Бес­сроч­ный рек­ви­ем

Спи­так­ское зем­ле­тря­се­ние 1988 го­да в вос­по­ми­на­ни­ях оче­вид­цев

Izvestia - - Первая страница - Ки­рилл Гу­лов, Эль­нар Бай­на­за­ров

Спи­так­ское зем­ле­тря­се­ние в вос­по­ми­на­ни­ях оче­вид­цев

Это дол­жен был быть обыч­ный де­кабрь­ский день — се­ре­ди­на ра­бо­чей неде­ли, 7 де­каб­ря. Лю­ди с лег­ким пред­но­во­год­ним на­стро­е­ни­ем за­ни­ма­лись сво­и­ми де­ла­ми, ко­гда за 19 ми­нут до по­лу­дня за­дро­жа­ли го­ры. При­ро­де хватило все­го 30 се­кунд, что­бы де­сят­ки ты­сяч че­ло­век бы­ли по­гре­бе­ны, неко­то­рые из них так и не уви­де­ли боль­ше сол­неч­но­го све­та. По офи­ци­аль­ным дан­ным, по­гиб­ли 25 тыс. че­ло­век, око­ло 140 тыс. по­стра­да­ли, 514 тыс. ли­ши­лись кры­ши над го­ло­вой. То­гда Ар­ме­нии по­мо­га­ли всем ми­ром — 111 стран. О тра­ги­че­ских со­бы­ти­ях трид­ца­ти­лет­ней дав­но­сти вме­сте с оче­вид­ца­ми вспо­ми­на­ли кор­ре­спон­ден­ты «Из­ве­стий».

ОТГОЛОСКИ СТРАШ­НО­ГО ДНЯ

Зем­ле­тря­се­ние на­зва­ли по име­ни го­ро­да Спи­так. Имен­но здесь на­хо­дил­ся эпи­центр, а маг­ни­ту­да до­стиг­ла 10 бал­лов по 12-балль­ной шкале. Го­род был раз­ру­шен прак­ти­че­ски пол­но­стью. Как за­яви­ли «Из­ве­сти­ям» в мэ­рии Спи­та­ка, го­во­рить о пол­ном вос­ста­нов­ле­нии нель­зя до сих пор. Несмот­ря на трид­цать лет, про­шед­ших с мо­мен­та тра­ге­дии, в на­се­лен­ном пунк­те все еще ве­дут­ся ра­бо­ты по устра­не­нию его по­след­ствий.

— Сей­час, трид­цать лет спу­стя, оста­лось 430 се­мей, у ко­то­рых нет до­ма. Они жи­вут в ва­гон­чи­ках. Ко­гда точ­но им дадут жи­лье, ска­зать не мо­жем, на­вер­ное, ни­кто не мо­жет, — со­об­щи­ли «Из­ве­сти­ям» в му­ни­ци­па­ли­те­те. — Уже неде­лю, как к нам со все­го ми­ра при­ле­та­ют лю­ди, ко­то­рые то­гда от­клик­ну­лись на зов по­мо­щи и сда­ли кровь. По­за­вче­ра при­хо­ди­ли лет­чи­ки, во­зив­шие то­гда де­тей в боль­ни­цы все­го Со­ю­за. Спи­так пом­нит всех, кто по­мо­гал. В честь стран, ко­то­рые предо­ста­ви­ли нам по­мощь, мы на­зы­ва­ем це­лые ча­сти го­ро­да. В честь Рос­сии на­зван рай­он воз­ле мэ­рии — Ру­са­кан.

СЕКУНДЫ, ЧА­СЫ, ДНИ

Ма­лень­ко­го маль­чи­ка Га­лу­ста ка­та­стро­фа за­ста­ла за школьной пар­той. В тре­тьем клас­се об­ще­об­ра­зо­ва­тель­ной шко­лы № 10 го­ро­да Ле­ни­на­ка­на шел урок, ко­гда сти­хия как кар­точ­ный до­мик сло­жи­ла учеб­ное зда­ние. Он вспо­ми­на­ет эти мо­мен­ты об­ры­воч­но, на­столь­ко неожи­дан­ным и шо­ки­ру­ю­щим бы­ло про­ис­хо­див­шее.

— По­чти все мои воспоминания со­хра­ни­лись с мо­мен­та, ко­гда нас вы­та­щи­ли из-под за­ва­лов. Я про­ле­жал под ни­ми боль­ше двух су­ток вме­сте со всем клас­сом. Пе­ред тем как нас за­ва­ли­ло, я пом­ню, как учительница побежала в на­шу сто­ро­ну в на­деж­де заслонить часть моих одноклассников сво­им те­лом от па­да­ю­щих стен и потолка. Но ей не хватило считаных се­кунд. Мы все в один мо­мент провалились вниз, и нас на­кры­ло па­нель­ны­ми пли­та­ми и стро­и­тель­ны­ми кам­ня­ми. Я успел схва­тить за ру­ку свою од­но­класс­ни­цу Та­гуи. Все эти бес­ко­неч­ные два дня она бы­ла един­ствен­ным че­ло­ве­ком, при­сут­ствие ко­то­ро­го я мог ощу­щать, — де­лит­ся сво­ей ис­то­ри­ей Га­луст.

По вос­по­ми­на­ни­ям его сест­ры Ла­лы, во­круг шко­лы бес­пре­стан­но, по­ка ра­бо­та­ли спа­са­те­ли, сто­я­ли род­ствен­ни­ки по­гре­бен­ных за­жи­во де­тей, те­ша се­бя при­зрач­ной на­деж­дой на чу­до. Маль­чик, нас­коль­ко хва­та­ло сил, не пе­ре­ста­вал звать на по­мощь, и в один мо­мент, спу­стя уже двое су­ток, Ла­ла услы­ша­ла его сла­бый го­лос, про­рвав­ший­ся сквозь об­лом­ки зда­ния.

— Пом­ню мо­мент, ко­гда спа­са­тель до­брал­ся до меня и на­чал тя­нуть вверх. Я и Та­гуи все это вре­мя дер­жа­лись за ру­ки, но ко­гда Ми­ха­ил, так зва­ли спа­са­те­ля, вы­тас­ки­вал меня из за­ва­ла, моя ру­ка раз­жа­лась. Та­гуи оста­лась там.

Спа­са­те­ли про­дол­жа­ли ра­бо­тать до из­не­мо­же­ния. Про­шло еще несколь­ко ча­сов. Им уда­лось ис­кус­но рас­ко­лоть пли­ту, за­кры­вав­шую путь де­воч­ке на сво­бо­ду. Кон­струк­ция не об­ру­ши­лась, и Та­гуи спас­ли.

— На тот мо­мент она, как и я, не по­ни­ма­ла, что про­ис­хо­дит. Со­брав­ши­е­ся лю­ди пе­ре­да­ва­ли нас по ру­кам в сто­ро­ну па­лат­ки и костра. Там мы про­дол­жа­ли ждать, ко­гда род­ные нас най­дут и ко­гда вы­та­щат дру­гих одноклассников. Спа­са­тель­ные ра­бо­ты шли без оста­но­вок. Мы каж­дый день при­хо­ди­ли вдво­ем на это ме­сто в на­деж­де до­ждать­ся остав­ших­ся ре­бят и учи­тель­ни­цу. Это­го так и не про­изо­шло. Га­луст и Та­гуи ока­за­лись един­ствен­ны­ми, ко­го смог­ли спа­сти из все­го клас­са.

КО­ГДА МУЖ­ЧИ­НЫ ПЛА­КА­ЛИ

Для 28-лет­ней де­вуш­ки Ка­рине Ата­не­сян это был тре­тий день ра­бо­ты в пси­хо­нев­ро­ло­ги­че­ском дис­пан­се­ре го­ро­да Ле­ни­на­ка­на (ныне Гюмри. — «Из­ве­стия»). Неко­то­рое вре­мя на­зад она пе­ре­ква­ли­фи­ци­ро­ва­лась в пси­хи­ат­ра и при­ни­ма­ла сво­е­го пер­во­го па­ци­ен­та. В этот мо­мент ее и застал под­зем­ный толчок.

— Мы вы­ско­чи­ли из зда­ния, пря­мо пе­ред нами ру­ши­лись мно­го­этаж­ки, но я не слы­ша­ла шу­ма, бы­ло суже­ние со­зна­ния. Сра­зу по­сле пер­во­го толч­ка я побежала к до­му сво­ей сест­ры, — вспо­ми­на­ет Ка­рине. — Ули­цу, на ко­то­рой она жи­ла, бы­ло не узнать. По до­ро­ге я ви­де­ла лю­дей, по­кры­тых кро­вью, ли­ца в бе­лой пы­ли. Де­ре­вья пе­ре­ги­ба­лись до зем­ли — это был вто­рой толчок. Бы­ло ощу­ще­ние, что это ки­но, де­ко­ра­ции. Лю­ди бы­ли в разо­рван­ных одеж­дах, кри­ча­ли, просили по­мочь. В бе­лой пы­ли и шту­ка­тур­ке я за­ста­ла и свою сест­ру с двух­лет­ним ре­бен­ком на ру­ках. Они смог­ли вы­брать­ся из-под об­лом­ков. Я с тру­дом их узнала. Пле­мян­ни­ка — толь­ко по одежде.

При­род­ная ка­та­стро­фа то­гда над­ло­ми­ла мно­гих жи­те­лей, по­те­ряв­ших сво­их лю­би­мых. Силь­ные духом лю­ди да­ва­ли сла­би­ну и не мог­ли сдер­жать оку­тав­шую их боль. Для неко­то­рых, на­обо­рот, вре­мя в один мо­мент оста­но­ви­лось и про­ис­хо­див­шее во­круг уже не име­ло ни­ка­ко­го зна­че­ния.

— Са­мое ду­ше­раз­ди­ра­ю­щее для мно­гих бы­ло слы­шать вой — не плач, а имен­но громкий вой муж-

Я ПОМ­НЮ, КАК УЧИТЕЛЬНИЦА ПОБЕЖАЛА В НА­ШУ СТО­РО­НУ В НА­ДЕЖ­ДЕ ЗАСЛОНИТЬ ЧАСТЬ МОИХ ОДНОКЛАССНИКОВ СВО­ИМ ТЕ­ЛОМ ОТ ПАДАЮ ЩИХ СТЕН И ПОТОЛКА. НО ЕЙ НЕ ХВАТИЛО СЧИТАНЫХ СЕ­КУНД. МЫ ВСЕ В ОДИН МО­МЕНТ ПРОВАЛИЛИСЬ ВНИЗ

чин, ле­жав­ших на гру­де кам­ней соб­ствен­ных до­мов, под за­ва­ла­ми ко­то­рых бы­ли близ­кие. Пом­ню жен­щи­ну ока­ме­нев­шую, со­вер­шен­но не ре­а­ги­ро­вав­шую ни на что. Она сто­я­ла ря­дом с ма­лень­ким гро­би­ком, а на ули­це бы­ло очень хо­лод­но, я про­сто вста­ви­ла ей в рот таб­лет­ку. Их нам при­вез­ли вра­чи из ин­сти­ту­та Ск­ли­фо­сов­ско­го. В те же дни к нам в при­ем­ную од­ной боль­ни­цы при­ве­ли рус­ско­го мо­ло­до­го сол­да­ти­ка, он со­шел с ума от уви­ден­но­го, не смог вы­не­сти.

ПАЛАТКА ВМЕ­СТО ШКО­ЛЫ

Гри­гор Си­мо­нян 30 лет на­зад был обыч­ным се­ми­лет­ним маль­чи­ком из Ле­ни­на­ка­на, учил­ся в пер­вом клас­се и ду­мал, как по­сле уро­ков вер­нет­ся до­мой, где его ждет вкус­ный ба­буш­кин мат­на­каш — ар­мян­ский хлеб. Тра­ге­дию он застал на школьной ли­ней­ке.

— Моя шко­ла со­сто­я­ла из двух зда­ний — ста­лин­ско­го и хру­щев­ско­го пе­ри­о­дов. По­след­нее пол­но­стью раз­ру­ши­лось, бы­ло мно­го жертв. Мне по­вез­ло — во вре­мя пер­во­го толч­ка я был в дру­гой ча­сти шко­лы. Мы вы­бе­жа­ли на ули­цу и сто­я­ли в смя­те­нии. Я пом­ню, как ро­ди­те­ли рыс­ка­ли по школь­но­му дво­ру, иска­ли сво­их де­тей, учи­те­ля то­же иска­ли уче­ни­ков, сво­их кол­лег. Мы все сто­я­ли в школьной фор­ме. Несмот­ря на хо­лод, возвращаться об­рат­но в зда­ние ни­кто не то­ро­пил­ся.

Отец на­шел Гри­го­ра до­воль­но быст­ро. По его вос­по­ми­на­ни­ям, день был про­мозг­лый и ту­ман­ный — при мыс­ли о тра­ге­дии все вы­жив­шие вспо­ми­на­ют имен­но туман.

— Мы с от­цом по­бе­жа­ли к те­те, потому что у нее был ста­рый дом и он не был раз­ру­шен. По до­ро­ге я успел за­ме­тить, что от на­шей ули­цы и на­ше­го до­ма прак­ти­че­ски ни­че­го не оста­лось. На со­сед­ней ули­це я уви­дел, что зда­ния, где ра­бо­та­ла ма­ма, боль­ше нет.

Папа Гри­го­ра то­же участ­во­вал в рас­коп­ках. По его сло­вам, это бы­ло как еже­днев­ная ра­бо­та. Все муж­чи­ны в до­ме с утра под­ни­ма­лись, зав­тра­ка­ли и шли ис­кать вы­жив­ших. Где-то че­рез неде­лю они на­шли под за­ва­ла­ми тела ба­буш­ки и бра­та.

— Че­рез несколь­ко дней по­сле зем­ле­тря­се­ния во дво­ре ста­ро­го зда­ния шко­лы раз­би­ли па­лат­ки и воз­об­но­ви­ли обу­че­ние — несмот­ря на сто­яв­шие хо­ло­да, мы сно­ва учи­лись. Бы­ло очень важ­но не те­рять се­местр, что­бы в сле­ду­ю­щем го­ду пой­ти во вто­рой класс. Спу­стя два ме­ся­ца мы уже си­де­ли в обыч­ной шко­ле за при­выч­ны­ми пар­та­ми. Мно­гие де­ти бо­я­лись за­хо­дить в ста­рое зда­ние шко­лы из стра­ха, что все по­вто­рит­ся. Ду­маю, я то­же бо­ял­ся. По­это­му род­ствен­ни­ки от­ве­ли меня к пси­хо­ло­гу. Это бы­ла пер­вая в мо­ей жиз­ни встре­ча с ино­стран­цем — фран­цу­жен­кой из «Вра­чей без гра­ниц». Она го­во­ри­ла на сво­ем язы­ке, а ря­дом си­де­ла де­вуш­ка, сту­дент­ка с фи­ло­ло­ги­че­ско­го фа­куль­те­та из Ере­ва­на, и переводила. Со вре­ме­нем я на­чал це­нить то, что то­гда сде­ла­ли «Вра­чи без гра­ниц», все боль­ше и боль­ше. И в ито­ге, мо­же­те счи­тать это про­ви­де­ни­ем, я сам стал вра­чом — гла­вой мис­сии «Вра­чей без гра­ниц» на Укра­ине.

СОСТРАДАНИЕ БЕЗ ГРА­НИЦ

На тра­ге­дию в Ар­мян­ской ССР от­клик­ну­лась не про­сто вся стра­на. Но­вость вслед за вол­ной, вы­зван­ной зем­ле­тря­се­ни­ем, обо­шла всю зем­лю. В зо­ну ка­та­стро­фы на­ча­ли сте­кать­ся спа­са­те­ли, вра­чи и про­сто нерав­но­душ­ные лю­ди, го­то­вые хоть чем-то по­мочь.

СССР впер­вые с 20-х го­дов XX ве­ка от­крыл гра­ни­цы для меж­ду­на­род­ных гу­ма­ни­тар­ных ор­га­ни­за­ций и со­гла­сил­ся при­нять по­мощь от ино­стран­ных го­су­дарств. Сре­ди них бы­ли и те, у ко­го от­сут­ство­ва­ли ди­пот­но­ше­ния с Со­вет­ским Со­ю­зом. Од­ним из пер­вых от­клик­нул­ся Из­ра­иль, с ко­то­рым Москва по­сле вой­ны 1967 го­да разо­рва­ла все кон­так­ты.

По­сол ев­рей­ско­го го­су­дар­ства в Ар­ме­нии Эли Еру­шал­ми в бе­се­де с «Из­ве­сти­я­ми» вспом­нил те дни, ко­гда его стра­на при­ни­ма­ла ис­то­ри­че­ское ре­ше­ние ока­зать по­мощь СССР.

— Один из пунк­тов по­ли­ти­ки Из­ра­и­ля — по­мо­гать стра­нам, ко­то­рые на­хо­дят­ся в бе­де. Неваж­но, есть ди­п­ло­ма­ти­че­ские от­но­ше­ния или нет, мы про­тя­ги­ва­ем ру­ку по­мо­щи. Мы сра­зу же об­ра­ти­лись к со­вет­ским вла­стям с пред­ло­же­ни­ем по­мочь и по­лу­чить раз­ре­ше­ние до­ста­вить на­ши са­мо­ле­ты с гу­ма­ни­тар­ным гру­зом в Ар­ме­нию. И Москва со­гла­си­лась. Мы до­ста­ви­ли в рай­он зем­ле­тря­се­ния ме­ди­ка­мен­ты, создали по­ле­вой гос­пи­таль, при­сла­ли ко­ман­ду спа­са­те­лей, ко­то­рые раз­би­ра­ли за­ва­лы. Ес­ли задуматься, ре­ше­ние СССР при­нять из­ра­иль­скую по­мощь мож­но рас­це­ни­вать как пер­вый шаг к даль­ней­шей нор­ма­ли­за­ции от­но­ше­ний меж­ду на­ши­ми стра­на­ми (ди­пот­но­ше­ния меж­ду Рос­си­ей и Из­ра­и­лем бы­ли вос­ста­нов­ле­ны в 1991 го­ду. —

«Из­ве­стия»).

На сле­ду­ю­щий день по­сле ка­та­стро­фы при­хо­дит­ся важ­ный празд­ник Ар­мян­ской церк­ви: День апо­сто­ла Вар­фо­ло­мея — по­кро­ви­те­ля Ар­ме­нии. И буд­то бы сам свя­той по­ка­зал, что не бро­сит эту зем­лю в бе­де, — 8 де­каб­ря с пред­ло­же­ни­я­ми о по­мо­щи ар­мян­ско­му на­ро­ду вы­сту­пи­ли 111 стран.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.