А я иду, ша­гаю по Москве...

Izvestia - - Культура - Сер­гей Ува­ров

ВЦен­тре фо­то­гра­фии име­ни бра­тьев Лю­мьер про­хо­дит вы­став­ка Вла­ди­ми­ра Сте­па­но­ва «Ду­ша мос­ков­ских улиц». Несколь­ко де­сят­ков сним­ков, да­ти­ро­ван­ных вто­рой по­ло­ви­ной 1950-х, бы­ло со­зда­но из­вест­ным со­вет­ским фо­то­гра­фом еще до на­ча­ла его про­фес­си­о­наль­ной ка­рье­ры — в стар­ших клас­сах шко­лы. Се­год­ня эти бес­хит­рост­ные кад­ры под­ку­па­ют сво­ей есте­ствен­но­стью, чест­но­стью и без­гра­нич­ным жиз­не­лю­би­ем.

Сте­па­нов сни­ма­ет по­все­днев­ные мо­мен­ты, фик­си­ру­ет обыч­ную, ни­чем не при­ме­ча­тель­ную жизнь. Но се­год­ня каж­дая из этих фо­то­за­ри­со­вок ока­зы­ва­ет­ся вы­ра­зи­тель­ной ха­рак­те­ри­сти­кой про­шло­го. Вот, на­при­мер, «На сол­ныш­ке. Пе­ре­кур». Фи­гу­ра че­ло­ве­ка, вы­шед­ше­го от­дох­нуть на крыль­цо и вы­хва­чен­но­го све­том, вид­на на зад­нем плане. А на пе­ред­нем — де­ре­вян­ные сте­ны. Кадр был сде­лан в Пан­кра­тьев­ском пе­ре­ул­ке, где сей­час оста­лись толь­ко ка­мен­ные стро­е­ния...

Еще при­мер — «Боль­шая стир­ка». Раз­ве­шан­ное пря­мо на ули­це бе­лье — при­знак дав­но ушед­шей эпо­хи. Гля­дя на этот вро­де бы слу­чай­но вы­хва­чен­ный эпи­зод ре­аль­но­сти, нель­зя не под­дать­ся его но­сталь­ги­че­ско­му оча­ро­ва­нию.

Ва­си­льев­ский спуск и Сре­тен­ка, пло­щадь Вос­ста­ния (ныне — Куд­рин­ская) и Ста­ро­сад­ский пе­ре­улок... В объ­ек­тив Сте­па­но­ва по­па­да­ют как па­рад­ные, зна­ко­вые ме­ста и объ­ек­ты сто­ли­цы (осо­бен­но хо­рош храм Ва­си­лия Бла­жен­но­го, кон­ту­ры ко­то­ро­го ед­ва за­мет­но про­сту­па­ют на зад­нем плане по­э­тич­но­го кад­ра «Ста­рик и го­лу­би»), так и скром­ные угол­ки ста­рой Моск­вы, ни­чем не при­ме­ча­тель­ные под­во­рот­ни, подъ­ез­ды, ули­цы. Но не ар­хи­тек­ту­ра ин­те­ре­су­ет Сте­па­но­ва, а те ма­лень­кие жиз­нен­ные сю­же­ты, ко­то­рые то и де­ло встре­ча­ют­ся на его пу­ти. «Фи­лу­ме­ни­сты — со­би­ра­те­ли спи­чеч­ных эти­ке­ток» — на­зва­ние сним­ка под­ска­зы­ва­ет, за­чем два под­рост­ка ко­па­ют­ся в урне. Хо­тя са­мое ин­те­рес­ное — опять-та­ки на зад­нем плане: там де­воч­ка на­блю­да­ет за кол­лек­ци­о­не­ра­ми с брезг­ли­вым недо­уме­ни­ем на ли­це. Вы­зы­ва­ет улыб­ку и кадр «Ста­кан­чик фрук­то­во­го мо­ро­же­но­го». На нем со­лид­ный муж­чи­на, сев на че­мо­дан и неле­по за­жав ко­ле­ня­ми га­зе­ту, с нескры­ва­е­мым удо­воль­стви­ем по­гло­ща­ет ла­ком­ство.

Ра­дость жиз­ни — по­жа­луй, имен­но это объ­еди­ня­ет юно­ше­ские ра­бо­ты Вла­ди­ми­ра Сте­па­но­ва и при­да­ет им та­кое оба­я­ние. Де­ло да­же не в ре­тро­мо­ти­вах, ко­то­рые се­год­ня чи­та­ют­ся в кон­до­вой вы­вес­ке «Мо­ло­ко», ука­за­те­ле «Те­ле­фо­нав­то­мат» и со­вет­ских га­зе­тах, усти­ла­ю­щих сплош­ным ков­ром пол квар­ти­ры во вре­мя ре­мон­та. Бу­дучи при­вя­зан­ной к кон­крет­но­му вре­ме­ни (ко­нец 1950-х) и ме­сту (Москва), экс­по­зи­ция об­ре­та­ет вне­вре­мен­ное зву­ча­ние бла­го­да­ря тем эмо­ци­ям, ко­то­рые ис­пы­ты­ва­ют и пер­со­на­жи, и сам ав­тор.

«Ура! Гу­лять!» — под­пи­сан порт­рет ре­бен­ка, вы­бе­га­ю­ще­го из подъ­ез­да. И сра­зу вспо­ми­на­ют­ся «Маль­чи­ки, бе­гу­щие к при­бою» Мар­ти­на Мун­ка­чи, взле­та­ю­щая по лест­ни­це де­воч­ка у Ан­ри Кар­тьеБрес­со­на и мно­же­ство дру­гих по­доб­ных сю­же­тов. Но у Сте­па­но­ва слу­чай­ность ком­по­зи­ции, от­сут­ствие внеш­не­го лос­ка и в то же вре­мя чи­сто рос­сий­ские де­та­ли при­да­ют ра­бо­там осо­бый шарм. Это — на­ше род­ное. И мы чув­ству­ем: здесь не ма­сти­тый мэтр сре­жис­си­ро­вал кадр, а обыч­ный под­ро­сток по­де­лил­ся сво­им на­стро­е­ни­ем.

Се­го­дняш­ние сверст­ни­ки Сте­па­но­ва не рас­ста­ют­ся с со­то­вы­ми те­ле­фо­на­ми и бес­ко­неч­но за­пол­ня­ют лен­ты соц­се­тей сво­и­ми сним­ка­ми. Неко­то­рые из них, быть мо­жет, по ху­до­же­ствен­но­сти не усту­па­ют пред­став­лен­ным на вы­став­ке. Ис­кус­ство ли это — то­гда и сей­час? Спор­ный во­прос. Оста­ет­ся толь­ко до­га­ды­вать­ся, как ны­неш­ние «ин­ста­гра­мы» бу­дут вос­при­ни­мать­ся 60 лет спу­стя. Но в од­ном мож­но быть уве­рен­ным: ис­крен­ность ав­то­ра и спо­соб­ность пе­ре­дать дух сво­е­го вре­ме­ни оста­нут­ся в цене все­гда. А это­го у ра­бот Сте­па­но­ва в из­быт­ке.

Об­ра­зы ста­рой Моск­вы вы­зы­ва­ют у со­вре­мен­ных зри­те­лей но­сталь­ги­че­ские чув­ства | Алек­сей Май­шев | «Из­ве­стия»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.