ний. Он по­ни­мал, что на­до сде­лать вы­бор, и сде­лал его в поль­зу Круп­ской. Пе­ре­ме­ны в се­мье не мог­ли не по­вли­ять на де­ло всей его жиз­ни, а им он по­сту­пить­ся не мог. Они оста­лись с Ар­манд то­ва­ри­ща­ми, хо­тя оба про­дол­жа­ли пи­тать друг к дру­гу чув­ства. И Ленин был со­кру­шен ее вне­зап­ной смер­тью в 1920 го­ду. Озна­ча­ла ли зна­ме­ни­тая фра­за мо­ло­до­го Во­ло­ди «Мы пой­дем дру­гим пу­тем», ска­зан­ная по­сле каз­ни стар­ше­го бра­та, что это и есть на­ча­ло его ре­во­лю­ци­он­но­го пу­ти?

Мы долж­ны по­ни­мать, что это фра­за апо­кри­фи­че­ская. Но смерть Алек­сандра дей­стви­тель­но все из­ме­ни­ла в его жиз­ни. До это­го Во­ло­дя не со­при­ка­сал­ся с ре­во­лю­ци­он­ной сре­дой и го­то­вил се­бя к ка­рье­ре бла­го­род­но­го че­ло­ве­ка, по­лез­но­го об­ще­ству, — ад­во­ка­та или про­ку­ро­ра, на­при­мер. Брат был лю­би­мым, и с ним про­изо­шла ка­та­стро­фа. Хо­тя Вла­ди­мир мог прий­ти в ре­во­лю­цию и без это­го эпи­зо­да.

В Ка­зан­ском уни­вер­си­те­те Во­ло­дя Улья­нов при­нял уча­стие в сту­ден­че­ских вол­не­ни­ях, по­сле ко­то­рых его по­ста­ви­ли на учет во всех воз­мож­ных ин­стан­ци­ях. Это был се­рьез­ный вы­бор, опре­де­лив­ший его путь как оп­по­зи­ци­о­не­ра. Пред­по­ло­жим, Ленин не до­е­хал до Рос­сии в 1917 го­ду или уто­нул еще рань­ше, в 1906 го­ду, в Бот­ни­че­ском за­ли­ве, где под ним ло­мал­ся лед. Что даль­ше?

Ре­во­лю­ция все рав­но бы­ла бы, при­чем од­на из са­мых глу­бо­ких в че­ло­ве­че­ской ис­то­рии. Это пред­опре­де­ле­но на­коп­лен­ны­ми со­ци­аль­ны­ми про­ти­во­ре­чи­я­ми и про­те­ста­ми. Но та­кая пол­но­та ре­а­ли­за­ции марк­сист­ской мо­де­ли с кон­цен­тра­ци­ей всех ре­сур­сов в од­них ру­ках без Ле­ни­на вряд ли бы­ла воз­мож­на. А боль­ше­ви­ки ста­ли бы пра­вы­ми боль­ше­ви­ка­ми — «ка­ме­нев­ца­ми», бо­лее ле­вые фор­ми­ро­ва­лись бы во­круг Троц­ко­го, но у него не бы­ло та­ко­го ор­га­ни­за­ци­он­но­го по­тен­ци­а­ла.

В ито­ге мог­ло бы сфор­ми­ро­вать­ся мно­го­пар­тий­ное ле­вое пра­ви­тель­ство во гла­ве с Чер­но­вым, на­при­мер ( Вик­тор Чер­нов — один из ос­но­ва­те­лей пар­тии со­ци­а­ли­стов-ре­во­лю­ци­о­не­ров (эсе­ров). — «Из­ве­стия» ). И при­ве­сти к ва­ри­ан­ту «швед­ско­го со­ци­а­лиз­ма» с се­рьез­ны­ми со­ци­аль­ны­ми пре­об­ра­зо­ва­ни­я­ми. Но не факт, что ре­во­лю­ци­о­не­ры смог­ли бы удер­жать­ся. И Рос­сия со сво­и­ми силь­ны­ми на­ци­о­на­ли­сти­че­ски­ми ин­стинк­та­ми вполне мог­ла ро­дить сво­е­го Гит­ле­ра. К мо­мен­ту же вы­стре­ла Фан­ни Ка­план в 1918 го­ду Ленин уже вы­стро­ил мо­дель, и она ра­бо­та­ла да­же без него. Он за­пу­стил ме­ха­низм и рас­ста­вил фи­гу­ры. Он был же­сток? Им же под­пи­сы­ва­лись рас­стрель­ные спис­ки, был раз­вер­нут крас­ный тер­рор.

Он был хо­ло­ден и рав­но­ду­шен к судь­бам лю­дей. Ему не нра­ви­лись рас­стре­лы, но он от­но­сил­ся к ним тех­но­ло­ги­че­ски: сво­им ме­ха­ни­сти­че­ским умом Ленин при­шел к вы­во­ду, что для стро­и­тель­ства его мо­де­ли, ко­то­рая ре­шит все про­бле­мы че­ло­ве­че­ства, нуж­ны рас­стре­лы, пря­мо об этом го­во­рил. Ко­гда по­шли по­ли­ти­че­ские ин­три­ги, бы­ли пред­ло­же­ния са­жать оп­по­нен­тов, на что Ленин воз­ра­зил, что в усло­ви­ях граж­дан­ской вой­ны это бес­смыс­лен­но. Он был че­ло­ве­ком про­све­ще­ния с точ­ки зре­ния фран­цуз­ской ре­во­лю­ции, сто­рон­ни­ком про­стых и ра­ци­о­наль­ных ре­ше­ний.

Алек­сандр Шу­бин счи­та­ет, что Ленин был че­ло­ве­ком и оба­я­тель­ным, и тя­же­лым в об­ще­нии | ТАСС | Ан­вар Га­ле­ев

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.