Ком­по­зи­тор Эду­ард Ар­те­мьев: «Мы на по­ро­ге ин­те­граль­но­го ис­кус­ства»

Ком­по­зи­тор Эду­ард Ар­те­мьев — о бу­ду­щем му­зы­ки, сви­де­тель­ствах при­сут­ствия Бо­га и ра­до­сти при­зна­ния

Izvestia - - Первая страница - На­та­лья Эл­лер

Се­год­ня ком­по­зи­тор Эду­ард Ар­те­мьев от­ме­ча­ет 81-ле­тие. Его мно­го­гран­ное твор­че­ство — ред­кий слу­чай! — вос­тре­бо­ва­но как в ака­де­ми­че­ской сре­де, так и сре­ди де­мо­кра­тич­ной ауди­то­рии. Эду­ард Ар­те­мьев пи­сал му­зы­ку к филь­мам «Стал­кер», «Утом­лен­ные солн­цем», «Ле­ген­да № 17» и мно­гим дру­гим. На­ка­нуне дня рож­де­ния на­род­ный ар­тист Рос­сии рас­ска­зал «Из­ве­сти­ям» о пла­нах в на­сту­па­ю­щем го­ду, по­тря­се­ни­ях юно­сти и вли­я­нии син­те­ти­че­ской му­зы­ки на че­ло­ве­че­скую пси­хи­ку.

Воз­мож­но ли несколь­ки­ми сло­ва­ми опре­де­лить стиль, в ко­то­ром вы пи­ше­те?

Де­ло в том, что я пи­шу так, как мне хо­чет­ся, как ка­жет­ся нуж­ным. Но ес­ли го­во­рить о сти­лях и жан­рах, то для ме­ня не су­ще­ству­ет ка­ких-ли­бо яв­но очер­чен­ных гра­ниц. Наи­бо­лее ин­те­рес­ные со­чи­не­ния, как пра­ви­ло, со­зда­ют­ся на сты­ке жан­ров, на­прав­ле­ний и сти­лей. Не вся му­зы­ка для ме­ня рав­но­знач­на — на­при­мер, в мо­ло­до­сти я упу­стил джаз. Я, ко­неч­но, слу­шаю его, ме­ня вос­хи­ща­ют джа­зо­вые ис­пол­ни­те­ли — они вир­ту­о­зы, но тем не ме­нее эта му­зы­ка как-то про­шла ми­мо ме­ня.

В 1960-е го­ды я ощу­тил на­сто­я­щее по­тря­се­ние, услы­шав рок. Это бы­ло со­вер­шен­но но­вое зву­ча­ние, необыч­ная ма­не­ра пе­ния, иг­ры. К со­жа­ле­нию, за­па­ла хва­ти­ло лет на 10–15. По­том в рок при­шла ком­мер­ция. Го­но­ра­ры неко­то­рых му­зы­кан­тов пре­вы­ша­ли го­но­ра­ры со­вре­мен­ных звезд фут­бо­ла. Воз­ник дик­тат мо­ды, ко­то­рая и опре­де­ли­ла рас­цвет поп-му­зы­ки. Она ста­ла неким опре­де­ля­ю­щим со­сто­я­ни­ем му­зы­каль­но­го саун­да се­го­дняш­не­го дня.

Му­зы­каль­ных сти­лей и жан­ров мно­го, но ес­ли по­пы­тать­ся как-то обоб­щить всё су­ще­ству­ю­щее, я бы вы­де­лил Ев­ро­пу, Ки­тай, Ин­дию, Юж­ную Аме­ри­ку как мощ­ные цен­тры, дав­шие свое ори­ги­наль­ное ви­де­ние му­зы­каль­но­го ис­кус­ства. Я зна­ком с этим ми­ром, все это как-то вли­я­ет на мою му­зы­ку, но опре­де­лить в несколь­ких сло­вах свой стиль не мо­гу.

Вы ав­тор му­зы­ки к филь­му «Стал­кер» Ан­дрея Тар­ков­ско­го. Про­ком­мен­ти­руй­те, по­жа­луй­ста, сло­ва, там про­зву­чав­шие: «Вот, ска­жем, му­зы­ка. Она и с дей­стви­тель­но­стью-то ме­нее все­го свя­за­на, вер­нее, ес­ли и свя­за­на, то безы­дей­но, ме­ха­ни­че­ски, пу­стым зву­ком, без ас­со­ци­а­ций, и тем не ме­нее му­зы­ка ка­ким-то чу­дом про­ни­ка­ет в са­мую ду­шу. Что же ре­зо­ни­ру­ет в нас в от­вет на при­ве­ден­ный к гар­мо­нии шум и пре­вра­ща­ет его для нас в ис­точ­ник вы­со­ко­го на­сла­жде­ния?»

Дей­стви­тель­но, ес­ли по­смот­реть на му­зы­ку с точ­ки зре­ния чи­стой фи­зи­ки, то здесь все пре­дель­но яс­но. Му­зы­ка — это слож­ная си­сте­ма зву­ко­вых волн. Де­ло му­зы­кан­та — со­еди­нить их в еди­ное це­лое и на­пра­вить к неко­то­рой це­ли. Но есть та­к­же нечто необъ­яс­ни­мое с точ­ки зре­ния чи­стой на­у­ки.

Дей­стви­тель­но, «что же ре­зо­ни­ру­ет в нас в от­вет на при­ве­ден­ный к гар­мо­нии шум»? Что за­став­ля­ет лю­дей пла­кать или сме­ять­ся, слу­шая му­зы­каль­ное про­из­ве­де­ние? Для ме­ня эти внут­рен­ние ир­ра­ци­о­наль­ные ощу­ще­ния не что иное, как сви­де­тель­ство при­сут­ствия Бо­га, ко­то­ро­го

каж­дый че­ло­век мо­жет ощу­тить че­рез му­зы­ку.

Мы сей­час го­во­рим о жи­вом зву­ке или элек­трон­ном?

Это оши­боч­ное де­ле­ние. Ис­кус­ство му­зы­ки еди­но, оно име­ет об­щее те­ло, в ко­то­ром все­му есть свое ме­сто. Ко­неч­но, в 1960-е го­ды, ко­гда по­яви­лись пер­вые син­те­за­то­ры, бы­ло ощу­ще­ние, что при­шло но­вое, очень мощ­ное по сво­ей глу­бине и си­ле воз­дей­ствия яв­ле­ние, про­дол­жа­ю­щее и раз­ви­ва­ю­щее тра­ди­ции ака­де­ми­че­ской му­зы­ки.

Но про­бле­ма в том, что со вре­ме­нем это на­прав­ле­ние все бо­лее и бо­лее ухо­ди­ло в об­ласть экс­пе­ри­мен­та, где, так ска­зать, ху­до­же­ствен­ный ре­зуль­тат ста­но­вил­ся вто­ро­сте­пен­ным. Слу­ша­тель был как бы за­быт — от­сю­да и по­лу­пу­стые за­лы. Ду­маю, что ес­ли бы в элек­трон­ной ака­де­ми­че­ской му­зы­ке со­зда­ва­лось что-то гло­баль­ное, то, на­вер­ное, про­цесс раз­ви­тия по­шел бы ина­че и ин­те­рес к та­кой му­зы­ке не осла­бе­вал.

Но для вас глав­ным ин­стру­мен­том оста­ет­ся син­те­за­тор?

Глав­ный — не зна­чит един­ствен­ный. По­это­му в мо­их про­из­ве­де­ни­ях сов­мест­но су­ще­ству­ют ор­кестр, хор, рок-груп­па, син­те­за­тор, зву­ки при­ро­ды. Хо­чу ска­зать: се­год­ня ис­кус­ство идет по пу­ти объ­еди­не­ния средств воз­дей­ствия. Этот про­цесс раз­ви­ва­ет­ся не толь­ко внут­ри му­зы­ки.

Мы на по­ро­ге по­яв­ле­ния ин­те­граль­но­го ис­кус­ства, в ко­то­ром смо­гут объ­еди­нить­ся му­зы­ка, дра­ма­ти­че­ское ис­кус­ство, по­э­зия, ки­но, свет, го­ло­гра­фия, ба­лет, цирк, спорт — спи­сок мо­жет быть про­дол­жен. Та­кой син­тез ре­а­лен, оста­лось толь­ко хо­ро­шо вло­жить­ся фи­нан­со­во: по­стро­ить спе­ци­аль­ные за­лы, где бы это бы­ло ре­а­ли­зо­ва­но. То­гда мы по­лу­чим син­те­ти­че­ское ис­кус­ство огром­ной си­лы, для ко­то­ро­го бу­дет пра­во­ме­рен во­прос об опас­но­сти воз­дей­ствия на че­ло­ве­че­скую пси­хи­ку.

Вы при­ни­ма­е­те уча­стие в ра­бо­те двух ас­со­ци­а­ций элек­трон­ной му­зы­ки — рос­сий­ской и со­здан­ной при ЮНЕСКО. Ка­ко­ва цель этих струк­тур?

Цель про­ста и про­зрач­на: поддержка элек­трон­ной му­зы­ки, про­дви­же­ние но­вых про­из­ве­де­ний. Взрыв­ное раз­ви­тие но­вых тех­но­ло­гий, свя­зан­ных с элек­тро­ни­кой и не толь­ко, по­ро­ди­ло ощу­ще­ние ка­ких-то иных, да­ле­ких по­ка го­ри­зон­тов в ис­кус­стве.

В ра­бо­те над ка­ки­ми про­из­ве­де­ни­я­ми всту­па­е­те в оче­ред­ной год?

Хо­чу за­вер­шить две ра­бо­ты, на­ча­тые мно­го лет на­зад. В США вы­хо­дил фильм «Щел­кун­чик и Кры­си­ный ко­роль», в ко­то­ром зву­ча­ла моя му­зы­ка (кар­ти­на Ан­дрея Кон­ча­лов­ско­го. — «Из­ве­стия»). Сей­час за­вер­шаю по мо­ти­вам это­го про­из­ве­де­ния рок-ба­лет с та­ким же на­зва­ни­ем.

И вто­рой про­ект — это кон­церт для скрип­ки. Я пе­ри­о­ди­че­ски бро­сал ра­бо­ту, за­тем на­кап­ли­вал ма­те­ри­ал и сно­ва воз­вра­щал­ся в про­цесс. Ду­маю в сле­ду­ю­щем го­ду за­вер­шить. А са­мым важ­ным со­бы­ти­ем в ухо­дя­щем го­ду ста­ла пре­мье­ра мес­сы «Де­вять ша­гов к Пре­об­ра­же­нию» для хо­ра, ор­кест­ра, ор­га­на, рок-груп­пы и пев­цов-со­ли­стов.

Вы удо­сто­е­ны мно­гих на­град, со­би­ра­е­те пол­ные за­лы. На­сколь­ко се­год­ня вам нуж­на лю­бовь ауди­то­рии?

Ко­гда-то я ду­мал, что на­гра­ды и вни­ма­ние мне без­раз­лич­ны. Ока­за­лось, это не так. На са­мом де­ле при­зна­ние и го­су­дар­ства, и мо­их слу­ша­те­лей под­дер­жи­ва­ет. Ка­кие-то лю­ди узна­ют мой элек­трон­ный ад­рес, пи­шут пись­ма. Все это да­ет ощу­ще­ние, что я де­лаю нуж­ное де­ло и есть смысл про­дол­жать ра­бо­тать даль­ше...

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.