Куль­ту­ра ми­ло­сер­дия

Izvestia - - Первая страница - Ма­ри­на Ло­шак Ге­не­раль­ный ди­рек­тор ГМИИ им. А.С. Пуш­ки­на

Ген­ди­рек­тор ГМИИ име­ни Пуш­ки­на Ма­ри­на Ло­шак — о том, как му­зеи де­ла­ют нас гу­ман­нее

Вб­ли­жай­шие вы­ход­ные в Рос­сии прой­дет ин­клю­зив­ная ак­ция «Му­зей для всех! — 2018». Уже несколь­ко лет это еже­год­ное ме­ро­при­я­тие объ­еди­ня­ет ве­ду­щие му­зей­ные ин­сти­ту­ции, ко­то­рые го­то­вят спе­ци­аль­ные про­грам­мы, экс­кур­сии, пре­зен­та­ции для по­се­ти­те­лей с огра­ни­чен­ны­ми воз­мож­но­стя­ми. По­доб­ные ини­ци­а­ти­вы по­мо­га­ют при­влечь вни­ма­ние об­ще­ства к этой про­бле­ме, за­став­ля­ют за­ду­мать­ся, как сде­лать наш мир бо­лее при­спо­соб­лен­ным для лю­дей с фи­зи­че­ски­ми и мен­таль­ны­ми слож­но­стя­ми.

Ко­неч­но, пред­сто­ит мно­го ра­бо­ты. Но вме­сте с тем на­до при­знать, что за по­след­ние го­ды в на­шей стране (и в му­зе­ях в част­но­сти) прой­ден огром­ный путь в на­прав­ле­нии ин­клю­зии. Несмот­ря на ат­мо­сфе­ру вза­им­но­го недо­ве­рия в се­го­дняш­нем ми­ре, са­мо общество ста­но­вит­ся бо­лее гу­ман­ным. Как ни стран­но, од­но не про­ти­во­ре­чит дру­го­му, а су­ще­ству­ет па­рал­лель­но. По­ли­ти­ки не мо­гут до­го­во­рить­ся о разору­же­нии, но ор­га­ни­за­ции и про­стые лю­ди по обе сто­ро­ны оке­а­на зна­чи­тель­но ак­тив­нее ста­ли ока­зы­вать под­держ­ку нуж­да­ю­щим­ся. Рос­сий­ские му­зеи — один из при­ме­ров этой тен­ден­ции.

Мы не толь­ко рас­ска­зы­ва­ем об ис­кус­стве, но пы­та­ем­ся на­пом­нить об­ще­ству о важ­но­сти мо­раль­но­го под­хо­да к жиз­ни, вы­све­тить про­бле­мы, о ко­то­рых необ­хо­ди­мо знать со­вре­мен­но­му че­ло­ве­ку. До недав­не­го вре­ме­ни в Рос­сии не за­ду­мы­ва­лись о си­стем­ной ра­бо­те с ин­ва­ли­да­ми. По­след­ние го­да три мы ста­ра­ем­ся на­вер­стать упу­щен­ное и мак­си­маль­но ши­ро­ко от­крыть на­ши две­ри для «осо­бых» по­се­ти­те­лей.

В на­ча­ле пу­ти мы еще не по­ни­ма­ли, на­сколь­ко это слож­но. Хо­тя ГМИИ дав­но ра­бо­та­ет с та­ки­ми людь­ми, это бы­ли оди­ноч­ки, неболь­шие груп­пы, с ко­то­ры­ми на­ши му­зей­ные пре­по­да­ва­те­ли за­ни­ма­лись арт-те­ра­пи­ей. На са­мом де­ле та­ких лю­дей го­раз­до боль­ше. Огром­ный па­рал­лель­ный мир, о ко­то­ром мы да­же не по­до­зре­ва­ем, ес­ли не хо­тим про это знать. Че­ло­ве­ку с фи­зи­че­ски­ми или мен­таль­ны­ми про­бле­ма­ми за­ча­стую и в го­ло­ву не при­хо­ди­ло от­пра­вить­ся в му­зей — у него не бы­ло ощу­ще­ния, что его здесь ждут и го­то­вы к его при­хо­ду.

Мы ста­ли учить­ся. Свя­за­лись с фон­да­ми, ко­то­рые объ­еди­ня­ют лю­дей сла­бо­слы­ша­щих, сле­пых, име­ю­щих мен­таль­ные осо­бен­но­сти... И на­ча­ли вы­ра­ба­ты­вать спо­со­бы, как при­ни­мать по­се­ти­те­лей, как вне­сти в их жизнь раз­но­об­ра­зие, а в ито­ге сде­лать мир дру­же­люб­нее. Сей­час мы при­ни­ма­ем боль­ше 20 тыс. та­ких лю­дей в год.

Тра­ди­ци­он­но счи­та­ет­ся, что на За­па­де от­но­ше­ние к лю­дям с огра­ни­чен­ны­ми воз­мож­но­стя­ми го­раз­до луч­ше. Но мо­гу ска­зать с пол­ной уве­рен­но­стью: за по­след­нее вре­мя си­ту­а­ция силь­но из­ме­ни­лась. Во мно­гом мы раз­ви­ва­ем­ся ак­тив­нее, ра­бо­та­ем изоб­ре­та­тель­нее. Мо­жет быть, по­то­му, что за­шли на эту тер­ри­то­рию поз­же и те­перь ста­ра­ем­ся на­вер­стать упу­щен­ное. Во вся­ком слу­чае пред­ста­ви­те­ли нью-йорк­ско­го Metropolitan, лон­дон­ско­го Му­зея Вик­то­рии и Аль­бер­та, ам­стер­дам­ско­го Рейкс­мю­се­ума, по­бы­вав у нас на ин­клю­зив­ном фе­сти­ва­ле, бы­ли по­ра­же­ны на­ши­ми но­вы­ми под­хо­да­ми.

На­при­мер, мы раз­ра­бо­та­ли и внед­ри­ли сенсорную кар­ту, ко­то­рая рас­ска­зы­ва­ет, ка­кой зал до­сту­пен для кон­крет­но­го че­ло­ве­ка. Для аутистов — од­ни за­лы, для лю­дей с клау­стро­фо­би­ей — дру­гие, для слабовидящих — третьи... Не каж­дый ев­ро­пей­ский му­зей име­ет та­кие кар­ты.

Еще по­яви­лась си­сте­ма, по­мо­га­ю­щая под­го­то­вить­ся к по­се­ще­нию му­зея. На­при­мер, де­ти, вос­пи­тан­ные в ин­тер­на­тах и име­ю­щие при­зна­ки асо­ци­аль­но­го по­ве­де­ния, ни­ко­гда не бы­ли в му­зее, и, ес­ли мы не адап­ти­ру­ем их к то­му, что они здесь уви­дят и услы­шат, это мо­жет стать стрес­сом, ко­то­рый не поз­во­лит ре­бя­там по­лу­чить удо­воль­ствие...

Мно­гие на­ши кол­ле­ги то­же оза­бо­че­ны во­про­са­ми ин­клю­зии. В част­но­сти, му­зей со­вре­мен­но­го ис­кус­ства «Га­раж» раз­ра­бо­тал сло­варь ис­кус­ство­вед­че­ской тер­ми­но­ло­гии для глу­хо­не­мых экс­кур­со­во­дов и по­се­ти­те­лей, про­вел пре­крас­ные вы­став­ки, ку­ра­то­ра­ми ко­то­рых бы­ли лю­ди с огра­ни­чен­ны­ми воз­мож­но­стя­ми. По­доб­ные про­ек­ты поз­во­ля­ют об­ще­ству стать гу­ман­нее.

МЫ ВНЕДРИ ЛИ СЕНСОРНУЮ КАР­ТУ, РАССКА ЗЫВАЮЩУЮ, КА­КОЙ ЗАЛ ДЛЯ КО­ГО ДО­СТУ­ПЕН. ДЛЯ АУТИСТОВ ОД­НИ ЗА­ЛЫ, ДЛЯ ЛЮ­ДЕЙ С КЛАУСТРО ФОБИЕЙ  ДРУ­ГИЕ, ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ  ТРЕТЬИ

При­ве­ду при­мер. В Пуш­кин­ском му­зее есть клуб юно­го ис­кус­ство­ве­да (КЮИ). Там еди­но­вре­мен­но обу­ча­ют­ся око­ло 4 тыс. ре­бят. По­ми­мо за­ня­тий с пе­да­го­га­ми вос­пи­тан­ни­ки за­дей­ство­ва­ны как во­лон­те­ры — ра­бо­та­ют с детьми, у ко­то­рых есть осо­бен­но­сти раз­ви­тия, со­про­вож­да­ют их, по­мо­га­ют по­чув­ство­вать се­бя в му­зее ком­форт­но. На­ши кю­иш­ни­ки счи­та­ют, что это их мис­сия — быть ря­дом.

В ко­неч­ном сче­те во­прос му­зей­ной ин­клю­зии — это не толь­ко по­мощь и вни­ма­ние к «осо­бым» по­се­ти­те­лям. Это еще и вос­пи­та­ние че­ло­ве­ка с вы­со­кой нрав­ствен­но­стью. Имен­но к это­му нас при­зы­ва­ет ис­кус­ство — и имен­но та­кую за­да­чу мы ста­вим пе­ред со­бой.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.