Го­во­рит и по­ка­зы­ва­ет YouTube

Izvestia - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Де­нис Те­ре­хов

Экс­перт по ин­тер­нет-ком­му­ни­ка­ци­ям Де­нис Те­ре­хов — о воз­рас­та­ю­щей ро­ли по­ли­ти­че­ских пло­ща­док в ин­тер­не­те

Мой со­сед по да­че счи­та­ет, что пись­мен­ная речь как спо­соб ком­му­ни­ка­ции ис­чез­нет еще при на­шей жиз­ни, в бли­жай­шие 20–30 лет. Нет, бук­вы, ко­неч­но, оста­нут­ся, про­сто мы ими бу­дем поль­зо­вать­ся ре­же, от­да­вая пред­по­чте­ния зву­кам и кар­тин­кам. Я бы пошел даль­ше с ви­зи­о­нер­ски­ми за­яв­ле­ни­я­ми. Уже в этом из­би­ра­тель­ном цик­ле (2017– 2018) мы бу­дем ча­ще ви­деть и слы­шать кан­ди­да­тов, чем чи­тать.

То, что сей­час про­ис­хо­дит да­же со сред­не­про­дви­ну­тым рос­сий­ским поль­зо­ва­те­лем ин­тер­не­та, на­зы­ва­ет­ся « за­хлеб­ну­лись в ин­фор­ма­ции ». Мне это на­по­ми­на­ет са­ти­ри­че­ские кар­тин­ки из со­вет­ско­го жур­на­ла «Кро­ко­дил ». Ко­гда ал­ко­го­лик па­да­ет в ци­стер­ну с ме­ди­цин­ским спир­том и не по­ни­ма­ет, то ли ему ра­до­вать­ся объ­е­му ал­ко­го­ля, то ли пе­ча­лить­ся, что в любом слу­чае он в нем уто­нет. Точ­но так же и мы, не ду­мая об ин­фор­ма­ци­он­ном по­хме­лье, при­ни­ма­ем в се­бя все боль­ше и боль­ше но­во­стей, «ме­ма­си­ков », кар­ти­но­чек и ви­дю­ше­чек.

Ко­лос­саль­ная кон­ку­рен­ция ин­фор­ма­ци­он­ных по­то­ков в со­ци­аль­ных се­тях при­во­дит к то­му, что брен­ды (не важ­но, это ком­мер­че­ские ком­па­нии или по­ли­ти­че­ские де­я­те­ли) бо­рют­ся уже да­же не за до­не­се­ние тем и смыс­лов до сво­ей це­ле­вой ауди­то­рии, а хо­тя бы за пра­во быть ею за­ме­чен­ны­ми. Еще три го­да на­зад ста­ло по­нят­но, что клас­си­че­ский длин­ный текст, или, как его по­мод­но­му на­зы­ва­ют жур­на­ли­сты, лон­грид, спо­со­бен про­чи­тать толь­ко его ав­тор, мак­си­мум дру­зья ав­то­ра. Ско­ро ста со­ро­ка зна­ков в Twitter бу­дет мно­го.

Мой глав­ный кон­суль­тант по ак­ту­аль­ным трен­дам в со­ци­аль­ных ме­диа — де­вя­ти­лет­няя уче­ни­ца тре­тье­го клас­са од­ной под­мос­ков­ной шко­лы Ана­ста­сия Де­ни­сов­на Те­ре­хо­ва счи­та­ет, что «ВКон­так­те » — это та­кой же мес­сен­джер, как «Вот­сап » или «Вай­бер», толь­ко в нем еще есть бес­плат­ная музыка. У нее нет ак­ка­ун­та в этой со­ци­аль­ной се­ти (по край­ней ме­ре я на это на­де­юсь), ей об этом рас­ска­за­ли ее взрос­лые 12-лет­ние по­дру­ги. Я не знаю на­вер­ня­ка, что ду­ма­ют 18–20-лет­ние маль­чи­ки и де­воч­ки про став­шие уже клас­си­че­ски­ми со­ци­аль­ные се­ти, но то, что они для них не дис­кус­си­он­ная пло­щад­ка, — это точ­но.

Я знаком с пу­га­ю­щей ста­ти­сти­кой, что в рос­сий­ских со­ци­аль­ных се­тях толь­ко 5% пуб­ли­ка­ций ори­ги­наль­ные. Все осталь­ное — пе­ре­по­сты чу­жих со­об­ще­ний, мыс­лей и кар­ти­нок. Там ни­кто уже ни с кем не раз­го­ва­ри­ва­ет. Ска­жу вам боль­ше: там уже, ка­жет­ся, ра­зу­чи­лись раз­го­ва­ри­вать. Я окон­ча­тель­но утра­тил ве­ру в мо­ло­дое по­ко­ле­ние, ко­гда узнал о су­ще­ство­ва­нии сай­та «Ста­ту­сы для «ВКон­так­те ». Нуж­но зай­ти, вы­брать пол, жиз­нен­ную си­ту­а­цию, на­жать кноп­ку и по­лу­чить текст из се­рии: «Ме­ня слож­но най­ти, но лег­ко по­те­рять ». По­том это нуж­но ско­пи­ро­вать к се­бе на стра­ни­цу и ждать по­пу­ляр­но­сти.

Ду­маю, что глав­ная бит­ва за лай­ки и го­ло­са бу­дет про­ис­хо­дить на двух пло­щад­ках. И обе они не рос­сий­ские, а меж­ду­на­род­ные. Это Instagram и YouTube. Пер­вый при­шел на смену глян­це­вым жур­на­лам. Имен­но из «Ин­сты » де­воч­ки узна­ют, как на­до оде­вать­ся, ку­да мод­но хо­дить, где са­мые за­вид­ные же­ни­хи. Что-то мне под­ска­зы­ва­ет, что до мар­та 2018 го­да в этой кар­ти­ноч­ной со­ци­аль­ной се­ти по­явит­ся нема­ло ак­ка­ун­тов от­фо­то­шоп­лен­ных муж­чин с пи­джа­ка­ми, за­бро­шен­ны­ми за ле­вое (или пра­вое) пле­чо. Не удив­ляй­тесь, ко­гда на смену бес­ко­неч­ным ма­га­зи­нам мод­ной одеж­ды за пол­то­ры ты­ся­чи руб­лей при­дут по­ли­ти­че­ские про­фи­ли, ко­то­рым бу­дут нра­вить­ся фо­то ва­ших де­тей, со­бак и да­же еды в на­деж­де на вза­им­ный лайк, шер и в ко­неч­ном сче­те го­лос.

То­по­вые рос­сий­ские ви­де­об­ло­ге­ры вро­де Ива­на Гая или Са­ши Спил­берг, каж­дый ро­лик ко­то­рых по охва­ту мо­жет срав­нить­ся с са­мы­ми по­пу­ляр­ны­ми те­ле­шоу фе­де­раль­ных те­ле­ка­на­лов, ста­ли при­ме­ром для под­ра­жа­ния и для на­ших по­ли­ти­ков. Ни­кто уже не пи­шет и не вы­кла­ды­ва­ет на сай­те «по­лот­на» с фо­то­гра­фи­я­ми, скрин­шо­та­ми до­ку­мен­тов и т. д. и т. п. При­ня­тый те­перь фор­мат — 10–15-ми­нут­ный фильм вполне те­ле­ви­зи­он­но­го уров­ня про­из­вод­ства, в ко­то­ром нам по­дроб­но рас­ска­жут, кто прав, кто ви­но­ват, а глав­ное, кто кан­ди­дат, у ко­то­ро­го са­мый боль­шой ман­дат.

Са­мое по­пу­ляр­ное со­об­ще­ство во «ВКон­так­те » — MDK, еще два месяца на­зад спе­ци­а­ли­зи­ро­вав­ше­е­ся на шут­ках для под­рост­ко­вой ауди­то­рии, вне­зап­но ста­ло пло­щад­кой для дис­кус­сии о граж­дан­ских сво­бо­дах. Сов­па­де­ние? Не ду­маю! В об­щем, очень хо­чет­ся за­по­стить мем с Ро­бер­том Да­у­ни-млад­шим, за­ка­ты­ва­ю­щим гла­за, и под­пи­сью: «Ой... всё...»

Где-то ме­сяц на­зад мы вы­яс­ни­ли, что меж­ду на­ми та­ет лед. В бли­жай­шие несколь­ко ме­ся­цев мы долж­ны быть го­то­вы к то­му, что меж­ду на­ми нач­нут та­ять еще и ил­лю­зии. Счи­та­ет­ся, что кош­ки не зна­ют ме­ры в еде, сколь­ко им по­ло­жить, столь­ко и съе­дят. По­ли­ти­ки ча­сто так же от­но­сят­ся к из­би­ра­те­лям, по­ла­гая, что в их го­ло­вы по­ме­стит­ся столь­ко элек­то­раль­но­го кре­а­ти­ва, на­сколь­ко хва­ти­ло бюд­же­та шта­ба. Это ошиб­ка. Хо­тя и го­во­рят, что мы ис­поль­зу­ем мозг все­го на 5–7%, за­пи­хать в него слиш­ком мно­го ак­ту­аль­ной аги­та­ции не по­лу­чит­ся. Меж­ду на­ми мо­гут на­чать та­ять уже моз­ги. Впро­чем, до это­го, ду­маю, не дой­дет. Мы где-то с 1996 го­да го­ло­су­ем не серд­цем.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.