Krysha для ру­со­фи­лов

Izvestia - - Первая страница - Ми­ха­ил Осад­чий

Фи­ло­лог Ми­ха­ил Осад­чий — о по­ли­ти­че­ских ас­пек­тах линг­ви­сти­ки

Се­го­дня на­чи­на­ет ра­бо­ту VI Все­мир­ный кон­гресс со­оте­че­ствен­ни­ков, на ко­то­ром бу­дут го­во­рить о том, как со­хра­нять рус­ский язык в за­ру­беж­ных стра­нах си­ла­ми быв­ших граж­дан.

В на­сто­я­щее вре­мя за гра­ни­цей про­жи­ва­ют мил­ли­о­ны рус­ских, для ко­то­рых граж­дан­ство и язы­ко­вая иден­тич­ность не од­но и то же: сме­на пас­пор­та не при­во­дит к от­ка­зу от язы­ка. По мо­им на­блю­де­ни­ям, в эми­грант­ских се­мьях пик ин­те­ре­са к рус­ско­му язы­ку при­хо­дит­ся на вто­рое по­ко­ле­ние. Пер­вое по­ко­ле­ние слиш­ком за­ня­то во­про­са­ми вы­жи­ва­ния, его глав­ная цель — по­ско­рее ас­си­ми­ли­ро­вать­ся в но­вой стране. В об­щем, не до язы­ка. А вот вто­рое по­ко­ле­ние, уже пол­но­стью встро­ен­ное в общество стра­ны, на­чи­на­ет вос­при­ни­мать язык сво­их ро­ди­те­лей как цен­ный бо­нус.

Вс­пом­ни­те, как мно­го вре­ме­ни и сил вы по­тра­ти­ли в шко­ле на изу­че­ние ино­стран­но­го язы­ка. И ка­ков ре­зуль­тат? Вот имен­но. А те­перь пред­ставь­те, что вы по­лу­ча­е­те два язы­ка от рож­де­ния, мо­же­те на них ду­мать и сво­бод­но ком­му­ни­ци­ро­вать. И это не про­сто при­ят­но, но еще и очень полезно: на рын­ке тру­да Ев­ро­пы би­линг­вы вы­со­ко це­нят­ся.

Од­на­ко не все так без­об­лач­но. Хо­чу по­де­лить­ся впе­чат­ле­ни­я­ми о пер­вом в мо­ей жиз­ни со­бы­тии, бла­го­да­ря ко­то­ро­му я по­чув­ство­вал, что рус­ский язык за ру­бе­жом это по­ли­ти­че­ская и рис­ко­ван­ная те­ма.

В ок­тяб­ре про­хо­ди­ла из­вест­ная Все­мир­ная книж­ная выставка во Франк­фур­те. Рос­сия бы­ла пред­став­ле­на боль­шим на­ци­о­наль­ным стен­дом и на­сы­щен­ной про­грам­мой, бы­ло мно­го пи­са­те­лей, из­да­те­лей, чи­та­те­лей. Сов­мест­но с кол­ле­га­ми из Ин­сти­ту­та пе­ре­во­да я де­лал три ме­ро­при­я­тия по рус­ско­му язы­ку: мы го­во­ри­ли о том, как его и во­об­ще со­вре­мен­но­го че­ло­ве­ка ме­ня­ет ин­тер­нет, как от­но­сить­ся к из­ме­не­ни­ям и нов­ше­ствам в язы­ке, как ре­во­лю­ция 1917 го­да по­вли­я­ла на на­шу куль­ту­ру и сло­вес­ность.

Ря­дом с на­ми рас­по­ла­га­лись стен­ды Укра­и­ны и Гру­зии. Сна­ча­ла во­круг нас кур­си­ро­ва­ли лю­ди в фут­бол­ках с над­пи­сью «Russian Occupation», по­том об­ра­зо­вал­ся пи­кет в за­щи­ту Оле­га Сен­цо­ва. По­сле на­ча­лось са­мое ин­те­рес­ное: кто-то стал на­стой­чи­во вы­зы­вать по­ли­цию, что­бы «усми­рить рус­ских» (яко­бы мы ве­ли се­бя слиш­ком шум­но и ме­ша­ли всем ра­бо­тать). По­ли­цей­ские при­хо­ди­ли и (есте­ствен­но) ухо­ди­ли, не усмот­рев ни­ка­ко­го де­бо­ша. Мы уже к это­му как-то да­же при­вык­ли.

И вот я вел свое по­след­нее ме­ро­при­я­тие, по­свя­щен­ное то­му, ка­кие но­вые воз­мож­но­сти изу­че­ния рус­ско­го язы­ка пред­ла­га­ет Ин­сти­тут Пуш­ки­на. При­шло мно­го де­тей, ро­ди­те­лей, сту­ден­тов, учи­те­лей. В са­мом на­ча­ле я за­ме­тил двух по­ли­цей­ских воз­ле на­ше­го стен­да, но не при­дал это­му зна­че­ния. «Оче­ред­ной «де­бош», сей­час уй­дут», — по­ду­мал я. Но не тут-то бы­ло. По­ли­цей­ские вста­ли пря­мо на­про­тив ме­ня и не дви­га­лись с ме­ста, иг­рая на­руч­ни­ка­ми, по­ти­рая ду­бин­ки. Один из них вре­мя от вре­ме­ни бро­сал на ме­ня по­до­зри­тель­ный взгляд, а дру­гой так и во­все глаз не сво­дил, свер­лил в мо­ем те­ле боль­шую ды­ру.

Так шла 10-я, 20-я, 30-я ми­ну­та мо­е­го пер­фор­ман­са. По­ли­цей­ские всё сто­я­ли на ме­сте, лишь из­ред­ка ме­няя по­зи­цию. В ито­ге дли­лось это час, и за это вре­мя я успел во­об­ра­зить се­бя му­че­ни­ком со­ве­сти, ко­то­ро­го вот-вот по­вя­жут, бро­сят в ка­зе­ма­ты и бу­дут пы­тать: «Где учат рус­ско­му язы­ку? Кто те­бя ему на­учил? Мно­го ли вас и где вы скры­ва­е­тесь? Кто у вас глав­ный? Кто ва­ша «крыша»?» Я вспом­нил, что бла­го­да­ря по­кой­но­му Бе­ре­зов­ско­му весь мир узнал зна­че­ние рус­ско­го сло­ва krysha.

В ито­ге все за­кон­чи­лось хо­ро­шо. Про­сто один из по­ли­цей­ских ока­зал­ся рус­ским, и ему ста­ло ин­те­рес­но. Он сто­ял и слу­шал. Воз­мож­но, это был один из тех от­цов, ко­то­рые счи­та­ют би­линг­визм сво­их де­тей за­ло­гом их успе­ха в жиз­ни.

В об­щем, все оста­лись до­воль­ны, а я по­бе­жал в под­соб­ку, хо­те­лось по­быст­рее снять с се­бя ру­баш­ку, ко­то­рая под пи­джа­ком бы­ла со­всем мок­рой...

| Getty Images Hans Georg Roth

Па­мят­ник Алек­сан­дру Пуш­ки­ну в Ри­ме — при­мер ин­тер­на­ци­о­наль­но­го зву­ча­ния рус­ско­го язы­ка

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.