Мак­сим По­кров­ский: «Про­ис­хо­дя­щее во­круг ме­ня — те­атр аб­сур­да»

Ли­дер «Но­гу све­ло» Мак­сим По­кров­ский — о су­ти панк-ро­ка и дра­ма­тич­ном рас­ста­ва­нии с кол­ле­га­ми

Izvestia - - Первая страница - Алек­сей Пев­чев

Од­на из са­мых необыч­ных рос­сий­ских групп «Но­гу све­ло» зав­тра от­ме­ча­ет на сцене Го­су­дар­ствен­но­го Крем­лев­ско­го двор­ца двой­ной юбилей — 30 лет су­ще­ство­ва­ния и 50-ле­тие фронт­ме­на Мак­си­ма По­кров­ско­го. В пред­две­рии вы­ступ­ле­ния ли­дер кол­лек­ти­ва встре­тил­ся с «Из­ве­сти­я­ми».

Две круг­лые да­ты — непло­хой по­вод под­ве­сти про­ме­жу­точ­ные ито­ги.

Эти да­ты на­ро­ду из­вест­ны, и все пре­крас­но по­ни­ма­ют, что это оче­ред­ной по­вод, чтобы еще раз «про­дать груп­пу». С тем же успе­хом мож­но бы­ло бы справ­лять и 31 год, и 29 лет.

Ваш ар­ти­стизм — яв­ле­ние од­но­знач­но при­род­ное. Как он ре­а­ли­зо­вы­вал­ся до мо­мен­та со­зда­ния «Но­гу све­ло»?

До мо­мен­та со­зда­ния груп­пы ни­ка­ких при­зна­ков му­зы­каль­но­го да­ро­ва­ния я не по­да­вал. Я непло­хо чув­ствую цве­та и кадр, ес­ли фо­то­гра­фи­рую, но изоб­ра­зить сам что-то на бу­ма­ге не мо­гу. К му­зы­ке у ме­ня спо­соб­но­стей яв­но боль­ше. Но да­же в пер­вые го­ды су­ще­ство­ва­ния «Но­гу све­ло» мое ис­пол­не­ние и да­же зву­чание соб­ствен­но­го го­ло­са вы­зы­ва­ли у ме­ня ак­тив­ное раз­дра­же­ние.

С са­мо­го на­ча­ла груп­па «Но­гу све­ло» вы­де­ля­лась да­же в ря­дах Мос­ков­ской ро­кла­бо­ра­то­рии. Ва­ши твор­че­ские сти­му­лы с тех пор из­ме­ни­лись?

Рок-лаборатория дей­стви­тель­но бы­ла хо­ро­шей пи­та­тель­ной сре­дой, и с тех пор, как ее не ста­ло, эта сре­да силь­но обед­не­ла. По­че­му-то сей­час нуж­но быть по­хо­жим на ко­го-то, ро­кла­бо­ра­то­рия же не от­вер­га­ла, а, на­про­тив, по­ощ­ря­ла непо­хо­жесть. На­вер­ное, суть «Но­гу све­ло» в том, что мы оста­лись преж­ни­ми. В первую оче­редь неиз­мен­ны сти­му­лы жить интересной жиз­нью и де­лать что-то непо­хо­жее на то, что де­ла­ют дру­гие. Хо­тя, кое-что у нас дей­стви­тель­но по­ме­ня­лось. На­при­мер, тек­сты. Дру­гой во­прос, что зри­тель не все­гда ви­дит их из­ме­не­ние в се­рьез­ную сто­ро­ну, ес­ли они со­сед­ству­ют с раз­дол­бай­ски­ми и иро­нич­ны­ми.

Вы на­чи­на­ли во вре­ме­на, ко­гда рок­му­зы­ка нес­ла чет­кий со­ци­аль­ный за­ряд. Как воз­ник ваш сю­жет­ный те­атр аб­сур­да, а чуть поз­же и во­все са­мо­сто­я­тель­ный ха­ру-мам­бу­руш­ный но­во­яз?

Все эти пе­сен­ные фор­мы и са­ми тек­сты воз­ни­ка­ли и воз­ни­ка­ют у ме­ня под­со­зна­тель­но. Пер­во­ис­точ­ни­ком все­гда яв­ля­ет­ся мой вз­гляд на мир. Это мое вос­при­я­тие, очень силь­но от­ли­ча­ю­ще­е­ся от вос­при­я­тия окру­жа­ю­щих. Я ста­ра­юсь се­бе представить этих лю­дей, рас­пи­сать их по­ве­де­ние, внутрен­ний мир, вы­стро­ить ка­кие-то об­ра­зы, свя­зан­ные с внеш­но­стью че­ло­ве­ка. Имен­но по­это­му в на­ших пес­нях и по­явил­ся тот са­мый те­атр аб­сур­да. Все про­ис­хо­дя­щее во­круг ме­ня — те­атр аб­сур­да. И я от­ра­жаю его в твор­че­стве «Но­гу све­ло» с опре­де­лен­ной до­лей юмо­ра. В этом и есть на­ша ра­бо­та.

До аль­бо­ма «Ха­ру Мам­бу­ру» (1993) вы ис­поль­зо­ва­ли при­е­мы панк-ро­ка. По­че­му же груп­па, не име­ю­щая се­год­ня ни­че­го об­ще­го с Sex Pistols или, ска­жем, The Stranglers, ис­поль­зу­ет тер­мин «панк» — пус­кай да­же неофи­ци­аль­но?

По ва­ше­му утвер­жде­нию, мы поль­зо­ва­лись при­е­ма­ми пан­ка толь­ко до «Ха­ру Мам­бу­ру». Давайте возь­мем две пес­ни, вы­шед­шие из-под пе­ра «Но­гу све­ло» со­всем недав­но. Од­на из них, «Ватруш­ки», — на мой вз­гляд, аб­со­лют­ный панк­рок. Прав­да, доб­рая часть слу­ша­те­лей это­го не по­ня­ла, по­то­му что в этом панк­ро­ке при­сут­ству­ет весь­ма мяг­кая син­те­за­тор­ная пар­тия со зву­ком скри­пок. Что опять же, на мой вз­гляд, яв­ля­ет­ся еще боль­шим панк-ро­ком, но не сти­ли­сти­че­ским, а мен­таль­ным. Дру­гая пес­ня — «Рус­ский ал­фа­вит» — тра­ди­ци­он­ный панк-рок. Вы при­во­ди­те при­ме­ры ра­ди­каль­но пра­во­го и ле­во­го пан­ка, но давайте то­гда вспом­ним груп­пу The Police — при­мер сти­ли­сти­че­ско­го от­ветв­ле­ния. «Но­гу све­ло» — та­кое же от­ветв­ле­ние.

Панк для ме­ня — это в об­щем-то обо­зна­че­ние от­но­ше­ния к жиз­ни, от­ча­сти за­клю­ча­ю­ще­го­ся и в со­вер­шен­но без­ала­бер­ном от­но­ше­нии к соб­ствен­ной ис­то­рии и ка­рье­ре — к то­му, что тво­ри­лось на про­тя­же­нии 30 лет ис­то­рии груп­пы. В тех воз­мож­но­стях, ко­то­рые мы упу­сти­ли, и на­чи­на­ни­ях, ко­то­рые мы не до­ве­ли до кон­ца. И в том ко­ли­че­стве се­мян, ко­то­рое мы по­се­я­ли и не дождались ни­ка­ких пло­дов, не­смот­ря на то что есть кол­лек­ти­вы, мно­гое за­им­ство­вав­шие у нас. Мне не жал­ко. Все мы что-то бе­рем, чем-то пи­та­ем­ся и остав­ля­ем по­сле се­бя некое на­сле­дие. В об­щем, все, что тво­ри­лось за эти 30 лет в группе «Но­гу све­ло», мне ка­жет­ся, лег­ко мож­но обо­зна­чить как панк-рок. Так что я счи­таю, что имею пол­ное пра­во на­звать концерт имен­но так.

Прак­ти­че­ски все груп­пы вре­мен Ле­нин­град­ско­го рок-клу­ба и Мос­ков­ской ро­кла­бо­ра­то­рии, на­чи­нав­шие как кол­лек­ти­вы еди­но­мыш­лен­ни­ков, на се­го­дняш­ний день пред­став­ля­ют со­бой ли­де­ра-ос­но­ва­те­ля и ко­ман­ду при­гла­шен­ных му­зы­кан­тов. Та­кая фор­ма удоб­нее?

Недав­но мы с мо­им саунд-про­дю­се­ром, с ко­то­рым сде­ла­ли на­ши по­след­ние пес­ни, кос­ну­лись по­хо­же­го во­про­са и вспом­ни­ли про Ми­ка Джаг­ге­ра и Ки­та Ри­чард­са из The Rolling Stones. Ко­гда-то они на­столь­ко не вы­но­си­ли друг дру­га, что да­же жи­ли на раз­ных эта­жах го­сти­ни­цы. И имен­но этим со­хра­ни­ли груп­пу. На­вер­ное, у «Но­гу све­ло» не бы­ло та­ко­го ко­ли­че­ства де­нег, чтобы По­кров­ский и Яко­муль­ский мог­ли жить на раз­ных эта­жах (сме­ет­ся). Но в ка­кой-то мо­мент дей­стви­тель­но лег­че иметь де­ло с при­гла­шен­ны­ми му­зы­кан­та­ми, по­то­му что те, с кем ты на­чи­нал, ста­но­вят­ся стар­ше. То, что они сто­я­ли у ис­то­ков, не зна­чит, что всю остав­шу­ю­ся жизнь они мо­гут су­ще­ство­вать за счет это­го, не уде­ляя му­зы­ке столь­ко вре­ме­ни, сколь­ко не­об­хо­ди­мо.

Су­ще­ство­вать и ра­бо­тать вме­сте бы­ло непро­сто с са­мо­го на­ча­ла, но к 2005 го­ду это ста­ло про­сто невоз­мож­но. Ка­кие-то ве­щи при­хо­ди­лось де­лать под име­нем «Но­гу све­ло», но кто-то уже ушел на воль­ные твор­че­ские хле­ба и стал де­лать ка­кие-то соль­ные ра­бо­ты — и ста­ло аб­со­лют­но яс­но, что со­зда­вать новую му­зы­ку с преж­ни­ми му­зы­кан­та­ми «Но­гу све­ло» невоз­мож­но. В те го­ды по­ми­мо все­го мы еще и му­зы­каль­но мыс­ли­ли по-раз­но­му. У ме­ня бы­ла идея все это за­кон­чить сра­зу по­сле то­го, как мы сня­ли клип «На­ши юные смеш­ные го­ло­са» (по сю­же­ту кли­па груп­пу хо­ро­нят жи­вьем. — «Из­ве­стия»), а по­том со­вер­шен­но ци­нич­но возродить че­рез год «Но­гу све­ло» в ка­ком-ни­будь дру­гом со­ста­ве.

Од­на­жды вы с го­ло­вой ныр­ну­ли в соль­ные про­ек­ты с за­пад­ны­ми про­дю­се­ра­ми. Что за­ста­ви­ло вас по­ве­рить в успех?

В ка­кой-то мо­мент я про­сто по­нял, что не про­щу се­бе, ес­ли не по­про­бую это сде­лать. «Но­гу све­ло» да­же му­зы­каль­но все­гда бы­ли ин­тер­на­ци­о­наль­ны. Кро­ме это­го мо­гу со­вер­шен­но чет­ко ска­зать, что, ес­ли бы я жил где-то в дру­гой точ­ке све­та, я бы и там му­зы­каль­но пре­успел. Под­твер­жде­ние то­му — недав­ний се­ве­ро­аме­ри­кан­ский тур «Но­гу све­ло». Я ви­жу, как лю­ди ре­а­ги­ру­ют на эту му­зы­ку, на энер­гию, ко­то­рую она несет. Но про­бле­ма в том, что меж­ду Рос­си­ей с рус­ским язы­ком и осталь­ным ми­ром огром­ное рас­сто­я­ние. Мы зна­ем от­дель­ные при­ме­ры успеш­ных про­ек­тов, но так сло­жи­лось, что, ес­ли ты ро­дил­ся в Аме­ри­ке, у те­бя ку­да боль­ше шан­сов стать ар­ти­стом меж­ду­на­род­но­го уров­ня. Я учусь сов­ме­щать но­гу-све­лов­скую аутен­тич­ность и за­пад­ный под­ход. Мо­е­му на­бо­ру фраз, мыс­лей, по­то­ку со­зна­ния ну­жен боль­шой жи­вой про­цесс, поз­во­ля­ю­щий де­лать му­зы­ку ми­ра.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.