Вы­тек из ОПЕК

Вы­ход Ка­та­ра из ор­га­ни­за­ции не несет рис­ков рын­ку

Izvestia - - Первая страница - Ири­на Цы­ру­ле­ва, Эль­нар Бай­на­за­ров, По­ли­на Гри­цен­ко

КА­ТАР ДОБЫВАЕТ НЕБОЛЬ­ШИЕ ОБЪ­Е­МЫ ПО СРАВ НЕНИЮ С ОСТАЛЬНЫМИ БЛИЖНЕВОСТОЧНЫМИ СТРА­НА­МИ И НЕ ИМЕ­ЕТ КРУП­НЫХ НЕФ­ТЯ­НЫХ МЕ СТОРОЖДЕНИЙ, ПО­ЭТО­МУ КАЧНУТЬ ЧАШУ ВЕСОВ В СТО­РО­НУ ПЕРЕИЗБЫТКА ПРЕД­ЛО­ЖЕ­НИЯ НЕ ПО­ЛУ­ЧИТ­СЯ

Вы­ход Ка­та­ра из ОПЕК с ян­ва­ря 2019 го­да не ока­жет дав­ле­ния на ры­нок нефти и це­ны, рас­ска­за­ли опро­шен­ные «Из­ве­сти­я­ми» экс­пер­ты. Вли­я­ние это­го го­су­дар­ства на гло­баль­ный ба­ланс спро­са и пред­ло­же­ния неве­ли­ко вне за­ви­си­мо­сти от уча­стия в кар­те­ле. По мне­нию спе­ци­а­ли­стов, го­раз­до силь­нее на нефти ска­зы­ва­ет­ся тор­го­вая вой­на США и КНР, ко­то­рая за­мед­ля­ет тем­пы ро­ста ми­ро­вой эко­но­ми­ки. Си­ту­а­ция на рын­ке про­яс­нит­ся по­сле сам­ми­та ОПЕК+ в Вене 6–7 де­каб­ря, на ко­то­ром бу­дут об­суж­дать­ся ме­ры по даль­ней­ше­му огра­ни­че­нию до­бы­чи.

ПЕР­ВЫЙ НА ВЫ­ХОД

Ка­тар перестанет быть чле­ном ОПЕК с 1 ян­ва­ря 2019 го­да. Об этом на прес­скон­фе­рен­ции в До­хе за­явил ми­нистр энер­ге­ти­ки Са­ад бен Шри­да аль-Ка­а­би. Стра­на, на­хо­дя­ща­я­ся на 11-м ме­сте в кар­те­ле, про­из­во­дит при­мер­но 610 тыс. бар­ре­лей нефти в сут­ки, что со­став­ля­ет око­ло 2% всей до­бы­чи ОПЕК.

— Ре­ше­ние о вы­хо­де из ОПЕК от­ра­жа­ет же­ла­ние Ка­та­ра со­сре­до­то­чить свои уси­лия на пла­нах по раз­ви­тию и уве­ли­че­нию до­бы­чи при­род­но­го га­за с 77 млн т в год до 110 млн т в бли­жай­шие го­ды, — за­явил ми­нистр.

Ко­ти­ров­ки нефти сла­бо от­ре­а­ги­ро­ва­ли на та­кие за­яв­ле­ния. Сра­зу по­сле по­яв­ле­ния но­во­сти це­на нефти Brent в хо­де тор­гов на бир­же ICE в Лон­доне сни­зи­лась на 16 цен­тов — до $62,16 за бар­рель, что на 4,54% вы­ше уров­ня за­кры­тия преды­ду­щих тор­гов. Но уже спу­стя 20 ми­нут ко­ти­ров­ки отыг­ра­ли по­те­ри и вер­ну­лись к уровню $62,32 за бар­рель — на 4,8% вы­ше за­кры­тия тор­гов пят­ни­цы. К 19.30 по мос­ков­ско­му вре­ме­ни они со­ста­ви­ли $61,01 за бар­рель.

О вы­хо­де Ка­та­ра из ор­га­ни­за­ции ста­ло из­вест­но за несколь­ко дней до сам­ми­та ОПЕК+, ко­то­рый прой­дет в Вене 6–7 де­каб­ря. На нем пла­ни­ру­ет­ся при­нять ре­ше­ние, сто­ит ли вновь при­ни­мать ме­ры по огра­ни­че­нию до­бы­чи.

БЕЗ ЭФ­ФЕК­ТА ДОМИНО

В ми­нув­шие вы­ход­ные пре­зи­дент Рос­сии Вла­ди­мир Пу­тин, ком­мен­ти­руя встре­чу на по­лях сам­ми­та G20 с на­след­ным прин­цем Са­у­дов­ской Ара­вии Му­хам­ме­дом бен Сал­ма­ном Аль Са­у­дом, от­ме­тил: два го­су­дар­ства до­го­во­ри­лись о про­дле­нии со­гла­ше­ния ОПЕК+ по кон­тро­лю за до­бы­чей нефти, во­прос по по­во­ду объ­е­мов до­бы­чи оста­ет­ся от­кры­тым.

Ре­ше­ние Ка­та­ра вый­ти из неф­тя­но­го кар­те­ля не сто­ит свя­зы­вать с до­стиг­ну­тым со­гла­ше­ни­ем, за­яви­ла «Из­ве­сти­ям» со­вет­ник ди­рек­то­ра Рос­сий­ско­го ин­сти­ту­та стра­те­ги­че­ских ис­сле­до­ва­ний Еле­на Су­по­ни­на.

— Ка­тар уже на про­тя­же­нии несколь­ких ме­ся­цев го­то­вил этот шаг, ре­ше­ние не бы­ло спон­тан­ным, — по­яс­ни­ла экс­перт, от­ме­тив, что со­всем без по­ли­ти­ки в во­про­сах нефти и га­за, тем бо­лее на Ближ­нем Во­сто­ке, не обой­тись. — Но в боль­шей сте­пе­ни, ко­неч­но, До­ха ру­ко­вод­ство­ва­лась эко­но­ми­че­ски­ми со­об­ра­же­ни­я­ми.

Еле­на Су­по­ни­на за­ме­ти­ла: эф­фек­та домино ждать не сто­ит — вы­ход стра­ны не ста­нет при­ме­ром для дру­гих участ­ни­ков объ­еди­не­ния.

— Ка­тар не пер­вая стра­на, ре­шив­шая по­ки­нуть ря­ды кар­те­ля. На­при­мер, Ин­до­не­зия то вы­хо­ди­ла, то воз­вра­ща­лась в со­став струк­ту­ры (Джа­кар­та до­стиг­ла пи­ка в неф­те­до­бы­че и окон­ча­тель­но вы­шла из ОПЕК в де­каб­ре 2016 го­да. —

«Из­ве­стия»). До­ха оста­ет­ся глав­ным про­из­во­ди­те­лем га­за и не де­ла­ет по­го­ды на рын­ке нефти. По­это­му вряд ли мож­но го­во­рить, что она ста­нет при­ме­ром для дру­гих го­су­дарств. Тем бо­лее что в ОПЕК каж­дая стра­на во­прос сво­е­го пре­бы­ва­ния в кар­те­ле опре­де­ля­ет не ис­хо­дя из дей­ствий дру­го­го иг­ро­ка, а по сво­им эко­но­ми­че­ским со­об­ра­же­ни­ям, — под­черк­ну­ла во­сто­ко­вед.

С ней со­гла­сен и ве­ду­щий экс­перт Фон­да на­ци­о­наль­ной энер­ге­ти­че­ской без­опас­но­сти Игорь Юш­ков. ОПЕК+ дей­ству­ет на ба­зе ОПЕК, и раз­вал обе­их ор­га­ни­за­ций, по его сло­вам, при­ве­дет к су­ще­ствен­но­му сни­же­нию цен, а это не нуж­но ни од­ной из стран.

ПО­ЛИ­ТИ­ЧЕ­СКИЙ ВО­ПРОС

Игорь Юш­ков тем не ме­нее уве­рен, что при­чи­ны вы­хо­да Ка­та­ра из ОПЕК в боль­шей сте­пе­ни по­ли­ти­че­ские, чем эко­но­ми­че­ские: у Ка­та­ра на­пря­жен­ные от­но­ше­ния с Са­у­дов­ской Ара­ви­ей, и он не хо­чет ра­бо­тать под ее дав­ле­ни­ем да­же фор­маль­но. О пре­об­ла­да­нии по­ли­ти­ки в ре­ше­нии Ка­та­ра так­же го­во­рит и ана­ли­тик «От­кры­тие Бро­кер» Ти­мур Ниг­ма­тул­лин. — Я ду­маю, это все по­ли­ти­ка и след­ствие ка­тар­ско­го ди­пло­ма­ти­че­ско­го кри­зи­са. Не ис­клю­чаю, что мно­гие спе­ку­лян­ты да­же ста­ли иг­рать на по­вы­ше­ние по нефти из-за ожи­да­ния ка­ких-то но­во­стей в этом плане, — от­ме­тил ана­ли­тик.

От­но­ше­ния меж­ду Са­у­дов­ской Ара­ви­ей, де-фа­кто ли­де­ром объ­еди­не­ния, и Ка­та­ром се­го­дня ху­же неку­да, по­это­му вы­ход по­след­не­го из ОПЕК не по­до­льет мас­ла в огонь, счи­та­ет Еле­на Су­по­ни­на.

Ра­нее свое член­ство в ря­дах ор­га­ни­за­ции в раз­ное вре­мя уже при­оста­нав­ли­ва­ли Га­бон, по сво­им за­па­сам за­ни­ма­ю­щий пя­тое ме­сто в Аф­ри­ке, а так­же Эк­ва­дор, обу­сло­вив­ший этот шаг неже­ла­ни­ем вно­сить еже­год­но $2 млн в ка­че­стве член­ско­го взно­са в объ­еди­не­ние. О воз­мож­но­сти по­ки­нуть ОПЕК в слу­чае, ес­ли санк­ции США под­верг­нут уда­ру иран­скую неф­тя­ную про­мыш­лен­ность, в мае те­ку­ще­го го­да го­во­рил и ми­нистр нефти Ира­на Би­жан Зан­гане.

На де­ло­вых от­но­ше­ни­ях с Рос­си­ей ре­ше­ние Ка­та­ра не ска­жет­ся, рас­ска­зал «Из­ве­сти­ям» пред­се­да­тель Рос­сий­ско-ка­тар­ско­го де­ло­во­го со­ве­та Ах­мет Па­лан­ко­ев.

— В До­хе за­ин­те­ре­со­ва­ны в под­дер­жа­нии ста­биль­ных от­но­ше­ний с на­шей стра­ной. Все по­след­ние ин­ве­сти­ции Ка­та­ра в Рос­сию до­ка­зы­ва­ют его по­ло­жи­тель­ное к нам от­но­ше­ние, — за­явил Ах­мет Па­лан­ко­ев. — Что ка­са­ет­ся ро­ста кон­ку­рен­ции на рын­ке га­за, до­бы­чу ко­то­ро­го ближ­не­во­сточ­ная мо­нар­хия обе­ща­ла на­рас­тить, сто­ит от­ме­тить: у ка­тар­цев в этом плане есть свой ры­нок — сжи­жен­но­го га­за, а у нас свой — га­за тру­бо­про­вод­но­го. Хо­тя не­ко­то­рый эле­мент кон­ку­рен­ции есть, но к ОПЕК он от­но­ше­ния не име­ет.

ОСТА­НЕТ­СЯ ЛИ В ПЛЮСЕ

Вы­ход Ка­та­ра из кар­те­ля по­тен­ци­аль­но нега­ти­вен для рын­ка нефти, счи­та­ет ана­ли­тик «От­кры­тие Бро­кер» Ти­мур Ниг­ма­тул­лин. Ос­нов­ное пред­на­зна­че­ние кар­те­ля — кон­троль над це­но­об­ра­зо­ва­ни­ем. И чем мень­ше стран в ОПЕК, тем сла­бее кон­троль над рын­ком.

— Тем не ме­нее оче­вид­но, что стра­на не силь­но вли­я­ет на гло­баль­ный ба­ланс спро­са и пред­ло­же­ния вне за­ви­си­мо­сти от уча­стия в кар­те­ле, — от­ме­тил он.

Вы­ход Ка­та­ра из ОПЕК не по­вли­я­ет на ми­ро­вой ры­нок нефти, по­ла­га­ет ве­ду­щий экс­перт Со­ю­за неф­те­га­зо­про­мыш­лен­ни­ков Рос­сии Рустам Тан­ка­ев. Ре­ше­ния ОПЕК боль­шо­го зна­че­ния уже не име­ют, а в со­гла­ше­нии ОПЕК+ Ка­тар со­хра­ня­ет свои по­зи­ции. Со­гла­ше­ние ОПЕК+ кон­тро­ли­ру­ет 95–98% меж­ду­на­род­ной тор­гов­ли нефти и 70% — неф­те­про­дук­тов, на­пом­нил он.

Се­го­дня боль­ший ин­те­рес вы­зы­ва­ет не столь­ко вы­ход Ка­та­ра из ОПЕК, сколь­ко то, вый­дет ли он из ОПЕК+.

— Это го­раз­до бо­лее су­ще­ствен­но для се­го­дняш­них ре­а­лий, так как воз­дей­ство­вать на ры­нок мож­но сей­час толь­ко в фор­ма­те ОПЕК+. Это бу­дет су­ще­ствен­ный по­ли­ти­че­ский ход, — по­яс­нил «Из­ве­сти­ям» за­ме­сти­тель ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра Ин­сти­ту­та на­ци­о­наль­ной энер­ге­ти­ки Алек­сандр Фро­лов.

При со­хра­не­нии по­зи­ций в ОПЕК+ Ка­та­ру мо­гут от­дель­но про­пи­сать огра­ни­че­ния по объ­е­му до­бы­чи, как для Рос­сии, счи­та­ет Игорь Юш­ков.

— Но, да­же ес­ли Ка­тар объ­явит, что не под­чи­ня­ет­ся ни­ка­ким кво­там, су­ще­ствен­но на­рас­тить объ­е­мы до­бы­чи нефти не по­лу­чит­ся. Го­су­дар­ство добывает неболь­шие объ­е­мы по срав­не­нию с остальными ближневосточными стра­на­ми и не име­ет круп­ных неф­тя­ных ме­сто­рож­де­ний, по­это­му качнуть чашу весов в сто­ро­ну переизбытка пред­ло­же­ния не по­лу­чит­ся, — по­ла­га­ет экс­перт.

Ес­ли це­ны на нефть слег­ка и умень­шат­ся на фоне за­яв­ле­ний Ка­та­ра, то по ито­гам за­се­да­ния мо­ни­то­рин­го­во­го ко­ми­те­та ОПЕК+, где Рос­сия и Са­у­дов­ская Ара­вия, как ожи­да­ет­ся, объ­явят о сни­же­нии объ­е­мов до­бы­чи, они сно­ва немно­го пой­дут вверх, счи­та­ет Игорь Юш­ков.

Ти­мур Ниг­ма­тул­лин до­бав­ля­ет: ло­каль­но го­раз­до боль­шее вли­я­ние на ры­нок нефти, чем Ка­тар, ока­зы­ва­ет се­го­дня тор­го­вая вой­на США и КНР, ко­то­рая за­мед­ля­ет тем­пы ро­ста ми­ро­вой тор­гов­ли, а зна­чит, и ми­ро­вой эко­но­ми­ки.

| ТАСС | EPA | STR

Ко­ти­ров­ки нефти по­чти не от­ре­а­ги­ро­ва­ли на за­яв­ле­ние Ка­та­ра

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.