Тор­го­вая вой­на с боль­ши­ми по­след­стви­я­ми

Izvestia - - Первая страница -

По­ли­то­лог Ва­си­лий Ка­шин — о неиз­беж­но­сти эко­но­ми­че­ской на­пря­жен­но­сти меж­ду Ки­та­ем и США

Начавшаяся меж­ду США и КНР тор­го­вая вой­на (стра­ны вве­ли обо­юд­ные тор­го­вые по­шли­ны) ед­ва ли за­кон­чит­ся быст­ро. Кон­фликт та­ко­го мас­шта­ба, ра­зу­ме­ет­ся, вы­гля­дит устра­ша­ю­ще, по­это­му нас ждут фа­зы его эс­ка­ла­ции и де­эс­ка­ла­ции, ко­гда бу­дет со­зда­вать­ся ви­ди­мость воз­мож­но­го ком­про­мис­са или да­же вре­мен­ный ком­про­мисс бу­дет до­сти­гать­ся. Но при­чи­ны тор­го­вой вой­ны но­сят фун­да­мен­таль­ный ха­рак­тер и бы­ли яс­ны еще до прихода к вла­сти в США ны­неш­ней ад­ми­ни­стра­ции. Свое­об­раз­ная ма­не­ра ве­де­ния дел со сто­ро­ны До­наль­да Трам­па вли­я­ет на аме­ри­кан­скую так­ти­ку ве­де­ния этой вой­ны, но ма­ло что ме­ня­ет по су­ти. Кон­фликт, ес­ли он при­мет дол­го­сроч­ный ха­рак­тер (а это наи­бо­лее ве­ро­ят­но), мо­жет по­ро­дить кри­зис, ко­то­рый ока­жет се­рьез­ное транс­фор­ми­ру­ю­щее вли­я­ние на ми­ро­вую по­ли­ти­ку и эко­но­ми­ку.

Россия мо­жет по­стра­дать от воз­мож­ных в крат­ко­сроч­ной пер­спек­ти­ве гло­баль­ных эко­но­ми­че­ских по­тря­се­ний, в слу­чае ес­ли по­след­ствия аме­ри­ка­но-ки­тай­ской тор­го­вой вой­ны от­ра­зят­ся на це­нах на нефть. Но в це­лом этот кон­фликт весь­ма по­ле­зен для Рос­сии и дол­жен рас­смат­ри­вать­ся как важ­ная стра­те­ги­че­ская воз­мож­ность. Кри­зис поз­во­лит уско­рить ди­вер­си­фи­ка­цию экс­пор­та в КНР рос­сий­ской неэнер­ге­ти­че­ской про­дук­ции. Он мо­жет до­пол­ни­тель­но уси­лить ин­те­рес ки­тай­цев к ря­ду воз­мож­ных на­прав­ле­ний на­уч­но­тех­ни­че­ско­го и про­мыш­лен­но­го со­труд­ни­че­ства с РФ там, где ко­опе­ра­ция с За­па­дом мо­жет столк­нуть­ся с но­вы­ми ограничениями (авиа­ци­он­ная про­мыш­лен­ность, атом­ная про­мыш­лен­ность, космос, ин­фор­ма­ци­он­ные тех­но­ло­гии и то­му по­доб­ное).

Аме­ри­ка­но-ки­тай­ский дис­ба­ланс в тор­гов­ле яв­ля­ет­ся в ре­аль­но­сти вто­ро­сте­пен­ной при­чи­ной на­чав­шей­ся тор­го­вой вой­ны. По­сколь­ку дву­сто­рон­няя тор­гов­ля то­ва­ра­ми — лишь часть аме­ри­ка­но-ки­тай­ских от­но­ше­ний, пусть и важ­ная. Дру­гая со­став­ля­ю­щая этих от­но­ше­ний — на­при­мер, при­сут­ствие в Ки­тае аме­ри­кан­ско­го транс­на­ци­о­наль­но­го биз­не­са и взра­щи­ва­ние ана­ло­гич­ных гло­баль­ных ком­па­ний — на­ци­о­наль­ных чем­пи­о­нов в Ки­тае. Толь­ко 20 круп­ней­ших аме­ри­кан­ских ком­па­ний, при­сут­ству­ю­щих в Ки­тае, по­лу­чи­ли там в 2017 го­ду вы­руч­ку в $158 млрд. США име­ли зна­чи­тель­ное ($38 млрд в 2017 го­ду) по­ло­жи­тель­ное саль­до в тор­гов­ле услу­га­ми с КНР.

Не ме­нее важ­ны по­пыт­ки Ки­тая вклю­чить­ся в тех­но­ло­ги­че­скую гон­ку по ря­ду пер­спек­тив­ных на­прав­ле­ний — на­при­мер, кван­то­вые тех­но­ло­гии, тех­но­ло­гии свя­зи 5G и ис­кус­ствен­но­го ин­тел­лек­та. За счет ги­гант­ской мо­би­ли­за­ции ре­сур­сов в на­ци­о­наль­ном мас­шта­бе КНР рас­счи­ты­ва­ет стать тех­но­ло­ги­че­ским ли­де­ром по этим на­прав­ле­ни­ям. Тех­ни­че­ское пер­вен­ство в этих бур­но раз­ви­ва­ю­щих­ся от­рас­лях да­ет, в свою оче­редь, воз­мож­ность иг­рать главную роль при вы­ра­бот­ке со­от­вет­ству­ю­щих тех­ни­че­ских стан­дар­тов.

Кон­фликт был неиз­бе­жен из-за несов­ме­сти­мо­сти дол­го­сроч­ных це­лей и мо­де­лей раз­ви­тия двух стран. Вре­ме­на вза­и­мо­до­пол­ня­е­мо­сти, ко­гда Ки­тай раз­ви­вал­ся за счет по­став­ки низ­ко­тех­но­ло­гич­ной и тру­до­ем­кой про­дук­ции, а так­же сы­рья на рын­ки раз­ви­тых стран про­шли. КНР ис­поль­зу­ет пре­иму­ще­ства сво­ей по­ли­ти­че­ской и эко­но­ми­че­ской си­сте­мы для рыв­ка вверх в це­поч­ках сто­и­мо­сти, скуп­ки тех­но­ло­гий, ис­точ­ни­ков сы­рья и ми­ро­вых брен­дов и за­хва­та рын­ков. Эта экс­пан­сия фи­нан­си­ру­ет­ся за счет мо­би­ли­за­ции ре­сур­сов круп­ней­шей (по па­ри­те­ту по­ку­па­тель­ной спо­соб­но­сти) эко­но­ми­ки ми­ра и огром­ных на­коп­ле­ний, воз­ник­ших за де­ся­ти­ле­тия быст­ро­го эко­но­ми­че­ско­го ро­ста.

Мно­гие из этих со­став­ля­ю­щих ки­тай­ской по­ли­ти­ки раз­ви­тия бы­ли яс­но вид­ны еще с кон­ца 1990-х. Ра­нее они не вы­зы­ва­ли столь ре­ши­тель­ной реакции США по несколь­ким при­чи­нам. Во-пер­вых, до на­ча­ла 2010-х в Со­еди­нен­ных Шта­тах пре­об­ла­да­ла идео­ло­ги­че­ская ве­ра в неиз­беж­ную в пер­спек­ти­ве транс­фор­ма­цию ки­тай­ско­го ре­жи­ма, в ре­зуль­та­те ко­то­рой там бу­дет уста­нов­ле­на де­мо­кра­тия, а внеш­не­по­ли­ти­че­ские амбиции и спо­соб­ность к ре­а­ли­за­ции су­пер­про­ек­тов бу­дут утра­че­ны. Во-вто­рых, вплоть до от­но­си­тель­но недав­не­го вре­ме­ни в ми­ре пре­об­ла­да­ли весь­ма пре­не­бре­жи­тель­ные оцен­ки ки­тай­ско­го по­тен­ци­а­ла в наи­бо­лее пер­спек­тив­ных на­прав­ле­ни­ях на­у­ки и тех­ни­ки — не ве­ри­ли, что у ки­тай­цев мо­жет по­лу­чить­ся. В-тре­тьих, США слиш­ком дол­го бы­ли ско­ва­ны сво­и­ми аван­тю­ра­ми на Ближ­нем Во­сто­ке и в Аф­га­ни­стане, а за­тем и по­пыт­ка­ми вы­ра­бо­тать ре­ак­цию на по­след­ствия укра­ин­ско­го кри­зи­са и ло­ка­ли­зо­вать крайне опас­ную про­бле­му ядер­ной про­грам­мы КНДР.

К на­сто­я­ще­му вре­ме­ни у США утра­че­ны ил­лю­зии, что ки­тай­ская про­бле­ма «ре­шит­ся са­ма». От­но­ше­ния с Рос­си­ей пе­ре­шли в рус­ло вя­ло­те­ку­щей кон­фрон­та­ции — нет ос­но­ва­ний ожи­дать в этой сфе­ре ни се­рьез­но­го про­грес­са, ни рез­кой эс­ка­ла­ции, ко­то­рая не от­ве­ча­ет ин­те­ре­сам ни од­ной из сто­рон. ИГИЛ (ор­га­ни­за­ция, за­пре­щен­ная в РФ. — «Из­ве­стия») раз­гром­ле­на. Ядер­ная про­бле­ма КНДР, ве­ро­ят­но, бу­дет не ре­ше­на, но за­мо­ро­же­на бла­го­да­ря от­ка­зу Пхе­нья­на от но­вых ядер­ных ис­пы­та­ний и ис­пы­та­ний меж­кон­ти­нен­таль­ных ра­кет. Те­перь на до­лю Трам­па вы­па­да­ет ре­ше­ние глав­ной ми­ро­вой про­бле­мы, от ко­то­рой бу­дет за­ви­сеть по­ли­ти­че­ское и эко­но­ми­че­ское по­ло­же­ние США в ми­ре. Це­лью США яв­ля­ет­ся сло­мить Ки­тай и за­ста­вить его от­ка­зать­ся от по­пы­ток из­ме­нить свое ме­сто в ми­ро­вой си­сте­ме раз­де­ле­ния тру­да. Ес­ли это не по­лу­чит­ся, США при­дет­ся пе­рей­ти к жест­ко­му сдер­жи­ва­нию Ки­тая, вы­дав­ли­вая ки­тай­ские ком­па­нии с рын­ков, огра­ни­чи­вая их до­ступ к тех­но­ло­ги­ям, за­кры­вая им ин­ве­сти­ци­он­ные воз­мож­но­сти — все это в со­че­та­нии с эс­ка­ла­ци­ей во­ен­но-по­ли­ти­че­ско­го дав­ле­ния. Оформ­ле­ние это­го но­во­го кур­са рас­тя­нет­ся на го­ды, учи­ты­вая мас­шта­бы дву­сто­рон­них свя­зей, но их вектор, про­яв­ляв­ший­ся уже при прав­ле­нии Оба­мы, бу­дет со­хра­нять­ся.

| ТАСС | Артем Ива­нов

Дол­го­сроч­ные це­ли и мо­де­ли раз­ви­тия Ки­тая и США несов­ме­сти­мы

Ва­си­лий Ка­шин

Ве­ду­щий на­уч­ный со­труд­ник Ин­сти­ту­та Даль­не­го Во­сто­ка РАН

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.