«Мы бы пред­по­чли, что­бы санкций не бы­ло»

По­сол Бель­гии в РФ Жан-Ар­тур Ре­жи­бо — об уре­гу­ли­ро­ва­нии от­но­ше­ний с Рос­си­ей, рас­хо­дах НАТО и ми­гра­ции

Izvestia - - Первая страница - Ека­те­ри­на Пост­ни­ко­ва

Бель­гия и Ев­ро­пей­ский со­юз (ЕС) яв­ля­ют­ся сто­рон­ни­ка­ми по­ли­ти­че­ско­го диа­ло­га с Рос­си­ей по уре­гу­ли­ро­ва­нию си­ту­а­ции на Украине и счи­та­ют, что он по­мо­жет сто­ро­нам по­сте­пен­но вый­ти из ре­жи­ма санкций. Об этом в ин­тер­вью «Из­ве­сти­ям» за­явил по­сол Бель­гии в РФ Жан-Ар­тур Ре­жи­бо. В хо­де бе­се­ды ди­пло­мат та­к­же рас­ска­зал об ито­гах про­шед­ше­го саммита Ев­ро­со­ве­та в Брюс­се­ле, спор­ных во­про­сах с США и от­но­ше­ни­ях с Моск­вой.

Как Бель­гия оце­ни­ва­ет ре­зуль­та­ты саммита Ев­ро­пей­ско­го со­ве­та, ко­то­рый про­шел 28–29 июня в Брюс­се­ле?

Все стра­ны Ев­ро­со­ю­за при­шли к кон­сен­су­су, по­это­му мо­гу ска­зать, что сам­мит про­шел про­дук­тив­но. Тра­ди­ци­он­ная по­зи­ция Бель­гии за­клю­ча­ет­ся в том, что­бы ре­шать воз­ни­ка­ю­щие про­бле­мы сов­мест­ны­ми уси­ли­я­ми. Ито­го­вое ре­ше­ние мо­жет быть неиде­аль­ным, од­на­ко, с на­шей точ­ки зре­ния, са­мое важ­ное — сде­лать шаг впе­ред. Ко­неч­но, есть еще ве­щи, ко­то­рые стра­нам пред­сто­ит об­су­дить поз­же, но мы, оче­вид­но, про­дви­ну­лись даль­ше.

На этом сам­ми­те для нас хо­ро­шим зна­ком ста­ло то, что все стра­ны Ев­ро­пей­ско­го со­ю­за все-та­ки встре­ти­лись и об­су­ди­ли про­бле­мы, ре­шить ко­то­рые в оди­ноч­ку невоз­мож­но. Пред­ставь­те та­кую ма­лень­кую стра­ну, как Бель­гия: что мы мо­жем сде­лать по ча­сти кре­дит­но-денежной по­ли­ти­ки, по те­ме ми­гра­ции и по во­про­сам без­опас­но­сти? Уре­гу­ли­ро­вать эти во­про­сы са­мо­сто­я­тель­но мы не смо­жем, по­это­му мы ра­ту­ем за то, что­бы ра­бо­тать со­об­ща с на­ши­ми ев­ро­пей­ски­ми парт­не­ра­ми.

Ко­неч­но, все­гда хо­чет­ся най­ти ка­кое-ни­будь чу­до­дей­ствен­ное ре­ше­ние. Од­на­ко по­ли­ти­ка так не ра­бо­та­ет: здесь на­до об­суж­дать, убеж­дать друг дру­га и дви­гать­ся даль­ше. Вза­и­мо­дей­ствие в ЕС ре­а­ли­зу­ет­ся имен­но так. Од­ной из са­мых слож­ных тем это­го саммита ста­ла про­бле­ма ми­гра­ции. По клю­че­вым пунк­там, поз­во­ля­ю­щим бо­лее тща­тель­но кон­тро­ли­ро­вать при­то­ки бе­жен­цев в Ев­ро­пу, стра­ны при­шли к со­гла­ше­нию. Од­на­ко оста­лись во­про­сы, ко­то­рые еще пред­сто­ит ре­шить: так, ваш пре­мьер-ми­нистр Шарль Ми­шель под­черк­нул необ­хо­ди­мость ре­фор­ми­ро­вать Дуб­лин­ский ре­гла­мент (си­сте­му, со­глас­но ко­то­рой от­вет­ствен­ность за судь­бу ми­гран­тов не­сет стра­на, че­рез ко­то­рую они впер­вые въе­ха­ли на тер­ри­то­рию ЕС. — «Из­ве­стия»). Вы­ра­ба­ты­ва­ют­ся ли ка­кие-ни­будь но­вые под­хо­ды в этом на­прав­ле­нии и что пред­ла­га­ет Бель­гия?

По­зи­ция Бель­гии за­клю­ча­ет­ся в том, что­бы меж­ду все­ми стра­на­ми ЕС бы­ло за­клю­че­но об­ще­ев­ро­пей­ское со­гла­ше­ние. Тра­ди­ци­он­ный бель­гий­ский под­ход — оце­нить по­зи­ции ев­ро­пей­ских парт­не­ров и най­ти зо­ло­тую се­ре­ди­ну, что­бы по­том, вер­нув­шись в свои стра­ны, все мог­ли ска­зать: «Да, мы что-то при­об­ре­ли в ре­зуль­та­те», а не «Увы, на этот раз мы про­иг­ра­ли». В Бель­гии мы апел­ли­ру­ем тем, что на­зы­ва­ет­ся искусством ком­про­мис­са, и на­ша за­да­ча — вне­сти вклад в вы­ра­бот­ку ком­про­мис­са. Од­ним из та­ких ком­про­мисс­ных ре­ше­ний ста­ло со­зда­ние цен­тров для при­е­ма ми­гран­тов на тер­ри­то­рии ЕС. Од­на­ко та­к­же об­суж­да­лись идеи по стро­и­тель­ству ана­ло­гич­ных цен­тров и за пре­де­ла­ми Ев­ро­пы — в стра­нах, от­ку­да при­ез­жа­ют ми­гран­ты. По вто­ро­му на­прав­ле­нию кон­крет­ных ре­ше­ний при­ня­то не бы­ло. Есть ли чет­кие пла­ны по со­зда­нию та­ких струк­тур?

Я не знаю о кон­крет­ных пла­нах. Мо­гу толь­ко ска­зать, что мы не мо­жем ре­шать этот во­прос в оди­ноч­ку. Необ­хо­ди­мо ско­ор­ди­ни­ро­вать­ся с го­су­дар­ства­ми на юге Сре­ди­зем­но­мо­рья и за­клю­чить с ни­ми со­гла­ше­ния: мы не мо­жем про­сто взять и на­вя­зать им эти учре­жде­ния. Сна­ча­ла на­до по­го­во­рить с эти­ми го­су­дар­ства­ми и, ес­ли они со­гла­сят­ся сфор­ми­ро­вать та­кие цен­тры на сво­ей тер­ри­то­рии, ре­шить, как это мож­но ре­а­ли­зо­вать.

В ап­ре­ле 2018 го­да по ито­гам встре­чи с немец­ким канц­ле­ром Ан­ге­лой Мер­кель До­нальд Трамп за­явил, что «США опла­чи­ва­ют боль­шин­ство рас­хо­дов НАТО», и по­тре­бо­вал от дру­гих участ­ни­ков уве­ли­чить раз­мер их взно­сов в аль­янс. Как и его пред­ше­ствен­ник Ба­рак Оба­ма, До­нальд Трамп яв­ля­ет­ся сто­рон­ни­ком то­го, что­бы взно­сы всех участ­ни­ков бы­ли оди­на­ко­вы­ми. Как Бель­гия от­но­сит­ся к та­кой идее?

Здесь на­ше мне­ние от­ли­ча­ет­ся от идеи аме­ри­кан­ско­го ру­ко­вод­ства. Еще в 2014 го­ду бы­ло за­клю­че­но со­гла­ше­ние, со­глас­но ко­то­ро­му стра­ны альян­са долж­ны тра­тить на во­ен­ные рас­хо­ды не ме­нее 2% ВВП. Бель­гия под­пи­са­лась под этим обя­за­тель­ством. Но мы пре­крас­но по­ни­ма­ем, что этой циф­ры мы до­стиг­нем не че­рез год, и не че­рез два, и не че­рез три. У нас мно­же­ство важ­ных трат на ин­фра­струк­ту­ру, здравоохранение и дру­гие со­ци­аль­ные нуж­ды. При этом мы по­ни­ма­ем, что вно­сим свой вклад в безопасность альян­са и Ев­ро­со­ю­за.

Мож­но, ко­неч­но, об­суж­дать циф­ры — в этом плане мы аб­со­лют­но от­кры­ты, од­на­ко Бель­гия не счи­та­ет, что она долж­на тра­тить по­чти 4% ВВП на во­ен­ные рас­хо­ды альян­са, как это де­ла­ют США.

В ито­го­вом ком­мю­ни­ке Ев­ро­пей­ско­го со­ве­та та­к­же го­во­рит­ся об от­ве­те ЕС на аме­ри­кан­ские по­шли­ны на сталь и алю­ми­ний и о необ­хо­ди­мо­сти уси­лить ра­бо­ту ВТО. Го­су­дар­ства Ев­ро­со­ю­за на­равне с дру­ги­ми стра­на­ми, по­стра­дав­ши­ми от по­шлин США, по­да­ли иск в эту ор­га­ни­за­цию. Недав­но в СМИ по­яви­лась ин­фор­ма­ция о том, что в Шта­тах готовят за­ко­но­про­ект, ко­то­рый поз­во­лил бы им об­хо­дить нор­мы ВТО. Есть ли у ЕС аль­тер­на­тив­ные ме­ха­низ­мы на слу­чай, ес­ли США все же нач­нут иг­но­ри­ро­вать нор­мы ор­га­ни­за­ции?

Ни­ка­ких офи­ци­аль­ных но­во­стей о том, что США по­ки­нут ор­га­ни­за­цию, сей­час по­ка нет. Я об этом не знаю. В лю­бом слу­чае ре­ше­ние оста­ет­ся за ни­ми.

Оче­вид­но, что, ко­гда США ре­ши­ли вый­ти из Па­риж­ско­го со­гла­ше­ния по кли­ма­ту и разо­рва­ли со сво­ей сто­ро­ны ядер­ную сдел­ку с Ира­ном, мы, ев­ро­пей­цы, пря­мо ска­за­ли: «Нас это не устра­и­ва­ет, по­сколь­ку это не со­от­вет­ству­ет на­ше­му пред­став­ле­нию о том, как на­до вы­стра­и­вать меж­ду­на­род­ную по­ли­ти­ку». На­ша по­зи­ция — и я го­во­рю не толь­ко о Бель­гии — со­сто­ит в том, что, ко­гда воз­ни­ка­ет про­бле­ма, на­до са­дить­ся за стол пе­ре­го­во­ров и ее об­суж­дать. В этом и за­клю­ча­ет­ся мно­го­сто­рон­ний под­ход.

То же ка­са­ет­ся и дей­ствий США в тор­го­вой сфе­ре. Нам не нра­вит­ся, ко­гда Шта­ты в од­но­сто­рон­нем по­ряд­ке вво­дят до­пол­ни­тель­ные тор­го­вые по­шли­ны. По­это­му на сам­ми­те мы и ре­ши­ли вве­сти огра­ни­че­ния на аме­ри­кан­ские то­ва­ры и за­пу­стить про­це­ду­ру раз­би­ра­тель­ства в ВТО.

Что ка­са­ет­ся аль­тер­на­тив­ных ме­ха­низ­мов, то их сей­час до­воль­но мно­го. К со­жа­ле­нию, ра­бо­та ВТО в ка­кой-то сте­пе­ни за­бло­ки­ро­ва­на уже на про­тя­же­нии бо­лее чем 15 лет. В этой свя­зи, что­бы стра­ны — участ­ни­цы ор­га­ни­за­ции мог­ли дви­гать­ся даль­ше, они за­клю­ча­ют дву­сто­рон­ние со­гла­ше­ния. Ев­ро­со­юз имен­но так и по­сту­па­ет: недав­но, к при­ме­ру, мы за­клю­чи­ли дву­сто­рон­нее со­гла­ше­ние с Япо­ни­ей (в 2017 го­ду ЕС и Япо­ния до­стиг­ли до­го­во­рен­но­сти по со­гла­ше­нию о зоне сво­бод­ной тор­гов­ли. — «Из­ве­стия»). Дву­сто­рон­нее вза­и­мо­дей­ствие яв­ля­ет­ся хо­ро­шим ме­ха­низ­мом, что­бы за­щи­тить прин­ци­пы сво­бод­ной тор­гов­ли.

Во­про­су санкций в от­но­ше­нии Рос­сии на ми­нув­шей встре­че уде­ли­ли мень­ше вре­ме­ни, чем обыч­но. Тем не ме­нее Ев­ро­со­вет все же про­длил огра­ни­че­ния на пол­го­да. Мо­же­те объ­яс­нить, как санк­ции ска­за­лись на эко­но­ми­ке Бель­гии, и оце­нить убыт­ки?

Опре­де­лен­ной циф­ры у нас нет. Од­на­ко еще несколь­ко лет на­зад, ко­гда ЕС впер­вые вво­дил санк­ции, мы для се­бя ре­ши­ли сле­ду­ю­щее: ущерб, ко­то­рый мы на­но­сим са­ми се­бе и в ко­то­ром мы от­да­ем се­бе от­чет, дол­жен быть справедливо рас­пре­де­лен меж­ду все­ми стра­на­ми Ев­ро­со­ю­за.

Ко­неч­но, мы бы ско­рее пред­по­чли, что­бы санкций не бы­ло. Од­на­ко для их от­ме­ны на­до до­стичь по­ли­ти­че­ских до­го­во­рен­но­стей с Рос­си­ей. Имен­но ра­ди это­го в ян­ва­ре 2018 го­да наш пре­мьер-ми­нистр при­ез­жал в Моск­ву. За ним с той же це­лью в фев­ра­ле и июне РФ по­се­тил бель­гий­ский ми­нистр ино­стран­ных дел.

На­ша цель — это диа­лог. Мы го­во­рим: «Вот ва­ша по­зи­ция, вот на­ша — да­вай­те по­ду­ма­ем, как нам эти по­зи­ции сбли­зить?» Пер­вым и глав­ным в раз­ре­ше­нии санк­ци­он­ной про­бле­мы яв­ля­ет­ся уре­гу­ли­ро­ва­ние на Украине. Пе­ре­го­во­ры в нор­манд­ском фор­ма­те ве­дут­ся уже до­воль­но дав­но и, к со­жа­ле­нию, не очень успеш­но. Тем не ме­нее мы все рав­но счи­та­ем: для Ев­ро­со­ю­за и Рос­сии это един­ствен­ный спо­соб вый­ти из санк­ци­он­но­го ре­жи­ма.

НАМ НЕ НРА­ВИТ­СЯ, КО­ГДА ШТА­ТЫ В ОД НОСТОРОННЕМ ПОРЯД КЕ ВВО­ДЯТ ДОПОЛНИТЕЛЬ НЫЕ ТОР­ГО­ВЫЕ ПО­ШЛИ­НЫ. ПО­ЭТО­МУ НА САМ­МИ­ТЕ МЫ И РЕ­ШИ­ЛИ ВВЕ­СТИ ОГРА НИЧЕНИЯ НА АМЕРИКАН СКИЕ ТО­ВА­РЫ И ЗА­ПУ­СТИТЬ ПРО­ЦЕ­ДУ­РУ РАЗБИРАТЕЛЬ СТВА В ВТО

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.