Оста­вить сму­ты в про­шлом

Izvestia - - Первая страница - Вла­ди­мир Ру­да­ков

Исто­рик Вла­ди­мир Ру­да­ков — о том, как рос­сий­ское го­су­дар­ство пре­одо­ле­ва­ет сму­ту из ве­ка в век

Что мы празд­ну­ем в День на­род­но­го единства? Ес­ли отвечать ко­рот­ко — пре­одо­ле­ние рус­ской сму­ты. При­чем не толь­ко Смут­но­го вре­ме­ни на­ча­ла XVII ве­ка, но всех про­чих смут и су­мя­тиц, не раз ста­вив­ших Рос­сию на грань вы­жи­ва­ния. Смысл это­го праздника — в понимании то­го, что смутные вре­ме­на долж­ны остать­ся в про­шлом и что толь­ко един­ство на­ро­да спо­соб­но за­щи­тить от их по­вто­ре­ния.

Исто­рия Рос­сии мно­го­крат­но до­ка­зы­ва­ла: убе­речь стра­ну от оче­ред­но­го смут­но­го ли­хо­ле­тья — не са­мое про­стое де­ло. Ведь под­лин­ное на­род­ное един­ство — от­нюдь не ка­зар­мен­ное еди­но­мыс­лие. Го­раз­до на­деж­нее, ко­гда лю­дей раз­ных воз­зре­ний, на­ций и ве­ры объ­еди­ня­ет ощу­ще­ние Ро­ди­ны. Ко­гда для всех, неза­ви­си­мо от идео­ло­ги­че­ских и эс­те­ти­че­ских пред­по­чте­ний, суверенитет, по­ря­док, силь­ное и спра­вед­ли­вое го­су­дар­ство, раз­ви­тие и без­опас­ность сво­ей стра­ны пред­по­чти­тель­нее по­ли­ти­че­ских рас­прей, гиб­ло­го бо­ло­та анар­хии и пляс­ки под чу­жую дуд­ку. Увы, не все­гда эти цен­но­сти осо­зна­ют­ся как ба­зо­вые, и не все го­то­вы их вос­при­ни­мать в ка­че­стве без­услов­ных кон­стант. Меж­ду тем каж­дый раз, ко­гда эти цен­но­сти де­валь­ви­ро­ва­лись, в стране на­сту­па­ла сму­та...

По Вла­ди­ми­ру Да­лю сму­та — это «об­щее непо­ви­но­ве­ние, раз­дор меж на­ро­дом и вла­стью». Это сво­е­го ро­да со­ци­аль­ная эпи­де­мия, ли­ша­ю­щая чув­ства са­мо­со­хра­не­ния и от­дель­ных ин­ди­ви­ду­у­мов, и об­ще­ство в це­лом. В са­мом на­ча­ле XVII ве­ка в Рос­сии при­зна­ки этой бо­лез­ни бы­ли на­ли­цо. В ито­ге — де­ся­ти­лет­ний пе­ри­од граж­дан­ской вой­ны, в ко­то­рой, как во вся­кой граж­дан­ской войне, прак­ти­че­ски не оста­лось чи­стень­ких. За­пач­ка­лись все: и «слу­ги го­су­да­ре­вы», при­ся­гав­шие то од­но­му, то дру­го­му «го­су­да­рю», и про­стой на­род — по­сад­ские лю­ди и кре­стьяне, ко­то­рые, пе­ре­кре­стив­шись, взя­лись за ки­стень. Упа­док мо­ра­ли (а в го­ды лю­бой сму­ты по­ня­тия че­сти и со­ве­сти, как пра­ви­ло, ста­но­вят­ся весь­ма и весь­ма рас­плыв­ча­ты­ми), кри­зис си­сте­мы управ­ле­ния, на­чав­ша­я­ся ино­стран­ная ин­тер­вен­ция — все эти несча­стья по­ста­ви­ли стра­ну на грань ги­бе­ли.

Со­хра­нит ли стра­на суверенитет, сбе­ре­жет ли Мос­ков­ское цар­ство пра­во­слав­ную ве­ру — вот во­про­сы, ко­то­рые сто­я­ли то­гда на по­вест­ке дня. Неза­ви­си­мость, ве­ра от­цов, мо­раль, долг, пра­во — имен­но эти цен­но­сти ока­за­лись той спа­си­тель­ной со­ло­мин­кой, при по­мо­щи ко­то­рой рус­ский на­род смог най­ти вы­ход из, ка­за­лось бы, без­вы­ход­ной си­ту­а­ции рас­ко­ла и все­об­ще­го про­ти­во­сто­я­ния.

Соб­ствен­но, 4 но­яб­ря, в день Ка­зан­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, мы от­ме­ча­ем имен­но это — ко­рен­ной пе­ре­лом в че­ре­де ка­та­стро­фи­че­ских со­бы­тий тех лет. Кста­ти ска­зать, тра­ди­цию по­чи­та­ния это­го цер­ков­но­го праздника как сим­во­ли­че­ско­го ру­бе­жа в пре­одо­ле­нии Сму­ты за­вел еще царь Алек­сей Ми­хай­ло­вич. Про­изо­шло это в се­ре­дине XVII ве­ка, и в этом смыс­ле наш «са­мый но­вый» празд­ник не так уж и нов...

Вполне воз­мож­но, уже то­гда — в эпо­ху вто­ро­го Ро­ма­но­ва — мно­гим ка­за­лось, что пре­одо­ле­ние Сму­ты ста­ло проч­ной со­став­ля­ю­щей на­ци­о­наль­но­го опы­та. Так ду­ма­ли луч­шие умы на­ше­го Оте­че­ства и в бо­лее позд­ние эпо­хи. Од­на­ко, как ока­за­лось, урок не был усво­ен.

В но­яб­ре 1916-го ре­френ «Что это, глу­пость или из­ме­на?», про­зву­чав­ший в сте­нах то­гдаш­ней Го­су­дар­ствен­ной ду­мы, эхом ото­звал­ся по всей стране. Зна­ме­ни­тая речь ли­де­ра са­мой про­грес­сив­ной, как ка­за­лось на тот мо­мент, ка­дет­ской пар­тии Павла Ми­лю­ко­ва, по­ста­вив­ше­го под со­мне­ние не толь­ко эф­фек­тив­ность, но и ле­ги­тим­ность дей­ство­вав­шей в то вре­мя вла­сти, ока­за­лась от­прав­ной точ­кой но­во­го рас­ко­ла. Ито­гом ста­ла са­мая насто­я­щая ре­во­лю­ция, ко­то­рая все­го за один год кам­ня на камне не оста­ви­ла: сна­ча­ла — от нена­вист­но­го мно­ги­ми про­грес­сив­но мыс­ля­щи­ми людь­ми го­су­дар­ства, за­тем — от са­мо­го «про­све­щен­но­го об­ще­ства», а по­том и от все­го рос­сий­ско­го со­ци­у­ма, ко­то­рый был вверг­нут в пу­чи­ну Граж­дан­ской вой­ны.

При­шед­шие к вла­сти в но­яб­ре 1917-го боль­ше­ви­ки лик­ви­ди­ро­ва­ли не толь­ко нена­вист­ное им го­су­дар­ство, они от­ме­ни­ли ста­рое пра­во и от­жив­шую, по их мне­нию, мо­раль, от­ня­ли и по­де­ли­ли иму­ще­ство «экс­плу­а­та­тор­ских клас­сов», рас­пу­сти­ли ар­мию, от­ме­ни­ли ве­ру. Од­на­ко в ре­зуль­та­те они оста­лись ни с чем: пе­ред угро­зой по­те­ри вла­сти им при­шлось за­но­во со­зда­вать го­су­дар­ство, стро­ить но­вую ар­мию, вво­дить но­вую эко­но­ми­че­скую по­ли­ти­ку, фор­ми­ро­вать но­вую ве­ру, в ко­то­рой вождь пар­тии од­но­вре­мен­но был и глав­ным бо­же­ством. А по­том ока­за­лось, что и это­го ма­ло. И что но­вое го­су­дар­ство не усто­ит, ес­ли не бу­дет раз­ви­вать­ся, до­го­няя ушед­ших да­ле­ко впе­ред за­пад­ных «парт­не­ров», го­то­вых при каж­дом удоб­ном слу­чае про­гло­тить стра­ну, — при­чем вне за­ви­си­мо­сти от то­го, ка­кой по­ли­ти­че­ский ре­жим в дан­ный мо­мент осу­ществ­ля­ет ее ру­ко­вод­ство.

За­ко­но­мер­ным ито­гом это­го неве­ро­ят­но­го по на­пря­же­нию сил и при­не­сен­ным жерт­вам пе­ре­за­пус­ка огром­ной стра­ны, это­го из­ну­ря­ю­ще­го бе­га на­пе­ре­гон­ки, со­про­вож­дав­ше­го­ся неиз­беж­ным воз­вра­ще­ни­ем ощу­ще­ния Ро­ди­ны и чув­ства непре­рыв­но­сти ее ис­то­рии, ста­ла Ве­ли­кая По­бе­да 1945-го. По­бе­да, ко­то­рая в ка­ком-то смыс­ле зна­ме­но­ва­ла со­бой вы­ход из оче­ред­ной рус­ской сму­ты. И так уж, ви­ди­мо, бы­ло угод­но судь­бе, что­бы зна­ме­ни­тый ис­то­ри­че­ский па­рад на Крас­ной пло­ща­ди, с ко­то­ро­го сол­да­ты и офи­це­ры Крас­ной ар­мии шли за­щи­щать Моск­ву, со­сто­ял­ся не ко­гда-ни­будь, а 7 но­яб­ря 1941 го­да — в день празд­но­ва­ния го­дов­щи­ны ре­во­лю­ции. А ведь имен­но с это­го па­ра­да и на­ча­лись на­ши по­бе­ды...

Впро­чем, «крас­ная сму­та» бы­ла не по­след­ней. В са­мом кон­це XX ве­ка на­ша стра­на вновь про­ва­ли­лась в вяз­кое бо­ло­то смут­но­го вре­ме­ни. На но­вом вит­ке ис­то­рии все по­вто­ри­лось: без­вла­стие и раз­гул «ли­хих лю­дей», без­от­вет­ствен­ные ме­та­ния эли­ты и ее бес­плод­ные на­деж­ды на по­мощь извне. Не бу­дет пре­уве­ли­че­ни­ем ска­зать: на­ша стра­на до сих пор пре­одо­ле­ва­ет по­след­ствия той сму­ты...

Как мне ка­жет­ся, смысл это­го праздника, уста­нов­лен­но­го в са­мом на­ча­ле вы­хо­да из пике 1990-х, — как раз в понимании то­го, что смутные вре­ме­на на­ко­нец-то долж­ны остать­ся в про­шлом. Что по­ра уже на­учить­ся до­го­ва­ри­вать­ся и дей­ство­вать со­об­ща в ин­те­ре­сах стра­ны. И что толь­ко на­ше един­ство спо­соб­но за­щи­тить Рос­сию от по­вто­ре­ния смут­но­го ли­хо­ле­тья. Ведь ска­за­но же в Еван­ге­лии от Мат­фея: «Вся­кое цар­ство, раз­де­лив­ше­е­ся са­мо в се­бе, опу­сте­ет; и вся­кий го­род или дом, раз­де­лив­ший­ся сам в се­бе, не усто­ит».

СМЫСЛ ЭТО ГО ПРАЗДНИКА, УСТАНОВЛЕН НОГО В СА­МОМ НА­ЧА­ЛЕ ВЫ­ХО­ДА ИЗ ПИКЕ 1990Х,  КАК РАЗ В ПОНИМАНИИ ТО­ГО, ЧТО СМУТНЫЕ ВРЕ МЕ­НА НА­КО­НЕЦТО ДОЛЖ НЫ ОСТАТЬ­СЯ В ПРО­ШЛОМ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.