Рос­сий­ские преступники ста­ли стар­ше и об­ра­зо­ван­нее

Izvestia - - ОБЩЕСТВО - Валерия Но­дель­ман

ВРос­сии с 2010 го­да на 19% со­кра­ти­лась пре­ступ­ность. За этот пе­ри­од пре­тер­пел из­ме­не­ния и со­ци­аль­ный порт­рет на­ру­ши­те­ля за­ко­на: по дан­ным Ген­про­ку­ра­ту­ры, по­вы­си­лись его уро­вень об­ра­зо­ва­ния и воз­раст. До­ля лю­дей с выс­шим образованием сре­ди пре­ступ­ни­ков — пред­ста­ви­те­лей силь­но­го по­ла уве­ли­чи­лась на 3%, со сред­ним про­фес­си­о­наль­ным — на 6,5%. До­ля мо­ло­де­жи со­кра­ти­лась, а лю­дей сред­не­го и стар­ше­го воз­рас­та вы­рос­ла: 30– 49-лет­них — на 8%, тех, ко­му за 50, — на 2%.

В порт­ре­те рос­сий­ской пре­ступ­но­сти, от­сле­жи­ва­е­мом Ге­не­раль­ной про­ку­ра­ту­рой РФ, прак­ти­че­ски не ме­ня­ют­ся дан­ные о при­над­леж­но­сти к по­лу и граж­дан­ству: и в 2010, и в 2016 го­ду боль­шин­ство пре­ступ­ле­ний со­вер­ши­ли муж­чи­ны, сре­ди ко­то­рых пре­об­ла­да­ли граж­дане Рос­сии (96,37% от всех пре­ступ­ни­ков муж­ско­го по­ла). Со­ци­аль­ный со­став кри­ми­наль­ной сфе­ры то­же вполне ста­би­лен: на­ру­ша­ют за­кон в ос­нов­ном ли­ца без по­сто­ян­ных ис­точ­ни­ков до­хо­да (65– 68%), на вто­ром ме­сте — на­ем­ные ра­бот­ни­ки (18– 21%), на тре­тьем — уча­щи­е­ся и сту­ден­ты (5–7%).

А вот уро­вень об­ра­зо­ва­ния пре­ступ­ни­ков из­ме­нил­ся. Хо­тя до­ля муж­чин с непол­ным сред­ним образованием, на­ру­шив­ших за­кон, по-преж­не­му пре­вы­ша­ет по­ка­за­те­ли каж­дой из трех дру­гих ка­те­го­рий (пре­ступ­ни­ков со школь­ным ат­те­ста­том, с до­ку­мен­том о сред­нем про­фес­си­о­наль­ном и выс­шем об­ра­зо­ва­нии), их чис­ло и удель­ный вес все же умень­ши­лись: в 2010 го­ду необ­ра­зо­ван­ных пре­ступ­ни­ков бы­ло 386 тыс. че­ло­век (42% от об­ще­го чис­ла пра­во­на­ру­ши­те­лей муж­ско­го по­ла), а в 2016-м — 366 тыс. че­ло­век (38%).

— Устой­чи­вое пре­об­ла­да­ние ма­ло­об­ра­зо­ван­ных пре­ступ­ни­ков мож­но объ­яс­нить тем, что ос­нов­ную часть пре­ступ­ле­ний по-преж­не­му со­став­ля­ют кра­жи. Это са­мый при­ми­тив­ный, не тре­бу­ю­щий боль­шой ква­ли­фи­ка­ции спо­соб неза­кон­но обо­га­тить­ся, — по­яс­нил «Из­ве­сти­ям » зав­сек­то­ром уго­лов­но­го пра­ва, кри­ми­но­ло­гии и про­блем пра­во­су­дия Ин­сти­ту­та го­су­дар­ства и пра­ва РАН Сер­гей Мак­си­мов.

По дан­ным Ген­про­ку­ра­ту­ры, воз­рос­ли по­ка­за­те­ли пре­ступ­но­сти сре­ди граж­дан со сред­ним про­фес­си­о­наль­ным образованием: с 227 тыс. че­ло­век (25% от об­ще­го чис­ла муж­чин- пре­ступ­ни­ков) до 306 тыс. че­ло­век (32%). В кри­ми­наль­ной ста­ти­сти­ке 2016 го­да ока­за­лось мно­го лю­дей с выс­шим образованием — по­чти 88 тыс. (9%). Для срав­не­ния — в 2010-м на­счи­ты­ва­лось 57,5 тыс. пре­ступ­ни­ков с ву­зов­ски­ми ди­пло­ма­ми (6%).

Экс­пер­ты счи­та­ют, что на со­ци­аль­ном порт­ре­те пре­ступ­но­сти от­ра­зи­лась си­ту­а­ция с до­ступ­но­стью об­ра­зо­ва­ния в стране.

— У нас выс­шее обра­зо­ва­ние ста­но­вит­ся все бо­лее до­ступ­ным, — ска­зал ви­це-пре­зи­дент Рос­сий­ской кри­ми­но­ло­ги­че­ской ас­со­ци­а­ции, про­фес­сор Игорь Сун­ди­ев. — Обра­зо­ван­ной мо­ло­де­жи сей­час очень мно­го, осо­бен­но в круп­ных го­ро­дах, где ча­ше все­го и со­вер­ша­ют­ся пре­ступ­ле­ния.

По ста­ти­сти­ке Ген­про­ку­ра­ту­ры, сто­ли­ца от­ли­ча­ет­ся мак­си­маль­ным чис­лом пре­ступ­ни­ков с ву­зов­ски­ми ди­пло­ма­ми — 19% от всех сто­лич­ных пра­во­на­ру­ши­те­лей (7 тыс. че­ло­век). В дру­гих ре­ги­о­нах этот по­ка­за­тель в три-че­ты­ре ра­за мень­ше.

Сер­гей Мак­си­мов от­ме­тил, что сей­час выс­шее обра­зо­ва­ние мож­но по­лу­чить за от­но­си­тель­но неболь­шую пла- ту. Та­кой воз­мож­но­сти не бы­ло еще 20–30 лет на­зад.

— Бо­лее вы­со­кий уро­вень об­ра­зо­ва­ния поз­во­ля­ет вы­брать тот спо­соб со­вер­ше­ния пре­ступ­ле­ния, ко­то­рый да­ет наи­боль­ший до­ход. Че­ло­век с выс­шим образованием не бу­дет совершать кражу — он совершит мо­шен­ни­че­ство, — счи­та­ет экс­перт.

Та­ко­го же мне­ния при­дер­жи­ва­ет­ся кри­ми­но­лог, док­тор юри­ди­че­ских на­ук, про­фес­сор Яков Ги­лин­ский. По его сло­вам, непре­рыв­ный рост уров­ня об­ра­зо­ва­ния сре­ди на­се­ле­ния в це­лом ска­зы­ва­ет­ся и на пре­ступ­ной сре­де. Это при­во­дит к то­му, что су­ще­ствен­но сни­жа­ет­ся ста­ти­сти­ка по ос­нов­ным ви­дам улич­ной пре­ступ­но­сти — убий­ствам, гра­бе­жам, кра­жам, раз­бою, из­на­си­ло­ва­ни­ям, при­чи­не­нию тяж­ко­го вре­да здо­ро­вью и т. д. А вот так на­зы­ва­е­мая бе­ло­во­рот­нич­ко­вая пре­ступ­ность оста­ет­ся на преж­нем уровне или рас­тет.

Од­на­ко зав­ка­фед­рой ос­нов пра­во­охра­ни­тель­ной де­я­тель­но­сти РАНХиГС Алек­сандр Ро­ма­нов счи­та­ет, что рост чис­ла об­ра­зо­ван­ных пре­ступ­ни­ков го­во­рит ско­рее не о по­вы­ше­нии об­ра­зо­ва­тель­но­го уров­ня кри­ми­наль­ной сфе­ры, а о по­ни­же­нии ка­че­ства об­ра­зо­ва­ния.

— Умень­ше­ние в Рос­сии до­ли лю­дей со сред­ним образованием и рост чис­ла граж­дан с выс­шим образованием при­ве­ли к сво­е­го ро­да де­валь­ва­ции выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния, — от­ме­тил экс­перт. — Оно ста­ло бо­лее де­мо­кра­тич­ным, но по­те­ря­ло свою со­ци­аль­ную цен­ность. Рань­ше выс­шее обра­зо­ва­ние озна­ча­ло опре­де­лен­ное со­ци­аль­ное по­ло­же­ние. Те­перь оно ни­че­го не обо­зна­ча­ет, ка­че­ствен­но­го скач­ка в уровне жиз­ни вы­пуск­ни­ка ву­за не про­ис­хо­дит. Его со­ци­аль­ное и куль­тур­ное раз­ви­тие оста­ют­ся на низ­ком уровне.

К 2016 го­ду до­ля пре­ступ­ни­ков зре­ло­го воз­рас­та (стар­ше 30 лет) ста­ла пре­об­ла­дать над до­лей юных и мо­ло­дых на­ру­ши­те­лей за­ко­на. В 2010-м пе­ре­вес был в сто­ро­ну мо­ло­де­жи.

Ста­ти­сти­ка пре­ступ­но­сти от­ра­жа­ет де­мо­гра­фи­че­ские про­цес­сы в стране, счи­та­ет Алек­сандр Ро­ма­нов. До­ля мо­ло­де­жи сре­ди на­се­ле­ния из­ме­ни­лась так же, как и в пре­ступ­ной сре­де. Но в аб­со­лют­ном вы­ра­же­нии ко­ли­че­ствен­ных из­ме­не­ний в воз­раст­ных груп­пах пре­ступ­ни­ков не про­изо­шло.

Фор­ми­ро­ва­нию кри­ми­наль­ных на­клон­но­стей граж­дан, во­шед­ших сей­час в зре­лый воз­раст, спо­соб­ство­ва­ло то об­сто­я­тель­ство, что их юность по­па­ла на неспо­кой­ные 1990-е го­ды, по­яс­нил «Из­ве­сти­ям » Игорь Сун­ди­ев.

Еще од­ним фак­то­ром, вли­я­ю­щим на воз­раст­ной порт­рет пре­ступ­но­сти, экс­пер­ты на­зы­ва­ют труд­но­сти с адап­та­ци­ей стар­ше­го по­ко­ле­ния к со­вре­мен­ным ре­а­ли­ям.

— Те, кто по­лу­чал обра­зо­ва­ние от­но­си­тель­но не­дав­но, при­спо­соб­ле­ны к ны­неш­ним усло­ви­ям. Они боль­ше мо­ти­ви­ро­ва­ны на то, что­бы за­ра­ба­ты­вать тру­дом. Граж­дане, ко­то­рым сей­час боль­ше 30 лет, учи­лись со­всем в дру­гой об­ста­нов­ке и, на­до по­ла­гать, ис­пы­ты­ва­ли боль­ше труд­но­стей в по­ис­ках до­стой­но­го за­кон­но­го за­ра­бот­ка, — от­ме­тил Сер­гей Мак­си­мов.

Экс­пер­ты не счи­та­ют, что сни­же­ние ста­ти­сти­ки пре­ступ­ле­ний, со­вер­шен­ных мо­ло­де­жью, го­во­рит о ее де­кри­ми­на­ли­за­ции или ка­че­стве ра­бо­ты пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов. По их мне­нию, оно ско­рее сви­де­тель­ству­ет о несо­вер­шен­стве ме­то­ди­ки ста­ти­сти­че­ско­го уче­та.

— Сей­час ста­ти­сти­ка не мо­жет со­здать ре­аль­ную кар­ти­ну пре­ступ­но­сти. Она де­мон­стри­ру­ет ис­ка­же­ние пра­во­охра­ни­тель­ной ре­ак­ции, — по­яс­нил про­фес­сор-кри­ми­но­лог Се­мен Ле­бе­дев. — Про­стой при­мер — пре­ступ­ность несо­вер­шен­но­лет­них, ко­то­рая сни­жа­ет­ся еже­год­но в гео­мет­ри­че­ской про­грес­сии. Та­ки­ми тем­па­ми она че­рез де­сять лет во­об­ще ис­чез­нет. Пра­во­охра­ни­те­ли ру­ко­пле­щут. А тем вре­ме­нем вся пре­ступ­ность несо­вер­шен­но­лет­них по­сте­пен­но пе­ре­ме­ща­ет­ся в вир­ту­аль­ное про­стран­ство.

Се­мен Ле­бе­дев от­ме­тил, что пре­се­че­ни­ем ки­бер­пре­ступ­но­сти за­ни­ма­ют­ся в ос­нов­ном ком­мер­че­ские струк­ту­ры. На­при­мер, Ла­бо­ра­то­рия Кас­пер­ско­го еже­днев­но по Рос­сии вы­яв­ля­ет бо­лее 120 тыс. ки­бе­р­атак. А ра­бо­та пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов в этой об­ла­сти не так эф­фек­тив­на — по ки­бер­пре­ступ­ле­ни­ям воз­буж­да­ют­ся еди­ни­цы уго­лов­ных дел.

С мне­ни­ем кол­ле­ги со­гла­сен Яков Ги­лин­ский.

— Улич­ная пре­ступ­ность пре­вра­ти­лась в ки­бер­пре­ступ­ность, ко­то­рая вы­со­ко­ла­тент­на. Кол­ле­ги в Гер­ма­нии под­счи­та­ли, что сред­няя рас­кры­ва­е­мость обыч­но­го пре­ступ­ле­ния — 46%, а ки­бер­пре­ступ­ле­ния — око­ло 4%, — ска­зал экс­перт.

Экс­пер­ты так­же от­ме­ча­ют, что ди­на­ми­ка пре­ступ­но­сти — это об­ще­ми­ро­вое яв­ле­ние. Она раз­ви­ва­ет­ся вол­но­об­раз­но, по сво­им соб­ствен­ным за­ко­нам. Во всем ми­ре, вклю­чая Рос­сию, с 1950-х го­дов до кон­ца 1990-х пре­ступ­ность рос­ла, а с кон­ца 1990-х до на­ча­ла 2000-х сни­жа­лась.

БО­ЛЕЕ ВЫ­СО­КИЙ ” УРО­ВЕНЬ ОБРАЗО ВАНИЯ ПОЗ­ВО­ЛЯ­ЕТ ВЫ­БРАТЬ ТОТ СПО­СОБ СО­ВЕР­ШЕ­НИЯ ПРЕ­СТУП­ЛЕ­НИЯ, КО­ТО­РЫЙ ДА­ЕТ НАИ­БОЛЬ­ШИЙ ДО­ХОД. ЧЕ­ЛО­ВЕК С ВЫС­ШИМ ОБРАЗОВАНИЕМ НЕ БУ­ДЕТ СОВЕРШАТЬ КРАЖУ  ОН СОВЕРШИТ МО­ШЕН­НИ­ЧЕ­СТВО

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.